ЛУЧШИЙ ПОСТ:
— По, быстрее, опоздаем! — крик Шары, кажется, донесся до всех уголков дома, а сама она быстренько сделала последний большой глоток подостывшего кафа, отставляя кружку куда-то в сторону... — Shara Bey

САМЫЕ АКТИВНЫЕ:
ЦИТАТА НЕДЕЛИ:
«Люк для сестры всегда казался несгибаемым, порой она спрашивала себя, найдется ли с галактике сила, способная сломать ее брата, и отказывалась искать ответ, потому что боялась узнать»,Leia Organa Solo

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД И ИГРОКИ НЕДЕЛИ:

Добро пожаловать на ролевую игру GALAXY FAR, FAR AWAY по известной вселенной Star Wars. Действия игры разворачиваются во всех временных рамках, учитывая расширенную вселенную. А это значит, что у нас будут рады и Ревану, и графу Дуку под руку с принцессой Леей и «не последним» товарищем Финном. Игра разделена на зоны, где каждый герой может начать свою историю заново или написать ее так, как давно мечтал! Галактика большая, и в ней найдется место всем и каждому. Если у вас есть вопросы, поищите ответы в FAQ, возможно, их уже задавали до вас. Связаться с администрацией вы всегда можете в гостевой.

«Все очень просто.
Нужно только решить, чего ты хочешь». (с) ПОРГОВ ХОЧУ!

Рейтинг форумов Forum-top.ru


АДМИНИСТРАЦИЯ:
Генерал СелчуМиссис СелчуЕе Величество АмидалаСкайрокер

САМЫЕ НУЖНЫЕ:

Вверх страницы

Вниз страницы

A GALAXY FAR, FAR AWAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Завершенные истории » Встреча с прошлым


Встреча с прошлым

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

ВСТРЕЧА С ПРОШЛЫМ4 ДБЯ

♦ Anakin Skywalker, Ahsoka Tano

♦ Тайтон, заброшенный храм джедаев

В поисках ответов, которые может дать только Сила, Вейдер и Асока по отдельности одновременно пребывают на Тайтон, чтобы посетить один из старых храмов джедаев. Где и происходит их случайная «встреча с прошлым».

+1

2

«Тайтон прекрасен и могуч, загадочен и опасен, наполнен тайнами и открыт для тех, кто несёт в себе связь с Силой. Он существовал задолго до нашего появления, его тайны пребывали незримыми для чьего-либо взора, несознаваемые чьим-либо разумом. Поэтому Тайтон пугает меня. Он для нас — всё, и в то же время мы для него — ничто. Нам всего лишь дозволено пройти рядом с ним.»
— Дже'дайи-отшельник Ни'ландер

Чтобы победит врага, надо знать его изнутри, понимать, чем он руководствуется. А потому Энакин проводил дни, изучая библиотеку и голокроны ситхов, чтобы раздобыть как можно больше сведений о противнике. Того, что он узнал будучи джедаем, ему казалось недостаточным. Мир имеет свойство меняться, а враги, как часть этого мира, тоже не думают стоять на месте.
И вот, однажды он наткнулся на записи о планете Тайтон, где когда-то давно дислоцировались Дже`Дайи, до того как стали частью республики в составе ордена рыцарей Джедай.
Не то, чтобы информация эта была секретной, об этом Лорд Вейдер знал ещё будучи падаваном, но в голокронах представителей Тёмной стороны Силы он нашёл немало сведений, которые скрывались от многих. Как, например, сведения о создании Терентатеков ситхами именно на этой планете, спустя многие годы после окончания кровавых войн Дже`Дайи. Это показалось ему интересным. Настолько интересным, что он решил совершить паломничество "по местам былой славы" и более тщательно изучить прошлое противника, дабы лучше понимать, как может развиваться его будущее.

Тщательно обдумав намечающуюся поездку, лорд пришёл к мнению, что не стоит привлекать к себе излишнего внимания, а потому вместо своего привычного корабля одолжил один из стареньких Y-крыльев, состоящих во флоте Империи. Конечно, можно было полететь в одиночку, однако, от внештатных ситуаций не застрахован никто, а потому, несмотря на то, что он с самого детства обладал навыками пилотирования и был, возможно, лучшим пилотом галактики, Скайуокер всё-же взял с собой второго пилота. Это позволило ему не тратить много сил во время перелёта, и даже немного расслабиться в пути.

И вот уже корабль снижает скорость, выходя из гиперпространства, и в иллюминаторе виднеется долгожданная планета.
Как ни странно, но к планете они подлетели без происшествий. Ни одна из аномалий не помешала их перелёту. Веление Силы? Быть может.

- Куда направляемся? - спросил у него пилот.

Открыв портативную мини-карту, Вейдер поразмышлял. Тут было множество достопримечательностей. Во-первых, храмы Дже`Дайи, расположенные на планете, Во-вторых, Храм и академия Джедаев, вернувшихся туда позднее. Ну и в третьих, аванпосты и экспериментальные площадки Ситов. Недолго думая, Скайуокер решил начать изучение с самого начала.

- Лети сюда! - указал он на карте точку, где находился один из храмов первого в истории ордена чувствительных к силе, предположительно уцелевший. - На месте разберёмся.

И вот планета раскрыла странникам себя. Какая-же разрушительная сила могла так на неё повлиять? Наверное, только сама Сила была способна на такое... Кругом одни развалины! Казалось, что даже само существование любых организмов здесь невозможно...
Храм был. Но это было скорее скопление обломков, чем полноценная конструкция. Однако... Чем чёрт не шутит? Может, и удастся там откопать что-нибудь стоящее?

Отредактировано Anakin Skywalker (2016-06-22 06:35:16)

+1

3

Асока прибыла на Тайтон за ответами, за ответами, которые ей были сейчас просто необходимы. После последней встречи с Вейдером на Малакоре женщина находилась в неком смятении. Она всегда сомневалась в правильности своего выбора отказаться о того, чтобы быть джедаем, но теперь, зная, к каким ужасным последствиям это отчасти привело, Тано ещё больше стала задумываться был ли её почти спонтанно совершённый поступок ошибкой, и как ей теперь следовало действовать, чтобы всё исправить. Ответы на эти вопросы могла дать только Сила, Сила которая сама всё это позволила и допустила. Асоке нужны были знания древних мудрых джедаев, Асоке нужны были наставления и ответы, подсказки для того, чтобы на этот раз выбрать верный путь. И женщина прибыла в одно из самых «духовных» мест галактики, буквально мест самого крупного сосредоточения Силы, чтобы необходимая ей информация открылась, дабы знать, как спасти от тьмы своего бывшего мастера, от гнёта империи тысячи планет и просто жить дальше.
На этот раз женщина не стала брать в подобное путешествие кого бы то ни было, ни Кэнана, ни Эзру, вообще никого. Ей хотелось побыть наедине, всё тщательно обдумать и взвесить, переосмыслить собственную жизнь от чего Тано прилетела на эту загадочную планету одна, совсем одна.
Умело пилотируя небольшой кораблик, так как в прошедшие счастливые времена войн клонов, тогрута с ловкостью посадила его недалеко от одного из старых заброшенных храмов и ступила на поверхность планеты.
Почему Асока выбрала это место? Она толком не знала. Казалось, её вело какое-то странное предчувствие, словно сама Сила указывала женщине, куда именно ей следовало лететь. И Тано знала, что здесь она вновь должна была «встретиться со своей судьбой», понять собственное предназначение в этом мире.
Подойдя чуть ближе к древнему строению, Тано осмотрелась вокруг и на мгновение задумалась, было ли у неё право открывать один из первых храмов джедаев, было ли у неё право входить внутрь, в поисках его секретов, если сама она уже давно не была джедаем. Там на Лотале, женщина так и не решилась этого сделать. Но теперь, когда, казалось, сама Сила заставила её прибыть в такие далёкие дали, отступать было уже поздно. Вытянув обе свои руки вперёд, тогрута сосредоточилась. Использовав Силу, Асока с трудом, но всё же смогла открыть храм. И слегка волнуясь от предстоящей встречи с «призраками» этого места, вошла внутрь.
Тано медленно брела в полумраке заброшенного, полуразрушенного здания, для чуть более лучшего освещения активировав один из своих световых мечей, и осматривалась вокруг, осматривалась с любопытством, изучающе очень древнее строение.
«Все эти бывшие храмы джедаев такие разные, хотя какие-то общее черты в них всё же есть», - мысленно отметила тогрута, свернув за угол и преодолев ещё пару метров.
Асока не знала этого места, но, казалось, знала, куда ей нужно было идти. Миновав ещё какое-то расстояние, Тано вдруг очутилась в просторном зале для медитаций, пол, стены и потолок, которого были украшены изящными узорами и древними письменами. Это помещение вызвало не слишком приятные воспоминания о Лотале. В тот раз в процессе медитации Асоке открылась страшная правда, которую, казалось, она и не хотела знать, которую она долгие годы мысленно отрицала, подавляя в собственной душе все самые болезненные догадки об истине. Что же должно было открыться Асоке на этот раз?
Женщина даже почти боялась нового видения, нового прозрения, но ощущая мощное влияние присутствия Силы этого «духовного», «магического» места, всё же покорилась его «зову».
Быстро деактивировав свой световой меч, повесив его обратно на пояс и опустившись на колени посреди зала для медитаций, тогрута уселась на пол и попыталась сконцентрироваться, почувствовать Силу, слиться с ней, чтобы получить свои ответы.

