САМЫЕ АКТИВНЫЕ:
ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД И ИГРОКИ НЕДЕЛИ:

Добро пожаловать на ролевую игру GALAXY FAR, FAR AWAY по известной вселенной Star Wars. Действия игры разворачиваются во всех временных рамках, учитывая расширенную вселенную. А это значит, что у нас будут рады и Ревану, и графу Дуку под руку с принцессой Леей и «не последним» товарищем Финном. Игра разделена на зоны, где каждый герой может начать свою историю заново или написать ее так, как давно мечтал! Галактика большая, и в ней найдется место всем и каждому. Если у вас есть вопросы, поищите ответы в FAQ, возможно, их уже задавали до вас. Связаться с администрацией вы всегда можете в гостевой.

«Все очень просто.
Нужно только решить, чего ты хочешь». (с) ПОРГОВ ХОЧУ!


АДМИНИСТРАЦИЯ:
Боба ФеттГарм Бел ИблисДенгар
Тенел Ка ДьоДарт Вейдер

САМЫЕ НУЖНЫЕ:

A GALAXY FAR, FAR AWAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Старая Республика и Война Клонов » [38 ДБЯ] Торги за престол


[38 ДБЯ] Торги за престол

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

--
ТОРГИ ЗА ПРЕСТОЛ38 ДБЯ

♦ Оби-Ван Кеноби, Квай-Гон Джинн, Дуку

♦ 38 ДБЯ, Рагун VI / зелтронская колония на планете Циттон

О, бесконечные политические распри! Как бы ни были джедаи далеки от политики, политика никогда не отпускала их, всячески пытаясь использовать себе на пользу. Или же устранить со своего пути, когда джедаи могли оказаться помехой, защищая мир и справедливость. Так случилось и в этот раз, когда джедаи были вынуждены присутствовать на коронации нового правителя Циттона, одной из зелтронских колоний. Ибо даже их присутствие может сорвать все коварные планы жаждущих наживы и власти.

+1

2

Иногда даже в самых крохотных мелочах сокрыта невероятная красота. Именно так думал Оби-Ван Кеноби, рассматривая цветок, покачивающийся на ветру в нескольких сантиметрах от его лица. Цветок действительно был красив, его лепестки отливали радужным металлическим блеском, играя в закатных солнечных лучах множеством бликов. Сложная структура его чашечки состояла не из прожилок, а из крохотных трубочек, радиально расходящихся от сердцевины. Казалось, что цветок зазвенит от прикосновения - но на самом деле он был чрезвычайно хрупок. Впрочем, он уже начинал надоедать Оби-Вану - он рассматривал этот цветок уже не меньше двадцати минут. Особого выбора у него и не было - Кеноби стоял над цветком на руках. И понимал, что достаточно скоро имеет все шансы рухнуть прямо на него.
Внезапный порыв ветра принес свежие ароматы зелени и речной прохлады. В лесу, начинающемся метрах в пятидесяти от лагеря джедаев, заливалась пением стайка птиц, сейчас скрывшихся среди яркой листвы, но все еще ощутимых посреди бесконечного многообразия наполняющей Рагун IV жизни. Оби-Вану всегда нравилось бывать на этой планете - несмотря на непростые испытания, которые периодически задавал ему Квай-Гон.
Цветок стал еще на сантиметр ближе. Кеноби вдохнул ароматный ветер, а потом повернул голову и окликнул:
- Учитель?
Квай-Гон, всё это время безучастно подпиравший одно из деревьев и то и дело оглядывавшийся по сторонам, наслаждаясь бушующей вокруг них жизнью, повернул к Кеноби голову.
- Что ты хотел, падаван?
Изменив положение кистей и сдерживая дыхание, чтобы не закряхтеть, Оби-Ван, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно, спросил:
- Учитель, я… - он замолчал на долю секунды, восстанавливая баланс, - я хотел спросить, не поступало ли еще новых вызовов на задания? После Мандалора все было слишком легким.
На самом деле Оби-Ван желал бы спросить, может ли прервать свое занятие, но иногда он был готов скорее провалиться под землю, чем показать мастеру слабость. А еще он успел заметить, что на трех лепестках цветка трубочек-составляющих было на две больше.
Мастер оценивающе посмотрел на падавана, которому всё труднее и труднее давалось поддержание баланса на слабеющих руках, и с едва уловимой иронией спросил:
- Неужели? А по-моему, ты снова запираешь дыхание.
То, что Оби-Ван искал любой предлог не думать об усталости, было вполне закономерно. И в какой-то мере правильно. Он находился в этом положении, без малого, уже около двадцати минут. И выдержал бы дольше, если бы вещей, на которых он мог концентрировать своё внимание, было больше. Поэтому Квай-Гон решил немного подыграть.
- И что именно показалось тебе слишком лёгким?
Оби-Ван немного насторожился, стараясь ощутить в Силе спектр эмоций учителя. Тот не слишком-то раскрывался, но тонкий ручеек иронии Кеноби все же уловил. Он глубоко вздохнул, одновременно демонстрируя и свободу дыхания, и освобождаясь от легкого раздражения.
- На Ирунеле, когда мы спасали ту замороженную в карбоните принцессу, самым страшным врагом оказалась хромая на две ноги вомпа-песчанка. Даже стража разбежалась, когда увидела световые мечи! - Кеноби пошевелил немеющей ступней и мысленно мрачновато добавил “а еще мне не пришлось стоять там на руках”.
- Это задание было не труднее и не легче предыдущих, падаван, - голос Квай-Гона звучал строго, несмотря на внешнюю расслабленность. Конечно, это ведь не он нависал над несчастным экзотическим растением, с минуты на минуту грозя смять его под своим весом. - Сейчас в Галактике наступило относительное спокойствие и мир, на который работали сотни джедаев, включая нас с тобой. Мы создали себе хорошую репутацию, но ты не должен расслабляться, считая что-то лёгким. Потому что с моей позиции, - мастер-джедай хмыкнул, - то, что ты делаешь сейчас, выглядит очень легко. Вот только для цветка ты представляешь смертельную угрозу. Если твои руки ослабеют настолько, что ты больше не сможешь на них держаться, он умрёт. А теперь сконцентрируйся на его тревоге и ответь: действительно ли это так легко?
Кеноби честно рассматривал цветок около минуты, потом уточнил:
- Что именно, учитель? Легко мне стоять на руках или легко оберегать эту хрупкую жизнь?