Отредактировано Ahsoka Tano (2016-06-22 17:06:03)

+1

4

Пилот посадил корабль в некотором отдалении от "храма". Энакин спокойно вышел и направился внутрь развалин. Как он и думал, ничего стоящего он не нашёл. Нет, конечно различные письмена на обрушившихся стенах, резные таблички и прочая древняя утварь сохранились, но тут не было ни одного голокрона, артефакта или чего-то ещё, что могло дать ответы, а "наскальные рисунки" изучать сейчас у лорда ситов не было никакого желания. И дело совсем не в том, что у него не достаточно терпения. Последние годы отточили в нём этот необходимый навык. Когда твоё тело сковано тяжёлой бронёй, без которой тебе просто не выжить, а каждый шаг, не то что бег, становится испытанием адской боли, тут хочешь-не хочешь, а терпению научишься. К боли он давным давно привык. Она стала эдаким концентратом, что во время боя увеличивали его ярость и агрессию, придавая больше сил для атаки. Правда, то, что происходило в последнее время, боем назвать нельзя. Нет, количество свёрнутых шей, сломанных позвоночников и распоротых световым мечом тел на его счету росло с каждым днём, но назвать настоящим боем это язык не поднимался - никто из его жертв не мог оказать ему достойного сопротивления.
Вернувшись на корабль, Вейдер указал новую точку на карте - храм Джедаев. Пилот беспрекословно подчинился и, не задавая лишних вопросов, поднял корабль в воздух, направив его на нужный курс. Сам Вейдер же отправился отдыхать дальше.

- Эээ. Сэр? - Окликнул его пилот. - Мы подлетаем к месту, но... Тут какой-то корабль.

- Что? - Скайуокер поднялся, чтобы подойти к иллюминатору и посмотреть. - Корабль? Здесь? На Тайтоне? Быть такого не может!

Пилот не ответил. Всем известна ярость Тёмного лорда, если тому сказать какое-то неосторожное слово, а ходить с корсетом на шее никому не хотелось.
Подойдя к окну, Эни и впрямь увидел корабль. Он явно не был частью имперского флота - там все как на подбор, а этот был особенным. Он казался ему отчего-то знакомым, хотя лорд на девяносто процентов был уверен, что не видел его раньше.

- Посади в отдалении. Вон за той скалой - указал он на груду камней, способную скрыть корабль от взора.

Когда посадка была окончена, пилот открыл трап. Вейдер же дал финальные указания.

- Запечатай все двери сразу после моего ухода. Кхххххххааа Кххххххуу.  Питание отключи. Кхххххххааа Кххххххуу. Остаёшься тут, следить за кораблём.

Вейдер подошёл к храму, по пути осмотрев то, что доставило столько хлопот. Корабль был явно пуст. Подойдя ко входу, лорд ситхов заметил, что тот был открыт. Кому-то тоже нужны были ответы. Но кому и зачем? Силой левитировав свой меч прямо в руку, Эни активировал его, заходя внутрь. Коридор, до этого скрывавший свою утробу во тьме, осветился алым сиянием, исходящим от клинка. Всё-таки гениальное творение этот световой меч! И лезвие, и фонарик в одном флаконе. Пройдя внутрь, он добрёл до комнаты, что была похожа на помещение, отведённое для медитации. Она была похожа на ту, что была в храме на Коррустанте, но при этом оставалась такой... древней...
Помещение явно не пустовало. Свет клинка озарил гуманоида. Если быть точнее, то девушку расы торгут. Как только Дарт Вейдер увидел её лицо, он онемел от изумления.

- Асока? - голос не скрывал ноток удивления и, если честно, стал на долю секунды похож на тот, коим обладал длинноволосый юноша ещё во времена войн клонов.
Как давно он не видел эту девушку, что была когда-то его падаваном! Что делать дальше, Энакин просто не представлял. Кодекс Ситхов, в отличие от джедайского, не запрещал привязанности в любой форме. Хочешь любить - люби. Хочешь дружить с дроидами? Да пожалуйста! Привязался к воспитаннику - чтож, твоё право, пока ты не перечишь Владыке Ситх. Однако, в последнее время Эни просто разучился заводить друзей, а отголоски прошлого разбудили в нём эту юношескую наивность. Однако, с этой дружбой необходимо было что-то делать - Либо привести к Императору, чтобы она вновь стала его учеником, либо убить на месте в случае сопротивления. Либо-либо. Как уже осточертело постоянно делать какой-то выбор! Ведь именно выбор привёл к тому, что он сейчас был закован в доспехи системы жизнеобеспечения, ограничивающей многие его действия. Однако, даже несмотря на это, он оставался грозным оружием в руках Империи.

+1

5

Асока продолжала сидеть на полу, пытаясь сконцентрироваться, но ничего не происходило. Женщина всё сильнее и сильнее старалась ощутить то, что собиралась сказать ей Сила, но Сила почему-то молчала, молчала до того момента как Тано вдруг уловила некие изменения. Внезапно Асока почувствовала присутствие в зале для медитаций кого-то ещё, такое знакомое, холодное и устрашающее. И Тано сразу узнала его, это был Дарт Вейдер. Поначалу женщине показалось, что Сила вновь играет с ней образами, как тогда, в храме на Лотале. Потому не сразу правильно среагировала на него.

Когда Вейдер голосом Энакина, таким родным и знакомым голосом её учителя, назвал тогруту по имени, женщина невольно вздрогнула.

«Почему? Ну, почему Сила постоянно показывает мне эти видения? Неужели моё решение уйти из ордена джедаев действительно было такой огромной ошибкой? Неужели всё что случилось с ним отчасти произошло из-за меня? И неужели Сила, правда, считает, что теперь я в состоянии что-то исправить? И если да, то почему не даёт мне хоть каких-либо ответов как это сделать, а лишь постоянно показывает эти образы, вновь и вновь заставляя чувствовать свою вину?» - мысленно стала задаваться терзающими её вопросами тогрута.

Не желая больше видеть сии образы, болезненные образы из прошлого, Асока перестала концентрироваться и резко встряхнула головой, не открывая глаза и пытаясь отогнать от себя очередное ведение, призрак из прошлого. Но это не помогло. Даже перестав медитировать, женщина всё ещё ощущала где-то совсем рядом чужое присутствие и, казалось, с каждой секундой она могла чувствовать его всё сильнее и сильнее, как будто настоящий Вейдер действительно был сейчас с ней рядом. На мгновение Тано даже показалось, что она ощутила нечто знакомое, такого чувства она не испытывала с того самого дня, как встретила Вейдера на Малакоре, тогруте на какой-то самый незначительный момент даже почудилось, что что рядом с ней вновь находился Энакин. От удивления женщина раскрыла глаза, будто пытаясь увидеть своего бывшего мастера или призрак своего бывшего мастера, которым играла с ней Сила.

- Энакин? – как-то сбито с толку задала вопрос тогрута, ещё до того, как её взгляд невольно упал на Вейдера.

Только сейчас, в один момент поняв, что это был не призрак, не видение, посланное ей «магией» очередного храма, и лорд ситхов был настоящим, Тано взволнованно дёрнулась за собственными световыми мечами. Быстро, почти молниеносно, сорвав обе металлические рукоятки с собственного пояса, тогрута резко вскочила на ноги и активировала серебристо-белые световые лезвия. Уверенно выставив их перед собой, приняв правильную боевую стойку, одну из тех самых, которым когда-то учил её бывший мастер, и приготовилась в любую секунду защищаться от вероятного нападения.       

- Вейдер, - слегка нахмурившись, назвала правильное имя женщина, после чего задала вопрос, на который, вероятнее всего, она так и не должна была получить ответа, - Зачем ты здесь?

Отредактировано Ahsoka Tano (2016-06-24 03:00:37)

+1

6

Тогрута продолжала медитировать, казалось не замечая, что кто-то находится рядом с ней. Пока не осознала, что действительно происходит.

Энакин... Это имя давно ничего не значило для человека, окованного бронёй с миллионами микросхем, проводов, кнопочек и прочей мелкой ерунды, каждую секунду не давая ему умереть, держа в мире живых, словно поводок держит какого-то пса на привязи, не давая убежать далеко-далеко в поля. Как твердили все вокруг, Энакин мёртв. Вейдер убил его. Но если он действительно мёртв, то почему он постоянно напоминает о себе?
Потом девушка поправилась, назвав правильное имя. Но было-ли оно правдивым, или являлось всё той-же иллюзией, как и само существование Вейдера?

Девушка приняла боевую стойку. Наивная. Лорду ситхов достаточно было одного движения руки, чтобы свернуть ей шейные позвонки на месте, даже не касаясь её тела. Сила давала ему многие возможности, коими не мог воспользоваться ни один джедай. А джедаем девушка, стоящая сейчас перед ним, не была уже давно.

- За ответами, Шпилька. Скорее всего, как и ты. - уклончиво ответил он, прежде чем его респиратор опять запыхтел, вгоняя воздух в растерзанные и обожжённые лёгкие, заставляя каждую секунду чувствовать неимоверную боль. Он даже не заметил, как слово, давно забытое, вырвалось с его губ.

Лорд даже не пытался встать в защитную стойку, выставив перед собой свой меч. Он продолжал стоять прямо, расслабленно и уверенно возвышаясь над окружающим пространством, словно статуя, позу которой не в силах изменить никто.

- Давно не виделись. Я думал, что ты уже и забыла меня. - Продолжил говорить Скайуокер, словно это было не столкновение двух противников, а встреча на улице двух старых друзей. - Чем занималась все эти годы? - Нет, это был совершенно не упрёк. Однако, могло создаться такое впечатление, будто Ситх просто насмехается над своим бывшим падаваном. Но усмешки не было совсем. Выражение лица его оставалось столь же серьёзным, как и всегда. Хотя... Никто ведь не мог разглядеть этого под маской-шлемом.

Часто юноша жалел, что вынужден скрывать своё лицо, не давая возможности себе проявить мимику окружающим. Но, как известно, за всё приходится платить. Вот и ему приходилось платить за свою жизнь массой неудобств.

+1

7

Вопреки тому, что Тано не ожидала ответа от Вейдера на её вопрос, он всё же ответил. Неизвестно были ли его слова правдой, но выглядели они достаточно реалистично.