+1

3

Квай-Гон неслышно выдохнул и едва не закатил глаза. Иногда ему казалось, что мысли ученика находятся совсем не там, где должны быть в настоящий момент.
- У тебя есть время подумать, если ты считаешь, что тебе его хватит, - сухо сказал он.
Оби-Ван вновь вздохнул, быстро переставил ладони, едва удержав равновесие, и ответил:
- Если вы о более масштабном, а не сиюминутном, то, может быть, вы о надежде? Несмотря на угрозу с моей стороны, цветок не вянет, потому что продолжает надеяться - так же, как жители планет, которые нуждаются в джедаях. Помните ту фразу Декстера? Сила светового меча в глазах смотрящего. Джедаи несут ответственность за мир в Галактике так же, как я сейчас несу ответственность за этот цветок. Это простое сравнение, но все же… - он перевел дыхание и постарался проконтролировать возникающую дрожь и иглы боли в левом локте; кожа на спине уже окончательно онемела от напряжения, а говорить становилось все сложнее, - если я упаду - на этой поляне умрет красота. Если не справятся джедаи… Умрет надежда. А это худшее, что может случиться… Потому нет миссий важнее или главнее… потому что нет незначительных поступков. Но… некоторые задания попросту интереснее…
Оби-Ван замолчал, старательно пытаясь сфокусироваться на цветке, который начинал расплываться перед глазами, и взывая к Силе, чтобы черпать из нее энергию. Но сдаваться он не собирался. Квай-Гон учил его многому - но только не этому.
- Можешь расслабиться, - наконец сказал его учитель, когда выслушал ответ.
Больше он не добавил ничего. Не прокомментировал ни умозаключения своего ученика, ни то, в каких условиях ему пришлось к ним приходить. Хотя, признаться, Оби-Ван выполнил и даже перевыполнил установленную самим Квай-Гоном норму. Однако теперь учитель переживал только об одном: чтобы к моменту, когда от падавана потребуется использовать все свои возможности, сегодняшняя “перегрузка” не дала о себе знать.
Оби-Ван подавил желание тут же рухнуть на землю и, собрав воедино все остатки сил, легким прыжком очутился на ногах. Но покачнулся и был вынужден опуститься на траву, вытянув онемевшие конечности. Он повел плечами и едва заметно поморщился, потом вопросительно посмотрел на учителя. Вообще на Рагун IV они прибыли уже дня три назад. Это была обычная тренировка с оттачиванием навыков выживания в дикой природе. До пункта назначения, где был спрятан маяк, обнаружение которого означало успех тренировки, оставалось около двух суток пути. Еще ни разу им не удавалось дойти до этого маяка - всегда следовал срочный вызов из Храма и новая миссия. Несмотря на затишье, которое сейчас царило в Галактике, джедаи все равно были необходимы везде и всегда. Иногда даже казалось, что события набирают оборот.
Кеноби скрестил ноги и положил ладони на колени, потом выпрямил спину, позволяя Силе течь сквозь себя. Это не было полноценной медитацией, но действительно восполняло силы. Из мышц стали уходить онемение и ноющая боль.
Мастер Джинн сказал, что это занятие легкое. Секунду поколебавшись, Кеноби все же озвучил возникший вопрос.
- Учитель Квай-Гон, а сколько вы могли простоять на руках?
От такого вопроса мастер даже на секунду перестал рассматривать окружающую их природу, полыхающую тёплыми оттенками оранжевых цветов из-за лучей уходящего за горизонт светила, и посмотрел на падавана.
- Я часто падал. Моего учителя не заботило то, сколько я смогу продержаться на руках - его заботили лишь методы, которыми я пытался достигнуть наилучшего результата, - и, словно нарочно дав Оби-Вану время возгордиться своими собственными результатами, с улыбкой добавил, - но однажды я простоял так больше часа. Прибегнув к помощи Силы - кажется, я не говорил, что это запрещено.
Кеноби опустил голову. Квай-Гон очень редко вспоминал собственного наставника - и никогда тепло. Вероятно, он следовал Кодексу и сумел обойтись без привязанности. Но многие мастера вспоминали учителей с улыбками и благодарностью. Однако мастер Дуку действительно вызывал достаточно противоречивые эмоции. И Оби-Ван видел, что мастер Джинн в самом деле иногда переходил порог запрета на личные эмоции. В Силе физически ощущалась его боль при одном упоминании имени Ксанатоса; смерть Талы едва не уничтожила его. Квай-Гон всегда опекал самого Кеноби больше, чем того требовал статус мастера. И ему было сложно не отвечать взаимностью. Оби-Ван защищал учителя с куда большим рвением, чем того требовала клятва. Это было плохо, как считалось в Ордене - но иногда это было главным источником сил и да, надежды. Оби-Ван никогда не жалел о том, что вырос вне привычной галактическому обществу семьи. Орден был его семьей. Множество братьев, сестер, заботливые родители, а также один чудаковатый зеленый дядюшка. И настоящий отец, мудрый и действительно всепонимающий.
- Простите, учитель. Я уверен, вы были лучшим из возможных падаванов.
Оби-Ван мрачно подумал, что точно не чета ему самому.
- Нет, Оби-Ван, не был, - мягко ответил ему мастер Джинн и положил ему руки на плечи, немного сдавив напряжённые мышцы.
Вся строгость, с которой он следил за тем, чтобы ученик не просто выполнил выданное поручение, а подошёл к этому со всей ответственностью, разом облетела.
- Но я всегда стремился стать джедаем, достойным своего наследия. И надежды, которую возлагают на джедаев те, кто продолжает нуждаться в нашей помощи, - он несильно хлопнул падавана по спине, убеждаясь, что тот в порядке и, немного помолчав, продолжил, - и это куда важнее чьего-либо одобрения.

+1

4

Кеноби с легким сомнением посмотрел на учителя. Он был полностью согласен с его словами, но даже помыслить не мог о том, чтобы разочаровать его отказом, следуя за собственными убеждениями. Тогда, на Мелиде-Даан, он так и поступил - и это не закончилось ничем хорошим. Хотя Кеноби искренне считал, что поступает должным образом и следует путем джедая, стремясь вернуть мир на раздираемую войной планету. То же было во время конфликта с Зан Арбор, когда Квай-Гон после спасения осудил большую часть действий и решений, принятых Оби-Ваном, назвав их “суетой”. Поэтому Оби-Ван старался слушать мастера, хотя это и не всегда удавалось. Но в одном Кеноби был уверен: его учитель действительно являлся эталонным джедаем, лучшим в Ордене, после магистра Йоды конечно. И он действительно был горд учиться у самого Квай-Гона Джинна. Но не решился сказать это вслух, потому просто склонил голову и ответил:
- Спасибо за ответ, учитель.
Квай-Гон кивнул в ответ. Он хотел сказать что-то ещё, но тонкий писк комлинка, оповещавшего о том, что пришло новое сообщение, не дал этого сделать.
- Нас вызывают на планету Циттон. Это одна из зелтронских колоний в Среднем кольце. Присутствующий там джедай запрашивает нашу помощь.
Кеноби тут же вскочил на ноги и поднял голову к небу, ожидая увидеть там точку приближающегося корабля, который находился на орбите. Срочный вызов - и они опять не доберутся до маяка. Но Оби-Вана это не расстраивало.
- А кому мы должны будем помочь?
- Это мастер Дуку, - бесстрастно ответил Джинн, возвращая комлинк обратно на свой пояс, и тоже посмотрел на небо, где уже белела точка приближающегося шаттла. - Территориально мы ближайшие из тех, к кому он может обратиться.
Несмотря на всё своё спокойствие, Квай-Гон на секунду стал выглядеть озабоченным. Пожалуй, это укрылось бы от чьих угодно глаз, но только не от падавана и его пытливости. Что ж, причина действительно была, и об этом Оби-Вану тоже нужно было знать.
- Сообщение было зашифровано, - Квай-Гон сложил руки на груди и повернул голову к ученику, - так что, полагаю, нам не следует афишировать своего присутствия, когда мы прилетим.
Оби-Ван перевел взгляд на учителя и постарался скрыть легкое разочарование. Совместная миссия с мастером Дуку не казалось привлекательной, даже несмотря на ее несомненную пользу для Галактики. Неудивительно, что они вспомнили о Дуку - вероятно, тот всерьез нуждался в поддержке, что отразилось даже в Силе.
- Хорошо, учитель. Мы вылетаем сейчас? - уточнил Оби-Ван, с легкой тоской подумав о несостоявшемся ужине.
- Да, мы вылетаем сейчас.
Квай-Гон ответил только это, разом сделавшись каким-то очень уж сосредоточенным. Наверняка его тоже не прельщала перспектива снова оказаться в одной лодке с бывшим учителем. Или он в очередной раз пожалел, что до маяка они с Оби-Ваном так и не дошли. Это был уже четвёртый раз, когда они вынуждены были покинуть поросшую диким джунглями планету из-за срочного вызова. Впрочем, в этот раз они зашли гораздо дальше. И, быть может, в будущем прошли бы этот путь до конца.
Белый шаттл с опоясывающей его красной полосой мягко опустился на гидравлические опоры прямо на поляну. Благо, места на ней было предостаточно. И совсем скоро оба джедая - мастер и его падаван - могли наблюдать, как в застлавших небо белых облаках растворяются последние очертания дикого ландшафта.