«Интересно, каких ответов ищешь здесь ты… Энакин?» - Асока вновь мысленно назвала бывшего учителя его старым именем, причём сделала это не столько по ошибке, сколько намерянно.

Женщине хотелось верить, что где-то под всеми этими доспехами, где-то в самой-самой глубине тёмной души Вейдера, её мастер всё ещё был жив. Тогрута понимала, что подобного рода надежды были слишком глупы и наивны, но сердце, сердце почему-то ещё отчаянно желало уповать на лучшее.

Вейдер назвал Асоку Шпилькой, и она опять вздрогнула, чувствуя, как к глазам предательски подступают слёзы. Женщина уже столько лет не слышала этого прозвища. Когда-то Асока страшно ненавидела его, раздражаясь и хмурясь каждый раз, когда учитель её так называл. Теперь же она была готова на что угодно, лишь бы вернуть прошлые времена, лишь бы вновь увидеть Энакина, не Вейдера, вновь пойти с ним на какое-то дурацкое задание во имя мира в галактике, вновь шутливо заговорить, вновь просто осознать, что он был на правильной стороне, стороне света. Раньше бы в ответ на эту «Шипильку» Тано дерзко назвала бы своего мастера «Скайрокер», тоже весело дразня его. Могла ли она так называть его теперь? Конечно нет. Некоторые приятные вещи из прошлого порой уходят навсегда, вытесняясь жестоким и суровым настоящим.

Подавив подсознательное желание отшутиться в ответ и видя, что Вейдер, похоже, не собирается её атаковать, Асока деактивировала световые мечи, но убирать их на пояс обратно не стала, на всякий случай. 

Тяжело вздохнув, женщина произнесла новую фразу:

- И какие ответы ты хочешь здесь найти? Есть ли в этом уже какой-то смысл?

Тогрута замолчала, замолчала, задумавшись над собственными словами и продолжая слушать Вейдера. А действительно, был ли смысл уже хоть в чём-то, можно ли было уже хоть что-то изменить?

Фразы, что произнёс далее лорд ситхов неприятно кольнули душу. Пожалуй, он говорил вполне безобидные вещи, но всё же Вейдер был в чём-то прав. Она почти забыла его, она не интересовалась его судьбой, не искала все эти годы и да, хатт побери, она действительно была в этом виновата. Тем не менее, признаваться ни себе, ни Вейдеру Асоке в этом не хотелось.

- Я думала, что ты умер! Я думала, что ты погиб во время приказа 66! Я думала, что тебя убили инквизиторы! Почти никому не удалось выжить после великой чистки джедаев, - встревоженно, взволнованно и эмоционально перешла на крик она, так сильно Тано подсознательно хотелось оправдаться за собственное бездействие, - А ты… - женщина на мгновение запнулась, не зная как и выразить то, что она думала, что она чувствовала в данный момент.

Асоку одолевала такая буря эмоций, радость, гнев, отчаяние, сожаление злость. С одной стороны, женщина была счастлива, что все эти годы она горько ошибалась, заживо похоронив собственного учителя, с другой же Тано порой казалось, что лучше бы он действительно погиб как Энакин, как настоящий джедай и приверженец светлой стороны, тот добрый и заботливый человек, которого она знала, чем стал таким монстром, чудовищем, как Вейдер. Нет, чудовищем совсем не внешне, чудовищем внутренне. Со стороны казалось, что в нём почти не осталось ничего хорошего и светлого, он был полностью поглощён тёмной стороной, даже ощущение его присутствия было совсем иным, нежели раньше, холодным, жёстким, устрашающим, вызывающим ужас. И от этого было больно, действительно больно, ведь Асока знала этого человека абсолютно другим.

- Я и представить себе не могла, что ты станешь таким! Что ты сам возглавишь эти чистки! Это не ты, Энакин, ты не был таким, я больше не узнаю вас, учитель! – женщина продолжала и продолжала кричать слова, которые так и рвались из неё наружу, подпитываемые неким гневом, разочарованием, злостью и ненавистью, нет, не к Энакину, а к тому, в кого он превратился, надев этот до боли омерзительный Асоке чёрный костюм.

Тано столько времени держала все свои эмоции в себе, столько времени старалась пережить случившееся и смириться с реальностью, но не могла, но всё это не могло длиться вечно, она больше не была в состоянии вести себя спокойно и сдержанно, как будто ничего не произошло, как будто в переходе её учителя на тёмную сторону не было ничего необычного, а ведь оно было. И Асока сорвалась, действительно сорвалась, жаждя высказать всё, что она по этому поводу думала.

- И да, все эти годы я отчаянно боролась с тем кошмаром, которому ты позволил существовать! С гнётом империи, которую ты же помог Палпатину строить! – всё в том же тоне добавила она.

Женщина замолчала, от переизбытка эмоций тяжело дыша, едва ли действительно не задыхаясь от собственного гнева и волнения, при этом крепко до боли сжимая в пальцах свои световые мечи. Сила не зря вновь свела Фалкрама и Вейдера, Асоку и Энакина, бывших падавана и мастера, тогруте было что, ему сказать, и на сей раз Тано правда собиралась высказать всё. Она должна была открыть своему учителю глаза на суровую истину, явно показать и убедить его в том, что много лет назад он сделал совсем не правильный выбор, и, возможно, если удастся, в последний, в самый последний раз попытаться спасти его от влияния тьмы.

Отредактировано Ahsoka Tano (2016-06-24 21:02:49)

+1

8

- Не ищи смысла в том, чего ты не знаешь. - вновь уклонился Вейдер от ответа.
Ну а что? Зачем говорить бывшему падавану, что он прилетел сюда с твёрдым намерением уничтожить остатки бывшего когда-то могущественным ордена, хранившего идиллию во всей бескрайней галактике. Она как минимум, этого не оценит.

- Ну, как видишь, я сейчас жив. И даже почти здоров. Тёмная сторона позволила мне освободить мой разум. - Спокойным тоном продолжал Вейдер. - Где сейчас все эти джедаи, которых ты так боготворишь? Где Оби-Ван, который вечно держал меня на коротком поводке, словно какую-то дворняжку? Где Йода, что так яро кричал о том, что истинный джедай должен сжать все свои эмоции в кулак и давить на корню? А что бы они делали без моих эмоций? И ты называешь это кошмаром? Посмотри на то, что стало с этим миром? Он очистился. Владыка сделал то, что не под силу было всем этим джедаям. Сейчас принято просто избавляться от тех, кто смеет нарушать законы. И что мы получаем в итоге? Чистый и светлый мир без преступников, отбросов и той грязи, что была в нём раньше. И да, пусть это тирания, но ведь такие методы реально действуют. Задумайся хоть на секунду.

Вейдер стоял прямо напротив своего бывшего падавана, уверенно и чётко высказывая ей всё то, что он думал. Эмоции переполняли девушку, изливаясь наружу. Тёмные эмоции. Гнев, ярость, обида на то, что стало с её учителем. Тьма бушевала сейчас внутри неё. "Да, да, девочка! Отдайся этой тьме! Позволь ей обрести верх над тобой! Ощути эту силу."

- Если ты так ненавидишь Палпатина, то почему-бы тебе не полететь со мной? Мы могли бы как прежде быть учителем и учеником. Мы можем свергнуть его с престола, а впоследствии вдвоём править галактикой так, как посчитаем нужным. Что ты об этом думаешь?

0

9

Асока перестала кричать и, тяжело дыша, всмотрелась в лицо Вейдера. Но видеть сейчас она могла лишь до боли ненавистный её чёрный шлем. Что скрывалось под ним в данный момент? Каким было выражение лица её бывшего учителя, когда он отвечал ей? Что можно было узреть в его глазах? Когда-то давно Тано с лёгкостью читала Энакина как раскрытую книгу, угадывала каждый ответ, каждый поступок, каждую реакцию на то или иное её действие, так близки они были когда-то, как учитель и ученик, как друзья, родственники. Теперь же Вейдер казался ей абсолютно чужим, незнакомым, другим человеком, и это не просто чувствовалось в его присутствии, это читалось в его поведении, в его словах. А говорил он ужасные вещи, вещи, которые никогда бы не сказал добрый и заботливый Энакин.

«Нет, нет, это не он, больше не он, я не узнаю его. Похоже, Вейдер действительно убил Энакина, и от него совсем ничего не осталось», - ещё раз мысленно попыталась осознать жестокую правду тогрута и на какое-то мгновение боль от очередного принятия реальности даже отразилась у неё на лице, но Асока быстро смогла побороть эту временную слабость, и вновь стала серьёзной.

- Силой навязанная воля не может привести к гармонии. Ни одна тирания не может подавлять глас народа вечно. Порядок в империи, тот порядок, о котором ты говоришь, хрупок, как самое тончайшее стекло. И нужно нанести всего лишь лёгкий удар, чтобы оно разлетелось в дребезги, и твоя хвалёная идеальная империя рухнула. В галактике полно не согласных с новым порядком, нас всё больше с каждым днём, сопротивление растёт и крепнет. Если люди покидают свои дома для того, чтобы вступить в борьбу против империи, значит не так уж она и идеальна, как ты хочешь видеть. Какими бы «благими» мотивами вы с Палпатином ни прикрывались, ваша идеальная империя ни что иное, как порабощение других миров, как навязывание людям своей воли, как боль и страдания тысячи невинных. И это не то, к чему всегда стремился ты, не тот путь, которому учил меня следовать ты, Энакин, - Асока нарочно назвала Вейдера его прошлым именем чтобы напомнить, кем он был раньше, чтобы ещё раз подчеркнуть, что когда-то он сам же был противником таких вот идеалов.