+1

5

Циттон с орбиты представлял довольно традиционное для обитаемых планет зрелище. По мере того, как корабль совершал витки над его поверхностью, становилась видна то яркая зелень и океаны, стыдливо прикрытые пологом белых облаков, то чернота его ночной части, опутанная сеточкой городских огней. На высокой орбите было множество кораблей, а на стандартной средней патруль старательно следил за порядком. На планете явно что-то происходило - фестиваль, праздник или иное важное событие, на которое слетаются десятки тысяч туристов. На многих судах была дипломатическая маркировка, подобная той, что украшала корабль джедаев.
Оби-Ван поднял корабль чуть выше, занимая очередь, которую принял транспондер. Вероятно, что ждать придется достаточно долго. Кеноби повернулся к учителю, который с безмятежным видом сидел в кресле второго пилота и созерцал планету, как драгоценный камень, плывущий внизу в оправе из звезд.
- Учитель? - вежливо окликнул Кеноби, не желая вырывать Квай-Гона из размышлений. - А мастер Дуку давал определенные распоряжения? Нам не надо лететь в какое-то определенное место?
- Будь терпелив, мой юный падаван.
Данный Квай-Гоном ответ был ожидаем. Он всегда учил Оби-Вана терпению. А сказать больше этого он действительно не мог, потому что, кроме запроса о помощи и названия планеты, Дуку в самом деле не оставил ничего. Однако зная педантичность бывшего учителя, Джинн не беспокоился о том, что им придётся самостоятельно искать Дуку или решать вопрос с посадкой.
Прошло не более одной минуты, прежде чем из передатчика раздался сиплый голос. Он и подтвердил догадку Джинна.
- Борт JS-350, говорит диспетчерская служба независимой зелтронской колонии планеты Циттон. Вас приказано сопроводить до места посадки.
Квай-Гон переглянулся с Кеноби и потянулся рукой к кнопке голосвязи.
- Следуем за вами, - коротко ответил он, и спустя всего секунду из-под шаттла вынырнул небольшой крылатый дроид, светящийся зелёными огнями, среди которых выделялась оранжевая надпись “JS-350 - следуйте”.
Кеноби сжал штурвал и свернул с орбиты, последовав за дроидом. Это было непривычно - обычно приходили закодированные координаты, которые вели в нужное место. Но зелтронцы вообще действовали с размахом. Насколько Оби-Ван помнил, представители этого народа возвели красоту в культ - будь то красота физическая или душевная. Мелочей это явно тоже касалось. Дроид бодро летел в полукилометре впереди, ведя куда-то в центр ночной зоны. Скоро планета закрыла все обзорное окно, скрывая звезды желтыми огнями на поверхности и сияя яркой кромкой атмосферы, очерчивающей ее контур. И все же от планеты исходило чувство тревоги. Было сложно понять, что именно вызывает эти ощущения. Не похоже на войну и даже на затаенный конфликт, но и благоденствия тут не было.
- Учитель. Вы уверены, что это посланник мастера Дуку?
Квай-Гон сощурился, прислушиваясь к своим ощущениям в Силе, и утвердительно кивнул:
- Я не думаю, что его послали по личному приказу самого Дуку. Но он здесь.
Мастер задумчиво посмотрел на своего ученика и задал ему наводящий вопрос, предварив его короткой справкой:
- Официально Циттон обрёл независимость десять лет назад. Войны здесь никогда не было, но она и не нужна, чтобы выгнать большую часть населения за грань бедности. Несмотря на это, среди циттонцев много патриотов. И многие из них недовольны влиянием на экономику квизанов. Я знаю, что ты чувствуешь тревогу, которая усиливается при приближении к городу. За всей этой торжественностью скрывается нечто почти неуловимое, но джедаю нужно быть готовым к неожиданностям, когда он получает столь явственные знаки. Можешь ли ты связать их с тем, что только что узнал?
Оби-Ван нахмурился, продолжая следить за дроидом-гидом и лететь за ним следом.
- Я не думал, что зелтронцы могут заключить союз со столь необычной расой, как квизаны. Я читал как-то, что на Циттон отправились в качестве колонистов многие зелтронцы, недовольные политикой родной планеты. Но это подразумевает отчужденность. И нет, учитель, я не берусь пока судить о происходящем, - Кеноби направил корабль в атмосферу планеты, погружаясь в ее синеву; дроид сблизился со сбавившим скорость кораблем. - На планете готовятся к какому-то важному событию. Но мы еще не знаем, к какому. Ответ на этот вопрос позволит понять, что может произойти. Но наверняка готовится что-то крупное, раз мастер Дуку вызвал нас. Я полагаю, что некое событие попытаются сорвать или обернуть против противников - политических или экономических. Нам надо быть готовыми и прислушиваться ко всем словам и ощущениям.
- Осталось тебе ещё научиться не говорить, что ты не берёшься судить о чём-то, прежде чем поведать о своих умозаключениях.
Квай-Гон не улыбнулся, но по нему было заметно, что он остался доволен ответом падавана.
Вдали уже виднелись белые купола некоей резиденции, проглядывающие сквозь синюю листву с розоватой окантовкой. Судя по всему, именно туда вёл их шаттл переставший поблёскивать маячками дроид.