- Мне нет никакого дела до Палпатина, рано или поздно альянс повстанцев решит судьбу самопровозглашённого императора, будь это он или ты, или кто-то другой. Потому как нельзя вечно навязывать другим свою волю. Роль тирана-императора, день ото дня, даже не задумываясь, губящего тысячи невинных жизней - это не тот путь, которым хотела бы следовать я. Это не тот путь, которым должны следовать и вы, учитель. Признайтесь себе, на самом деле в глубине души, вас не волнует власть, вам противны идеалы, которые пропагандирует Палпатин, как было всегда, как было в те годы, когда я знала вас настоящего. Так почему ты делаешь всё это, слепо следуя приказам императора? Зачем и почему перешёл на тёмную сторону? Ведь я знаю, что ты не такой. Действительно не такой, Энакин, - чувственно и эмоционально Асока произносила свои пламенные речи, которые, казалось, готовилась высказать Вейдеру на протяжении многих дней.

Женщину действительно волновал вопрос почему, почему её бывший учитель перешёл на тёмную сторону, как и зачем позволил Палпатину так легко его обмануть, и от чего до сих пор продолжает следовать пути зла, убийств, тирании, который он когда-то так отчаянно отвергал и отрицал. Неужели смерть Падме действительно столь кардинально повлияла на него? И что же такого могло между ними произойти, что настолько сильно сломило прежнего Скайуокера?

+1

10

С каждым словом, что бросила ему тогрута, Вейдер становился всё более и более хмурым. Прилив ярости и агрессии лишь усилился, когда она назвала его прежним именем. Тёмный лорд скрипел зубами, сдерживаясь от того, чтобы не нанести мгновенный удар, способный рассечь слабую и нежную плоть его ученицы. Пальцы, державшие световой клинок, впились в него с такой силой, что можно было услышать скрип, вызванный трением его протезной конечности о холодную рукоять смертоносного оружия.

- Не смей делать вид, что знаешь меня! - почти выкрикнул лорд. Однако, выбросив в словах излишки агрессии, он продолжил более спокойным тоном - Что сделала твоя хвалёная Светлая сторона, когда Падме умирала в агонии? Что сделала она, когда гибли все, кто когда-то был мне дорог?

Ситх начал расхаживать по помещению вперёд-назад, шаркая полами своей чёрной мантии. Он чувствовал ненависть, что исходила от Асоки. Ненависть к Империи, к режиму, установленному ей. Эта ненависть, казалось, подпитывала его собственную ненависть ко всем, кого он когда-то знал и кого предал в один миг ради любимой.

- В конце концов, что сделала ты, когда я умирал в адских муках? А Сидиус спас мне жизнь. Он никогда не отвергал меня и мои идеалы! Он всегда был рядом, когда мне нужна была помощь. Не ты, не Оби-Ван, а он! Я обязан ему всем. Именно поэтому я всегда буду рядом.

Нет, у него не было желания унизить или причинить боль Асоке. Слова словно сами срывались с его губ, исходя в окружающее пространство и эхом отскакивая от стен. Редко когда лорда можно было увидеть в таком состоянии.

- Скайуокер мёртв! Вы, джедаи и твоя хвалёная республика, убили его! Сейчас есть лишь Вейдер! Дарт Вейдер! Тёмный лорд ситхов и правая рука императора! - Повернувшись лицом к лицу к падавану произнёс финальную речь Дарт Вейдер. Вот сейчас он действительно хотел ранить Асоку, ответным ударом кольнув её прямо в сердце. Заставить замолчать, не произносить бессмысленные тирады о том, каким плохим он стал. Он сам всё прекрасно понимал. Но назад пути уже не было.

0

11

Асока замолчала, давая возможность Вейдеру ответить на её громкие и по сути бесполезные речи. Понимала ли Тано, что они уже ничего не смогут изменить? Скорее всего, где-то в глубине души, да. Но она отчаянно старалась обманывать себя до последнего, хотела верить, что что-то, хоть что-то ещё можно исправить.

Вейдер ответил. Асока внимательно слушала, как он буквально орал на неё, сыпя жёсткими словами, явно давая прочувствовать своей бывшей ученице его ненависть. И это было куда болезненнее морально, нежели тогрута ожидала. С каждой секундой ей всё больше и больше приходилось признавать реальность, смиряться с тем, что прошлого Энакина уже не было, осознавать то, что новый человек, именовавший себя Дарт Вейдер, люто ненавидит всё то, что когда-то было близко её бывшему учителю. Вот только Асока никак не могла понять почему. Она неподвижно стояла слушая его гневные речи, пропуская сквозь своё сознание его жёсткие слова, и ничего не могла ответить, по сути она не знала, что ответить. На мгновение Асоке даже показалось, что, возможно, Вейдер был в чём-то прав, однажды орден предал и её саму, и она понимала, что чувствовал её бывший мастер, оказавшись в такой же ситуации, она-то как никто другой знала, что совет магистров было в чём винить, но признать это открыто было равносильно тому, что согласиться с Вейдером, что принять тёмную сторону являлось единственно верным решением. А вот с этим Асока была в корне не согласна. Каким бы ни был совет, каким бы ни был орден, у каждого индивидуума был иной путь, путь который, пожалуй, избрала она сама – отречься от ошибочной политики ордена, но по-прежнему остаться на стороне света.

Из размышлений Асоки её вырвали дальнейшие слова Вейдера, бывший мастер как будто вновь прочитал её мысли и затронул ту тему, о которой тогрута сейчас безмолвно рассуждала. Больше всего на свете женщина боялось того, что настоящий Энакин скажет ей те же самые слова, что и призрак в храме джедаев на Лотале. И вот это произошло. Асока не была к этому готова, и уж точно не знала, как на подобный выпад, на подобное обвинение в её сторону, можно было среагировать, потому она снова сорвалась.

- У меня не было другого выбора! Я ничего не знала! – едва не плача громко прикрикнула женщина, пытаясь оправдаться за собственный уход из ордена и абсолютное бездействие на протяжении многих лет.

Но оправдаться Тано уже не могла, ведь где-то в глубине собственной души она тоже чувствовала, что была непомерно виновата перед Энакином, за то, что бросила его, за то, что не оказалась рядом, за то, что не поддержала его в нужный момент.

Поток негативных эмоций тогруты, поток отчаяния и сожаления буквально хлынул наружу, на какое-то время приоткрывая истинные чувства Тано относительно всего случившегося.

- Прошлого уже нельзя исправить! Но ещё можно изменить будущее! – всё в том же тоне вновь заговорила тогрута, - Сейчас я здесь, я с тобой, и я не брошу тебя… - опять попыталась повести себя схоже с тем разом на Малакоре Асока, хотя и понимала, что новые её усилия могли оказаться такими же бесполезными, как и все прежние.

Одолеваемая бурей эмоций Тано на несколько мгновений окончательно потеряла над собой контроль, позволяя горьким слезам быстро скатываться по её оранжевым бархатистым щекам.

- Не в этот раз! – уверенно повторила женщина, стараясь ладонями стереть с собственного лица предательски льющуюся влагу, - Энакин, пожалуйста, прошу тебя остановись! Отрекись от тёмной стороны! Пойдём со мной, всё ещё можно исправить! – буквально срываясь на крик, сквозь собственные слёзы боли, горя и отчаяния, пыталась достучаться до него она, - В конце концов, что такое там могло произойти у вас с Падме, что сделало тебя таким?  Что так сильно затуманило твой рассудок, что заставило слепо принимать манипуляции Палпатина за искреннюю помощь и заботу? И что стало причиной такой мощной ненависти ко всем тем идеалам, которым когда-то ты сам меня учил? – вопросы, столько времени волновавшие тогруту, посыпались наружу, женщина уже не могла врать ни себе, ни ему, не могла больше изображать отстранённое безразличие, ведь ей действительно было не всё равно, а потому, в данный момент она отчаянно жаждала знать правду, неведомые ей детали и подробности, чтобы наконец-то сложить весь пазл воедино.

Отредактировано Ahsoka Tano (2016-06-29 08:03:16)

+1

12

Боль. Отчаяние. Ненависть. Ненависть не к остальным, а к самой себе. Как банально. Как по джедайски! Тем не менее, эти эмоции вырывались наружу, питая Тёмную сторону, а вместе с ней и самого Вейдера. Тот лишь слегка улыбнулся под маской. И всё-же, несмотря на все неудобства, как хорошо было то, что шлем скрывает лицо именно сейчас, не давая торгуте увидеть предательскую слезу, скатившуюся по лицу бывшего наставника, при воспоминаниях о Падме, нахлынувших на него.

- Что изменить? Чем ты можешь мне помочь? Ты в силах вернуть Падме? Не смеши меня, девочка. Твоей наивности нет предела.

Вейдер подошёл к ней почти вплотную, позволяя разглядеть каждую впадинку на его сверкающем красноватым оттенком шлеме. Он смотрел в её глаза буквально пару секунд, прежде чем продолжить.

- Ты маленькая и наивная девочка. Ты предлагаешь мне лишиться моей власти, оставшись ни с чем, чтобы последовать вместе с тобой неизвестно куда за твоей несбыточной мечтой? Это равносильно тому, что я прямо сейчас воткну себе в грудь собственный меч.

Прохрипев последние слова, он бесцеремонно отодвинул Асоку в сторону своей, хоть и наполовину искусственной, но до сих пор сильной рукой.

- Если ты не хочешь последовать за мной, отойди. К чему эти речи о вечной преданности, если ты сама отвергаешь моё предложение последовать за мной? - Он вновь посмотрел в её лицо. - А ведь ты могла бы стать сильнее, обучиться управлению Тёмной стороной и получить мощь, которая даже и не снилась никому из джедаев.

Вейдер направился к противоположному входу, надеясь всё-же найти здесь что-то поинтереснее, чем зал для медитаций.

- Покой - это ложь, есть только страсть. Я сделаю вид, что не видел тебя. Считай, что это мой последний подарок тебе в знак старой дружбы. Уходи. Тебе больше нечего тут делать. - Произнёс он, остановившись, но даже не соизволив повернуться к своей бывшей ученице.

Ему не стоило переживать, что пилот погонится за Асокой. Имперская армия настолько надрессирована, что он будет с точностью выполнять его приказ и не покинет поверхности планеты до возвращения Тёмного лорда, побоявшись гнева его и императора.

Отредактировано Anakin Skywalker (2016-06-29 08:39:58)

0

13

Асока ожидала ответа от Вейдера, честного ответа, но его так и не последовало. Несмотря на всю привязанность мастера к ней и наоборот, Скайуокер никогда не решался рассказывать Тано правду о своём прошлом. Не решился мастер когда-то сказать ей про рабство, как не решился и теперь рассказать о том, что случилось у них с Падме. Но на этот раз Асока не собиралась всё так просто оставлять, только не теперь.

Вновь ощутив на себе резкость и отстранённость в отношении Вейдера, женщина немного успокоилась и, слегка отдышавшись, небрежно утёрла с лица слёзы.

- Это не ответ! – громко и чётко выкрикнула Асока, тем стойким, непоколебимым тоном, которым она разговаривала с Вейдером в прошлый раз на Малакоре, - Ты не можешь вот так просто взять и уйти от ответа, как тогда, избегая болезненную тему! Только не в этот раз! – вдогонку своему бывшему учителю прокричала тогрута. 

Женщина внимательным взглядом рассматривала силуэт задержавшегося в дверях Вейдера, зная, что теперь её слова подействуют, её действия окажутся более эффективными, нежели проникновенные мольбы и просьбы о том, чтобы остановиться, чтобы вернуться на светлую сторону. Вейдер, в отличие от Энакина, ценил только силу, и именно силу Асока сейчас должна была показать, чтобы получить желаемого. С каждым конкретным собеседником нужно было говорить на его языке, для того, чтобы возникло понимание и взаимодействие.

Тано знала, что ей нужно было делать, но пока немного колебалась. Ещё несколько мгновений женщина простояла неподвижно, после чего, окончательно придя в себя, сняла с пояса свои световые мечи. Тяжело вздохнув, тогрута более уверенно сжала рукоятки в собственных пальцах, а затем, выставив один клинок вперёд, в сторону Вейдера, добавила:

- Если ты не перейдёшь на светлую сторону добровольно, я заставлю тебя сделать это силой.

Женщина замолчала, всем своим видом давая понять, что готова к бою, к бою, без которого Вейдер сегодня отсюда не уйдёт. И будь, что будет, либо бывший учитель всё же убьёт свою наивную и глупую ученицу, всё ещё верящую в благополучный исход, либо Асоке-таки удастся донести до него всю ошибочность его решения и, в конце концов, узнать, что стало причиной всему этому.

+1

14

Слова Падме вызвали реакцию. Но не ту, что ожидала юная Тогрута. С каждым её словом ярость Вейдера росла, наполняя собою всё окружающее пространство. Сила взволнованно бурлила в округе. Тёмная сторона, которой, несмотря на благое предназначение помещения, был пропитан каждый кирпичик, каждый камушек строения. Планета менялась сотни раз. Штормы силы перекроили планету до неузнаваемости и теперь места Силы поменяли свои расположения. Нет, местом Силы заброшенный храм не был давно, но Тёмная сторона тут была сильна.

- Это. Не. Твоё. Дело! - Последнее слово лорд буквально выкрикнул, заставив рикошетом отразить эхо по помещению. Одновременно с последним словом пронёсся импульс Силы, исходящий от Вейдера, заставивший камушки подскочить с земли в окружности от него вплоть до самой Асоки, но не достигший её самой.

Пока девушка продолжала свои дифирамбы, Дарт Вейдер обернулся.

- Ты сама этого захотела!

Силой Тёмный лорд отшвырнул падавана к стене, удушая своей хваткой. Но душил он скорее для показухи, так как, несмотря на всю свою ярость, он ещё пытался сдерживаться. Что-то внутри него словно кричало "Нет! Ты не должен её убивать! Отпусти её!" Жаль только, что девочка этого не ценила. Отбросив Силой её вправо от себя, он опустил хватку.

- Последний раз говорю тебе, уйди! - последовало привычное пыхтение системы вентилляции лёгких. - Не раздражай меня, девочка!

0

15

Асока стояла молча, выставив один из мечей вперёд, будто чего-то выжидая, выжидая ответа Вейдера на её слова. И он последовал. Внезапно мощный поток силы сжал горло тогруты, и она стала задыхаться, жадно хватая ртом воздух. От нехватки кислорода Тано чисто рефлекторно дёрнула руками, в которых всё ещё держала мечи, в сторону собственного горла, хаотично пытаясь применить силу, или сделать хоть что-то, чтобы удушье прекратилось, но Асока так и не успела ничего предпринять. Уже через мгновение Вейдер мощным ударом «тёмной энергии» запустил её в стену.

Пролетев пару метров, женщина больно ударилась о шероховатую каменную поверхность и с грохотом рухнула на грязный пыльный пол. Её мечи при полёте сами собой деактивировались, а при столкновении Асоки со стеной и вовсе были выбиты из её рук. С громким звоном металлические рукоятки упали наземь вслед за своей хозяйкой чуть поодаль неё.

Удар о твёрдую поверхность оказался таким сильным, что Асока не сразу даже смогла встать. Чувствуя боль от столкновения со стеной и полом, превозмогая лёгкое головокружение, задыхаясь и кашляя от удушья, Тано лишь со второй попытки смогла приподняться с на руках. Она ожидала, что Энакин не станет медлить, она ожидала, что он нападёт на неё, как только представиться такая возможность, но Асока почему-то рассчитывала, что атака будет при помощи световых мечей, а не Силы. Так бы сделал Энакин, но… К своему огромному сожалению, тогрута осознала, что это был уже не Энакин, это был Вейдер. Вейдер, что погубил и подавил своей сущностью личность её бывшего учителя, Вейдер, который требовал отмщения за гибель Энакина. И Вейдер, который не видел и не понимал, как сильно выросла Асока и её возможности за всё это время.

- Я уже не маленькая девочка! – слегка приподняв голову, сквозь зубы возразила ему Асока.

Сейчас она была полна решимости, полна уверенности и в правильности собственных поступков, и в собственных силах.

Произнеся эти слова так, чтобы они звучали резко, чётко, серьёзно и крайне убедительно, Тано опять собралась с духом. Она в последний раз переосмыслила всю ситуацию и осознала, что Энакина, которого она знала и помнила больше не существовало. А если он даже и был, то находился где-то глубоко в недрах души этого страшного человека, в плену сущности Вейдера, в недрах этого костюма, который нёс лишь страх и ужас, который скрывал от мира истинного Энакина, её доброго и заботливого мастера, был «маской» холода и безразличия, скрывающей от мира истинного, искреннего, поглощённого собственными страданиями и болью человека. И Тано как никогда в жизни вдруг захотелось содрать со Скайуокера его «маску», ещё раз взглянуть на его настоящее лицо, увидеть его настоящие глаза.

Резко встряхнув головой, чтобы окончательно прийти в себя после удара, Асока собрала все имевшиеся у неё силы и рванулась вперёд. Ловко подхватив с земли мечи, Тано буквально прыгнула на Вейдера, на лету активируя белые световые клинки, и отталкиваясь от противника обеими ногами, нанесла мощный, режущий удар по чёрному шлему, в надежде, нет, не причинить вред противнику, а разнести в дребезги его треклятую дурацкую «маску холодности и безразличия».*

* [dice=7744-16]

Отредактировано Ahsoka Tano (2016-07-04 18:12:07)

0

16

Девчёнка поднялась на ноги. Презрение сочилось из неё - презрение буквально ко всему: К имени "Вейдер", к костюму Тёмного лорда, к именованию её маленькой девочкой. Вейдер стоял столбом, наслаждаясь Тёмными эмоциями, что источала его бывший падаван. Это стало ошибкой, которую не следовало допускать.
Она кинулась на него, снеся в своей яростной атаке кусок его шлема. Благо, Вейдер рефлекторно отвернулся, благодаря чему удар пришёлся не на всё его лицо, а лишь на правую его сторону, оголив один глаз, обожжённую пламенем магмы щёку и уголок губ, моментально исказившихся в зловещей ухмылке.

- Раньше мы спасали друг другу жизни, а сейчас готовы разорвать друг друга на куски. Какая ирония судьбы! Как ты считаешь... - долю секунды Вейдер смаковал момент, прежде чем назвать своего падавана прежним прозвищем. На этот раз не из чувства ностальгии, а специально, чтобы дать ей прочувствовать все изменения в её учителе, чтобы показать, что дело совсем не в маске, а в том, что скрывает само лицо - в душе. - Шпилька!?

И Тёмный лорд вновь воспользовался Силой. Нет, на этот раз не удушьем. Сперва он швырнул свой световой меч в Асоку, заставляя его бешено вращаться, подобно бумерангу. *
Затем, не дожидаясь возвращения своего оружия, которым он управлял правой рукой, ситх вытянул вперёд левую, свободную, руку, призывая всю мощь Тёмной стороны Силы, чтобы причинить девочке боль. **
Боль не физическую, а на ментальном уровне. Хотя, для неё особой разницы не будет. Она всё-равно почувствует, будто миллиарды тончайших иголок впиваются в её тело, заставляя конечности неметь от испытываемых мук.

* [dice=5808-16]

** [dice=11616-16]

0

17

Как Асока и ожидала, шлем был сломлен, ей удалось осечь часть этой чёрной маски, скрывавшей настоящее лицо Энакина, вот только часть «маски», скрывавшей душу её прежнего учителя, Тано так сломать и не удалось.