+1

6

Стоя перед огромными дверями ангара и оглядываясь по сторонам, Кеноби пребывал в легком недоумении. Никто не вышел встречать их, никто даже не ощущался в окрестностях. Дроид-гид тоже благополучно приземлился на платформу, где неподвижно замер, не проявляя признаков активности. На площадке царила почти абсолютная тишина - только слабо потрескивала остывающая обшивка корабля и негромко шумели деревья от потоков слабого ночного ветра; что-то протяжно и тонко завыло вдали, потом смолкло, вновь оставив ночь в шелесте листвы.
- У меня нехорошее предчувствие, - заметил Кеноби едва ли не шепотом. Он прислушался к первому инородному звуку - приближающимся металлическим шагам, потом повернулся к учителю и вопросительно изогнул бровь, без слов спрашивая, не мог ли мастер Дуку попросту забыть о них или попасть в беду.
Квай-Гон тоже осмотрелся, а потом нахмурился, вернув падавану его взгляд. Говоря начистоту, он тоже не совсем понимал, что происходит. Но вызывать на планету двух джедаев и заставлять их ждать было, по меньшей мере, бестактно. Впрочем, вскоре их ожидание было вознаграждено, хотя и не совсем так, как они оба ожидали. Металлические шаги всё приближались, и спустя минуту одна из ведущих в ангар дверей открылась, являя взгляду джедаев протокольного дроида в сопровождении двух стражей, облачённых в чёрно-синюю пластоидную броню с серебряными вставками. Их закрытые шлемы венчал остроконечный плюмаж, из которого в разные стороны торчали пушистые белые перья, а за спиной развевались чёрно-синие плащи с витиеватой серебристой оторочкой.
- Приветствую вас в городе Атрия - столице независимой зелтронской колонии на планете Циттон, - прошелестел электронным голосом дроид, поклонившись. - Моя хозяйка велела встретить вас и сопроводить в её покои.
- Почему именно в её покои? - Квай-Гон вопросительно изогнул бровь. - И к чему вся эта таинственность?
В его голосе слышалось лёгкое раздражение и нетерпимость. И это вовсе не было чем-то странным. По словам Квай-Гона, Дуку находился где-то здесь и сразу мог бы выслать нужные координаты, снабдив их хотя бы краткой сводкой о своём собственном задании, чтобы не оставлять своего бывшего ученика и его падавана в абсолютном неведении. Но Дуку этого не сделал, очевидно, полагая, что Джинн всё поймёт и догадается обо всём самостоятельно. Обычно так и происходило, но сейчас информации было крайне мало. А Сила не предупреждала ни о чём, кроме необходимости быть настороже.
- Это обычная процедура встречи важных гостей, - голос дроида был бесстрастен. Он развернулся на своих длинных ногах и повторил. - Прошу следовать за мной.
Оби-Ван переглянулся с учителем, не скрывая легкого недоумения, потом плотнее закутался в плащ от ночной прохлады и пошел следом за дроидом. Джедаям доводилось сталкиваться с разным приемом, будь то торжественное приветствие, откровенный страх или даже ненависть. Но не подобное равнодушие. Впрочем, Кеноби не слишком переживал из-за этого. Скорее всего, подобные предосторожности являлись частью таинственности, которой правители и сенаторы многих планет любили окружать свою деятельность.
Дроид неуклюже шел впереди, тихо поскрипывая отлично смазанными суставами. Учитель молчал с не менее таинственным видом, чем все это место и его атмосфера. Кеноби нахмурился и вдруг спросил:
- Как зовут твою хозяйку, дроид?
Тот, не останавливаясь и продолжая целеустремленно вести джедаев в сторону небольшого парка, за которым возвышался очень изящный особняк из белого и розового мрамора, подсвеченного умело спрятанными лампами, ответил:
- Я не уполномочен отвечать на этот вопрос. Хозяйка сама посвятит вас во все нюансы.
Оби-Ван едва слышно фыркнул.
- А почему она не встретила нас лично?
Дроид даже остановился и, развернувшись к гостям, всплеснул руками.
- Моя хозяйка является высокопоставленной особой! Подобное поведение было бы недопустимым для нее!
- Но почему тогда она отправила нам навстречу только одну консервную банку, а не торжественный экскорт? Это бы больше соответствовало ее положению. Она же не принимает недостойных ее внимания.
Дроид немного прожужжал схемами, потом вновь направился к особняку, не отвечая на вопрос. Оби-Ван довольно хмыкнул.
- Мой ученик не слишком избирателен в подборе терминов, но он задаёт весьма логичные и закономерные вопросы, - задумчиво сказал Квай-Гон и тоже вдруг остановился. Идущие за ним стражи едва не налетели на него, а джедай лишь бросил короткий взгляд себе за спину, чем заставил их занервничать. - Не получив должного ответа со стороны пригласившего лица, мы вполне уполномочены покинуть планету и доложить об отказе в содействии Совету. Если твоя хозяйка предпочитает подобный исход, мы больше не задержимся здесь ни на минуту.
Кеноби тоже остановился и удивленно посмотрел на выглядящего очень серьезным и сосредоточенным учителя. В Силе его эмоции были смутными, но в них отсутствовало возмущение. Вероятно, Квай-Гон попросту воспользовался шуткой своего скучающего ученика, дабы разведать обстановку. Оби-Ван решил подыграть ему, потому напустил на себя надменный вид и с долей величественного презрения добавил:
- Орден будет оповещен о столь неподобающем приеме.
Дроид вновь всплеснул руками, в этот раз уже отчаянно.
- Но… Но я должен сопроводить вас! Баронесса сама расскажет вам! Прошу вас, пойдемте, бестактность встречи обусловлена необходимостью скрыть ее!
Баронесса. Кеноби решил замолчать, оставляя остальное учителю. Происходящее приобрело явную атмосферу “плащей и кинжалов”, больше свойственную отсталым планетам, а не таким прогрессивным колониям, как Циттон.
И, словно вторя мыслям Оби-Вана, Квай-Гон сказал, снова обращаясь к дроиду:
- В таком случае, надеюсь, мы не пожалеем о том, что окажемся втянуты в эту авантюру.
Он как бы между прочим оправил на себе тунику, скрыв за этим жестом поданный ученику сигнал: “трезвость суждений”. И уже куда более расслабленно стал осматривать окружающий их сад, покуда дроид уводил их дальше от ангара.
- Твоя хозяйка принадлежит к расе зелтронов? - снова спросил он. - Хотя бы на этот вопрос ты ответить можешь?
Дроид немного помешкал, но всё же утвердительно кивнул.
- Вы крайне наблюдательны, - заметил он. Если бы в его алгоритмы была заложена ирония, можно было бы подумать, что он шутит. - Архитектура поместья наделена присущими только этой расе утончённостью и изяществом. А учитывая в особенности изысканный вкус моей хозяйки, я бы предложил вам переодеться, прежде чем вы с ней встретитесь...
Джедаи снова переглянулись, не зная, то ли недобро рассмеяться, то ли сию секунду развернуться и улететь отсюда прочь. Но дроид тут же поспешил добавить:
- … Но, боюсь, у вас не будет времени на приведение себя в подобающий вид. Сюда, пожалуйста.
Они свернули на выложенной белоснежными мраморными плитами площадке и по уставленной с обеих сторон массивными вазонами с диковинными цветами дорожке вышли к колоннам. Они возносились под самую крышу трёхэтажного особняка и образовывали коридор, ограждающий его стены от уютного сада позади. Стражи, щёлкнув каблуками, встали по обе стороны от входа в резиденцию, а дроид нажал кнопку, встроенную над его запястьем, и ведущая внутрь массивная дверь стала открываться.