Ловко приземлившись на обе свои стройные ноги, Асока развернулась в сторону собственного противника и попыталась всмотреться ему в глаза, вернее в тот единственный огненно-жёлтый глаз, который сейчас виднелся сквозь дыру в шлеме. Тогрута так много хотела там увидеть, она хотела заглянуть в самую-самую глубину души Энакина, увидеть его настоящего, прочувствовать и понять его боль, попытаться понять, как можно было его спасти, если ещё вообще можно было.

Вейдер опять заговорил с Асокой, и она не стала молчать, потому как была не согласна с каждым произнесённым им словом.

- Я никогда не была готова и не пыталась тебя убить, Энакин, - в ответ на то, как бывший мастер опять назвал её Шпилькой, что заставило тогруту вновь легко, едва заметно вздрогнуть, женщина тоже дерзко назвала его прежним именем.

Она делала это специально, раз за разом, постоянно напоминая о прошлом, не давая ему забыть о том, кем он когда-то являлся. Это было одной из мелких деталей её плана, и это было, пожалуй, единственным, на что Асока сейчас была способна.

Похоже, что её очередная дерзкая выходка разозлила Вейдера, а, может, он и сам собирался атаковать, но факт оставался фактом, в Асоку тут же полетел его красный световой меч.

Быстро среагировав на приближение острого клинка, Тано умело, буквально молниеносно отбила оружие противника, всем своим видом давая бывшему мастеру понять, как выросли её боевые навыки с тех пор, как он видел тогруту в последний раз. Однако Асока снова ошиблась, опасаться нужно было не летящего меча, а очередной атаки Силы. Видимо, Тано всё ещё подсознательно хотела думать, что её противником был не Вейдер, а Энакин, учитель, который столько для неё значил и для которого столько значила она, человек никогда и ни за что не способный причинить ей боль, духовную боль. Да, умом Асока уже давно понимала, что это было не так, но сердце, её наивное глупое сердце во всю кричало об обратном. И от этого приходилось страдать всему телу и душе женщины.
Лишь только поток Силы, поток, которого она абсолютно не ждала, коснулся Асоки, как всё её существо в один момент пронзила острая, просто невыносимая боль, тысячами невидимых игл впивающаяся с нечастную тогруту.

Мощь тёмной стороны действительно была так сильна, так сокрушительна, так безжалостна, что Тано даже не смогла устоять на ногах. В один момент её нижние конечности подкосились от слабости из-за переизбытка боли, нет, не физической, боли духовной, и женщина рухнула на пол, издавая истошный вскрик страдания. Приземлившись на колени, а затем, рухнув и на четвереньки, тогрута всё ещё продолжила изнывать от неимоверных мучений, что приносило ей воздействие тёмной Силы, однако вместе с тем гордо и стойко продолжала сопротивляться ему, терпеть адскую боль. Казалось, это страдание никогда не закончится, Асока всё слабее и слабее чувствовала реальность, от неимоверного, пронзающего всё тело мерзкого ощущения, женщина всё больше и больше теряла силы к сопротивлению, готовая во-вот сдаться окончательно и просто упасть без чувств, потерять сознание. Но Асока боролась, продолжала бороться до последнего так, как она привыкла поступать всю свою сознательную жизнь.
И вот ментальная атака наконец-то прекратилась, боль стала постепенно отступать и, ощутив это, тогрута легко качнулась вперёд, с силой упираясь обеими ослабшими руками в грязный пол, чтобы не дать себе рухнуть вниз при этом громко и тяжело дыша. Тано ещё никогда не переживала подобного, и первый опыт оказался весьма и весьма неприятным, но она справилась, справилась достойно и стойко настолько, на сколько она вообще могла.

Всё ещё продолжая тяжело дышать и постепенно адаптируясь к тому, что ужасная всепоглощающая боль ушла, Асока с трудом подняла голову и проникновенно взглянула на Вейдера, на его единственный открытый жёлтый глаз, вместо ответной Силовой атаки посылая все свои чувства, все свои эмоции, всю свою боль и сожаление о том, что их с бывшим учителем судьбы сложились так, а не иначе. Теперь Тано ещё отчётливее понимала, что пути назад уже не было. На какое-то мгновение женщина даже готова была сдаться и начать сражаться с Вейдером, не как со своим бывшим мастером, не желая особо навредить, а как с настоящим врагом. Но на счастье Асоки этот момент ошибочного отчаяния быстро прошёл, и дальнейшие слова сами собой сорвались с уст тогруты.

- Если ты такой ужасающий, безжалостный и злой, если ты действительно ничего больше не чувствуешь по отношению к своим близким друзьям и товарищам, тогда почему ты просто не убьёшь меня? Это так просто, вонзи мне в сердце световой клинок и покончим с этим раз и на всегда. Зачем же ты тогда медлишь? Зачем предлагаешь мне перейти на темную сторону, если по твоим словам в твоей душе больше не осталось света? Может быть это ты запутался, может быть это ты наивно и глупо врёшь себе о том, кем ты стал, и о причинах своей внезапной жалости?!

Договорив и даже почти докричав последнюю фразу до конца, Тано наконец-то собралась с силами, быстро подхватив с пола мечи, что тогрута вновь невольно выронила в приступе невероятной боли, Асока опять вскочила на ноги и рванулась вперёд. Легко преодолев небольшое расстояние, что разделяло её и Вейдера, женщина попыталась нанести сильный режущий удар. *       

*
[dice=1936-16]

+1

18

Атака выдалась удачной. Даже слишком удачной. В бытность ситхом Вейдер просто разучился сдерживать свои силы. Несмотря на то, что он хотел всего-лишь дезориентировать противника, вышло так, что та ощутила всю мощь, на которую был способен Тёмный лорд. Почти всю. Вейдер не желал причинять Асоке большой боли, а потому прервал атаку сразу-же, как услышал её вопли.
Меч, более не удерживаемый притяжением Силы, шлёпнулся под ноги, сопровождаемый звуками удара и потухшего пламени лезвия.
Глаза его наполнились слезами только от одной мысли о том, что ему приходится вновь причинять боль тем, кто ему дорог.
Из мыслей его вырвали слова девушки, которая бросилась в атаку. Вейдер сжимал в руке меч, который он, сам того не замечая, притянул Силой.
Развернувшись вполоборота, сит легко уклонился от атаки, рефлекторно послав вслед толчок Силы, дабы оттолкнуть противника подальше от себя. *

- Как ты не понимаешь? Я не хочу тебя убивать! - Слёзы предательски побежали по щекам. В том числе и по той, что не скрывала больше маска. - Прошу тебя, уйди! Иначе я вынужден буду это сделать!

Опустив клинок вниз, Энакин обернулся к своему бывшему падавану.

- У тебя есть только три пути. Либо примкнуть ко мне, либо сражаться и быть убитой... Ну или убить меня. Либо просто уйти. Уйти, пока я тебе это разрешаю! - Скайуокер вновь поднял меч. Утирать слёзы он даже не подумал. Да и ни к чему это было, ведь Асока уже видела его момент слабости. - Решай! Только быстро! У меня нет времени на ностальгию!

[dice=1936-16]

+1

19

Асока бросилась с мечом на Вейдера, хотя она почти точно знала, что он успешно отразит её атаку. Как он мог не отразить приём, которому сам же её учил? Да и вообще, почти всё, что знала Тано о сражениях, показал ей Энакин. На мгновение Асока поняла, что ей стоило бы поднабраться и какого-то другого опыта в бою, не связанного с её учителем. Однако женщина быстро откинула эту идею. Не время сейчас было думать о такой ерунде.

В ответ на почти полноценную атаку с её стороны, Вейдер лишь легко защитился, а потом применил Силу, причём настолько слабо и незначительно, что Тано даже толком не отбросило назад. И поняв, что «враг» явно не намерен был больше сражаться, тогрута сама отпрыгнула на пару метров и изумлённо уставилась на него.

Казалось, Вейдера, а, может, всё-таки Энакина, так шокировало то, что он только что сделал с Асокой, какую боль ей причинил, что он даже боялся полноценно сражаться с Тано дальше, дабы не мучать её вновь, дабы не убить. Будь это какой-то другой противник, тогрута подумала бы, что он просто счёл её слабой и абсолютно не опасной. Но только не Энакин.

Его жалость к ней, его дальнейшие слова, его неожиданные слёзы, которые Асока-таки смогла рассмотреть сквозь повреждённый шлем говорили совсем не о том. Они буквально кричали, что в служителе Империи и тёмной стороны Вейдере ещё есть свет, много света, о том, что прежний, добрый Скайуокер был ещё жив, и до него ещё можно было достучаться, достучаться до его прежнего живого и чувствительного сердца. И у Асоки на это был последний шанс, терять который она больше жизни не хотела!

- Вы не сделаете этого, учитель, просто не сделаете, - тоже деактивировав свои мечи и даже повесив их на привычное место на поясе, тем самым показывая, что она не намерена больше сражаться, многозначно произнесла Асока.

Женщина в очередной раз напомнила Вейдеру, кем он являлся для неё прежде в реальности, и кем всё ещё был до сих пор в сердце теперь не такой уж и молодой тогруты.

Ещё несколько мгновений, Асока простояла безмолвно, внимательно наблюдая, как ломался привычный ей образ грозного Вейдера, как сражалась за право на своё существование прежняя личность Энакина, и Тано отчётливо понимала, что должна была ей помочь, если она действительно хотела, чтобы Энакин, прежний Энакин вновь жил и существовал.

- Есть и другой, четвёртый путь, - наконец-то решилась проникновенно произнести она, - В тебе ещё есть свет. Оставь тёмную сторону, откажись от неё. Пойдём со мной, Энакин, и я помогу тебе вновь вернуться на правильный путь. Что бы ни случилось ранее, этого уже не исправить, - сейчас Асока говорила не только об ошибках Вейдера, но и о своих собственных, в частности, об уходе из ордена, о фактическом предательстве своего учителя, - Но мы вместе можем предотвратить ошибки будущего. Однажды я уже ушла просто так, оставив тебя, моего учителя, во тьме абсолютно одного, теперь же… Повторюсь, я никуда не уйду, я не совершу больше этой ошибки. И если хочешь, убей меня. Но, знай, всегда есть другой путь. У тебя есть другой путь…

Тано едва сдерживалась, чтобы вновь не разрыдаться снова, её глаза поблёскивали от слёз, но она держалась, всё ещё держалась. Потому что была уверенна в правильности своих поступков сейчас, как никогда в жизни. Асока пыталась помочь Энакину искупить свои грехи, одновременно искупая собственные. И это был самый верный путь, путь не джедая, но человека верного свету, верного себе и своим близким.

Закончив говорить, женщина дружественно протянула кисть в сторону Вейдера, хоть и не веря трезвым умом, что это произойдёт на самом деле, но в тайне всем сердцем надеясь, что бывший учитель возьмёт её за руку, примет пусть и так поздно, но всё же предложенную ему помощь, отречётся от ошибок прошлого и вновь устремиться к свету. Со стороны это был такой меленький и незначительный жест, но для Асоки в нём сейчас заключался целый мир. Мир, который ещё можно было воссоздать из осколков прошлого, мир, который пока не поздно было вернуть.

Отредактировано Ahsoka Tano (2016-07-16 13:32:21)

+1

20

Вейдер нахмурил брови, что отчётливо было видно сквозь брешь в его шлеме. Асока говорила несуразные вещи. Быть может потому он несколько раз назвал её девочкой? Быть может потому он и воспринимал её не как взрослую тогруту-повстанца, а как падавана, толком даже не разобравшегося в понимании Силы.

- Ты сама не понимаешь, о чём говоришь. Я не был Светлым. Никогда. Кого ты называешь Светлым? Человека, перебившего поселение Тускенов? Того, кто нещадно убивал женщин и детей? Кстати, это было ещё до того, как ты стала моим падаваном. Так, к сведению.

Лорд опустил свой меч в пол, но не выключил его. Алое лезвие нещадно царапало гравий, заставляя мелкие песчинки отскакивать от трескавшегося и плавившегося пола.

- Или человека, который перебил всех юнлингов? Сама подумай, стал бы Светлый убивать детей? Хотя нет, знаю! Ты называешь светлым того генерала войн клонов, который ради получения нужных ему сведений пытал пленного, используя, к твоему сведению, методы Тёмной стороны Силы, такие как удушье?

Энакин сделал пару шагов, оказавшись возле выхода. Убивать своего падавана он не хотел. А потому был только один выход. Правда и в этом случае она могла погибнуть, но у неё оставался хотя-бы шанс.

- Да разница между Светлой и Тёмной стороной, если ты не знала, только в том, что Тёмные используют эмоции, а не подавляют их! Я не был Светлым никогда! Впрочем... как и ты!

С последним словом Эни оттолкнул девушку Силой. Это было нужно не столько, чтобы ранить её, сколь оградить от обломков, которые посыпятся через пару секунд.*
Оттолкнув Тано, сит ударил мечом по колоннам, державшим свод возле выхода и отступил назад. Потолок рухнул, засыпая пол лавиной камней. Выход был безнадёжно завален. Счастье девочке, если в этих катакомбах ей удастся отыскать другой выход наружу.

*Бросок кубика влияет на то, удастся ли Вейдеру отталкнуть Асоку. Если нет, то есть шанс, что её заденет и ранит обвалом.
[dice=11616-16]

0

21

Асока всё ещё стояла, вытянув руку, стояла в ожидании ответа Вейдера, или вернее Энакина. Женщина примерно знала каким он будет и всё равно почему-то боялась это услышать. Но, то что она услышала было ещё хуже, Вейдер не только не принял ни её руку, ни её помощь, но и поведал ей такую правду, страшную правду, от которой хотелось умереть на месте.

Лишь только Вейдер вновь заговорил, Асока с болью в сердце и печалью как-то неловко сжала пальцы на протянутой руке, и нехотя убрала кисть. Она не желала всего этого слышать, не хотела верить, но её бывший мастер продолжал говорить и говорить такие вещи, от которых становилось в тысячи и тысячи раз больнее, нежели от недавно пережитой ей пытки тёмной стороной Силы.

- Нет… - поначалу тихо прошептала Тано, когда первые жестокие факты из биографии её бывшего мастера коснулись её слуха.

- Нет! – громко вскрикнула она, сжимая обе свои беспомощные на данный момент руки в кулаки, и слёзы вновь градом хлынули из её глаз.

- Нет! Нет! Нет! Не верю! Ты врёшь! Этого просто не может быть! – от каждого нового слова, от каждого нового ужасающего факта приходя во всё больший и больший шок, во всё большую и большую истерику, уже буквально просто орала до придела взвинченная Асока.

- Этого не может быть! Не может, я тебе не верю! – громко всхлипнув, Тано легко качнулась от бессилия и физического и, тем более, морального, едва удержавшись на ногах.

Она уже почти не видела Вейдера, не следила за тем, что он делает, слёзы боли, слёзы отчаяния и разочарования, слёзы страдания и невыносимых духовных пыток застилали ей глаза. Глаза, которые только что были открыты на всю ту жесткую реальность, что скрывалась для Асоки под маской доброго и заботливого учителя всю жизнь. Сейчас, в этот самый момент, тогрута, пожалуй, впервые взглянула на Энакина не так как обычно, впервые действительно трезво и чётко осознала реальность. Нет, не Вейдер держал в плену прежнюю сущность её, как он сам выразился, «светлого» бывшего мастера, а Энакин… Именно Энакин, всегда был тем жестоким и безжалостным тёмным ситхом, просто она этого не замечала, или никогда не хотела замечать. А значит, того, человека, которого женщина видела в своём воображении долгие-долгие годы никогда и не существовало. Эта реальность была болезненной, эта реальность была невыносимой, эта реальность впивалась тысячами и миллиардами острых раскалённых игл в несчастное многострадальное сердце Асоки, которое по-прежнему почему-то не хотело в неё верить.

- Скажи, что это не правда! – буквально задыхаясь от собственных рыданий, Тано резко рванулась вперёд.

Она не знала, ни зачем, она это сделала, ни что собиралась предпринять дальше: обнять Вейдера, ударить, напасть с мечами, как-то ещё отреагировать на его поступок… В прочем, решить эту маленькую дилемму Тано так и не успела.
Внезапно её отшвырнуло назад с такой силой, что даже при всём желании Асока не смогла бы устоять на ногах. Пролетев несколько метров, женщина больно ударилась об одну из исписанных символами, шероховатых стен спиной и беспомощно рухнула на пол, ощущая сильную боль во всём теле. Затем произошёл обвал.

Разращенные точным ударом меча колонны рухнули, и куски камней, бывшие когда-то частью потолка и пола, с грохотом посыпались вниз.

Всё ещё находясь на «земле», Асока постаралась резко отдёрнуться от них, чтобы спастись. Казалось, вот-вот, одна маленькая неосторожность, одно неправильное действие, и тогрута навсегда будет погребена под этими завалами. Но, ей повезло. Зал храма обрушился так, что Асоку не задело. Хотя, женщине сейчас было не до того. Она до сих пор настолько была поглощена собственными мыслями, эмоциями, переживаниями по поводу того, что она сегодня узнала, что последняя фраза как-то сама собой ещё раз сорвалась с её губ в пустоту, навстречу камням, что сейчас разделили её и её бывшего мастера:

- Скажи, что это не правда! – громко и отчаянно закричала Тано так, как будто Вейдер всё ещё мог её слышать.

Она уже больше не могла сдерживать ни злобу и разочарование, ни боль и сожаление, слишком сильно задели, затронули её до глубины души слова бывшего учителя, и Асока сорвалась, поддалась воле собственных эмоций, позволяя всем им наконец-то выплеснуться наружу. Всё ещё лёжа на грязном каменном полу, Тано со всей силы замахнулась и ляпнула по твёрдой поверхности одним из своих нежных хрупких кулаков, при этом позволяя Силе, литься сквозь удар. Это действие было таким мощным, что в полу даже осталась небольшая вмятина, но Асока уже не обращала на это никакого внимания, как, впрочем, и на то, что из разбитой о твёрдую поверхность руки багряными струйками потекла кровь.

В каком-то полубреду, полусне, тогрута медленно уселась на колени и, обессиленно ещё раз издав истошный крик:

- Энакин! – повержено зажмурилась и окончательно позволила себе разрыдаться, опираясь ослабшими кулаками о твёрдую поверхность, виновато опуская мокрые от слёз глаза к полу, отчаянно и мучительно признавая своё бессилие перед жестокой реальностью, и своё сокрушительное поражение.

Вот так в "полунаркотическом" состоянии Тано просидела ещё какое-то время, предаваясь своим эмоциям, своей боли, своим страданиям, своим теперь уже бесполезным рыданиям. Когда же тогрута наконец-то пришла в себя, очнулась от этого анабиоза, женщина резко вскочила на ноги и попыталась отыскать Вейдера, ощущая того в Силе, но его уже не было рядом. Асока не смогла ни найти его, ни просто почувствовать вновь. Она не знала, для чего делала это теперь, но зато отчётливо знала, зачем Сила привела её сегодня сюда.

Вселенная хотела, чтобы Асока вновь встретилась со своим бывшим мастером в этом духовном месте, причём не с вымышленной ей иллюзией, а с настоящим Энакином, таким, каким он был всегда. Отчего понимание, что больше ей незачем оставаться в этом полуразрушенном храме как-то само-собой лезло в голову. Тано пришла сюда за ответом, что ей следовало делать с Вейдером-Энакином дальше. И теперь у неё был точный и чёткий ответ. Однако Асока не знала, хватит ли ей мужества и сил на это, на то, чтобы остановить его, остановить любой ценой. Но сие решение было ещё в далёком-далёком будущем. И тогрута всем сердцем желала, чтобы момент, когда ей придётся сделать нечто подобное был оттянут чем можно дальше, а, может, и вовсе никогда не наступил.