0

7

И действительно, всё во внутреннем убранстве этого особняка говорило об исключительной любви баронессы к роскоши. Квай-Гон видел немало подобных резиденций и не раз бывал внутри дворцов, интерьер которых потрясал гармоничностью подобранных деталей. Но всё внутри них - от выложенных лазуритом стен и до покрытых позолотой изваяний - создавало впечатление нахождения в музее. И кем бы ни была эта баронесса, в одном ей действительно невозможно было отказать: роскошь золотых витков, опоясывающих перила лестницы, на удивление смотрелась крайне изящной и даже лаконичной; начищенные до зеркального блеска полы холла отражали встроенную в стены мягкую подсветку, из-за чего казалось, будто он парит; на стенах висело множество подсвеченных небольшими лампами картин, и все они, за исключением единственной, висящей в самом дальнем конце, были нарисованы настоящими красками. В сочетании с пастельными тонами, которые прекрасно совмещались с избранным зелтронской аристократкой лаконичным стилем, они не перегружали общую обстановку казавшегося огромным холла, но дополняли её теплом и даже уютом: при ближайшем рассмотрении стало понятно, что все они так или иначе изображали сцены из жизни столицы Циттона - города на холмах под названием Атрия.
- Похоже, баронесса очень любит это место, - задумчиво изрёк Квай-Гон, когда дроид повёл их вместе с учеником вверх по золочёной лестнице, сверкающей под ногами россыпью миллионов крошечных созвездий.
Поборов возникшую было робость при виде столь изысканного антуража, Кеноби кивнул украдкой, но при этом продолжал очень внимательно оглядываться по сторонам. Все в вилле словно заявляло “я могу купить абсолютно все, но мне хватает скромности только намекать на это”. Дроид провел джедаев по мягчайшему ковру к двери с искуснейшей инкрустацией из какого-то мерцающего камня, потом остановился и, толкая дверь, торжественно провозгласил:
- Ее Светлость, баронесса Телара Салларос!
Дроид приглашающе махнул рукой, пропуская джедаев в комнату, еще более роскошную, чем все виденное в поместье прежде. Но вся роскошь померкла перед баронессой, вальяжно лежавшей на бархатной софе. Она была уже не слишком молода, но ее красота еще не начала увядать - скорее достигла своего ослепительного пика. Кожа зелтронки нежнейшего розового цвета была смазана чем-то, придающим ей жемчужный блеск, почти красные волосы - уложены в высокую прическу, из которой небрежно выпадали несколько волнистых прядей. В воздухе дурманяще пахло цветами и чем-то еще, приторным и едва уловимым. Кеноби взглянул на почти прозрачное белое платье баронессы, тяжело сглотнул и принялся внимательно изучать резьбу на спинке софы. Затем вспомнил, что следует поклониться.
Очевидно, вспомнив то же самое, мастер Джинн склонил голову в унисон со своим падаваном, но в отличие от Кеноби, он не смотрел куда-то в сторону. Его глаза были прикованы к фиалковым глазам баронессы Телары, и на мгновение ему вдруг показалось, что на самом их дне отразилась тень любопытства. Она никогда не видела джедаев?
- Можешь идти, - скомандовала женщина дроиду елейным голосом и взмахнула изящной рукой с тонкими длинными пальцами, которые украшал массивный перстень с разноцветными прозрачными камнями, заключенными в ауродиевую оправу.
Она легко поднялась на ноги, демонстрируя гостям свою великолепную фигуру, и направилась к ним за спину, закрывая дверь. Стоило некоторых усилий не обернуться ей вслед, чтобы получше оценить и без того излишне откровенный наряд баронессы.
- Так это вы те самые джедаи?
Телара вернулась на софу, обняв одну из расшитых золотом подушек, и вытянула длинную ногу, словно нарочно демонстрируя изумительный изгиб тонкой талии и пышных бедер.
- Если это вы пригласили нас сюда, то да, мы те самые джедаи.
Вся суровость, явленная Квай-Гоном ранее в общении с дроидом в саду, куда-то вдруг запропастилась. Он стоял, широко расставив ноги и заложив руки за спину, и открыто смотрел на зелтронку, которая даже не пыталась скрыть бывшую под полупрозрачным платьем наготу.
- Вопрос