- Однажды мы с тобой ещё встретимся, Энакин, и, возможно, эта встреча для одного из нас станет последней! – с неимоверной печалью и болью в сердце произнесла во тьму и пустоту Асока, резко и решительно утирая слёзы с собственного лица.

Оставаться в этом месте и продолжать искать что-то, чего нельзя было найти, Тано не видела больше необходимости. Свой ответ она получила, и теперь должна была решить готова ли она к подобному выбору или нет. Но всё это будет потом. А сейчас следовало как можно быстрее выбраться из храма, улететь с Тайтона, привести мысли и эмоции в порядок, и всё ещё раз хорошенько-хорошенько обдумать. По сему, тяжело вздохнув, женщина направилась на поиски выхода из этих ныне бесполезных развалин, из этого места, вместо умиротворения принёсшего ей столько боли.

Обладая не малым опытом выживания в самых разных ситуациях, Асока быстро нашла выход из храма или того, что раньше называлось храмом. На счастье Тано её корабль так и остался не тронутым. Всё же в Вейдере ещё был свет, как он этого ни отрицал, но был. Иначе бы он просто убил свою бывшую ученицу, а не оставил ей столько шансов на то, чтобы выжить. И это ещё больше наводило Асоку на сомнения по поводу правильности того решения, которое подсказывала ей Сила, да и сам её бывший мастер.

- Нет, я найду способ решить эту проблему иначе! Я найду в себе силы побороть эту тьму так, чтобы это принесло наименьшие потери для всех! – уверенно пообещала себе тогрута, взойдя на борт корабля и садясь в кресло пилота.

Тано запустила двигатели и направила корабль прочь от Тайтона, от планеты, где всё и вся кричало о правильности лишь одного единственного и не самого «джедайского» ответа. Однако Асока не желала слушать этот «крик», теперь её мысли ещё больше были наполнены сомнениями и противоречиями нежели, когда женщина только-только прилетела сюда. В конце концов, это ей, а не Силе или вселенной ещё придётся принять крайне важное и, возможно, болезненное и судьбоносное для многих решение.

Отредактировано Ahsoka Tano (2016-07-24 01:56:08)

0

22

Оказавшись по ту сторону обвала, Вейдер постоял ещё пару секунд, вслушиваясь в истошные вопли своей бывшей ученицы, разобрать которые не представлялось возможным. Развернувшись, он медленно побрёл к выходу, но не дошёл до конца совсем немного. Неизвестно, что это было - совесть, сочувствие или что-то другое, но он почему-то захотел объяснить всё своей ученице, а потому вынул переносной передатчик и, воспользовавшись навыками, приобретёнными в детстве, переделал его на скорую руку для функции по типу диктофона, но с поддержкой изображения, а также добавил небольшой сюрприз, повысив нагрузку на все важные части. Закончив работу, он включил его, чтобы записать сообщение тогруте. Вытянув руку с "диктофоном" перед собой, он начал говорить.

- Не знаю, зачем я это говорю, но ты имеешь право знать правду. Кхххх-кххххуууу. Всё, что я говорил тебе сейчас... Кххххх-кхххху. Я не врал. Я действительно несу ответственность за все эти действия. Но... Кххххх-кхххууууу. Я это сделал не просто так. - Вейдер то и дело ставил паузы, сопровождаемые неотлучным шипением его воздушного фильтра. - Был момент, когда я вернулся к себе на родину - на Татуин и обнаружил, что моя мать мертва. Виновны в этом оказались... Кххххх. Тускенские рейдеры. Находясь в состоянии гнева, я отыскал их деревню и убил их всех. Всех до единого, включая грудных младенцев. Кхххх. Ты можешь считать меня извергом, садистом... Кххх-кхуу. Но мне нисколько не жаль, что я тогда так поступил. Пытки с применением Тёмных воздействий же я устраивал для того, чтобы найти и спасти тебя. Так что... Кххххххх. Ты должна мне быть благодарна за это. По завершении данного сообщения передатчик сгорит. Даже не пытайся восстановить память - не выйдет. Удачи... Кхххх. Удачи, шпилька. Да пребудет с тобой Сила.

Отключив функцию записи, Вейдер вышел на свежий воздух. Помявшись с пару секунд возле корабля своего падавана, он закинул передатчик внутрь. Плевать, если пилот видел его заминку - ему всё-равно уже не суждено вернуться с этой планеты.
Подойдя к кораблю, Тёмный лорд поднялся по открывшемуся трапу. Пилот с ужасом смотрел на открытую часть его обожжоного лица до той самой минуты, пока не получил укол световым мечом в грудь. Зачем нужны свидетели, когда Энакин и сам является отличным пилотом? Отшвырнув Силой тело наружу из корабля, Эни уселся за штурвал и, закрыв трап, включил двигатели корабля, чтобы улететь с этой планеты.

+1

23

Асока уже почти улетела с Тайтона, когда нашла запись, что оставил ей бывший учитель. Она внимательно слушала все сказанные им слова, как будто это была какая-то спасительная нить, что оправдывала все его злодеяния, за которую ещё можно было ухватиться. По сути, таким и являлось это сообщение. Тано не знала, зачем Вейдер всё это говорил, ей говорил. Но отчасти понимала его поступки, хоть они были и непростительными, но она их понимала. Видимо, Асока тоже не на столько была приверженцем джедайских учений, потому как видела оправданность и в убийстве тускенов, и в пытках тёмной стороной Силы. И это отчасти ужасало саму Тано, она сидела, как завороженная, смотря на запись, пока та не закончилась. Только лишь спустя мгновение, как голографический Вейдер договорил, тогрута поняла, что передатчик сейчас само ликвидируется, и вовремя успела отбросить его в сторону, прежде, чем он взорвался и загорелся оранжевыми язычками пламени.

Остатки передатчика полыхали где-то на полу управляемого автопилотом корабля, пока Асока в каком-то трансе пялилась на них. Она ещё некоторое время не могла ничего сказать и ничего сделать. Ей просто нечего было говорить, как не хотелось и шевелиться после открытия столь страшной правды. Вейдер, действительно не врал, ещё во времена Энакина в нём уже были какие-то мельчайшие проявления тёмной стороны Силы, и Асока всё ещё была жива только поэтому. Возможно, и многим другим «посчастливилось» быть спасённым таким же методом.
«Как, ну как я могла не замечать подобных изменений, подобной ужасающей манеры поведения в столь близком мне человеке?» - мысленно задалась этим вопросом тогрута, буквально ненавидя себя за свою неосмотрительность, за свою невнимательность.

Её голову вновь вдруг посетила мысль, а была ли она способна, а могла ли она что-то исправить, не уйди, останься в ордене рядом со своим мастером, если Энакин начал становиться таким, ещё до её появления в его жизни. Этот вопрос по-прежнему оставался открытым.

С другой стороны, каждый его поступок, каждое его злодеяние было оправданно какой-то сильной и веской причиной, которую можно было понять, благодаря которой можно было даже закрыть глаза на нечто подобное. Или всё же их закрывать не стоило? Асока уже толком ничего не знала. Однако послание, оставленное ей Вейдером, говорило, буквально кричало о том, что ещё не всё было кончено. Если Энакин-Вейдер, Тано уже не делала между ними больших различий, счёл необходимым оставить подобное послание, оправдаться за свои ужасающие поступки перед ней, значит не всё ещё было потерянно. В её бывшем мастере, наравне со злом жило и добро, Свет, который Асока постоянно пыталась в нём разглядеть, и она разглядела. Энакин был настолько привязан к своим близким, мог настолько сильно их любить и готов был до последнего защищать, что это толкало его вот на такие вот поступки. Нет, от этого поступки не были менее ужасными. Но разве плохой, злой и бесчувственный изверг мог бы так сильно сопереживать другим, так отчаянно стремиться спасти их в ущерб даже самому себе. Нет, конечно, не мог. Да, Энакин часто ошибался, часто совершал нечто немыслимое и не простительное, но всё это было не во благо себя, что свойственно для ситхов, а во благо других. И это говорило о том, что в какой-то своей, искажённой манере, но светлая сторона в Скайуокере всё ещё существовала, и до неё можно было достучаться, ухватиться за эту нить, чтобы показать запутавшемуся учителю верный путь. Теперь Асока отчётливо знала, что тот ответ, о котором кричало всё после встречи на Тайтоне был неверным. И она знала, как поступить дальше. В следующий раз она ни за что не сдастся, она пойдёт до конца и она сможет исправить все ошибки прошлого, какими бы страшными они ни были и со стороны Энакина, и со стороны её самой. В конце концов, Тано уже давно не была джедаем, а значит и джедайским догмам следовать не была обязана. Похоже, она тоже ставила свои привязанности выше верного пути, однако по-прежнему держалась Света. Научить жить так тогрута могла и его. Теперь она была уверенна, что могла.

- Да прибудет и с вами Сила, мастер. И надеюсь, что после следующей нашей встречи это будет Светлая её сторона. Я вам обещаю! – торжественно проговорила Тано, смотря на то, как догорают и превращаются в пепел последние остатки частей передатчика.

Женщина медленно сжала пальцы на правой руке в кулак и не торопясь прижала его к своей груди, как будто этот жест был подтверждением её «клятвы» бывшему мастеру и самой себе. Просидев вот так ещё с полминуты, Асока преисполненным вдохновением взглядом проследила за тем, как обломки передатчика погасли, превратившись в «пыль». И лишь после этого опять вернулась к управлению собственным кораблём. Тано натерпелось поскорее добраться до базы повстанцев, отдохнуть, всё хорошенько обдумать и тут же преступить к подготовке и воплощению в жизнь того, что она только что пообещала учителю.

0


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Завершенные истории » Встреча с прошлым


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC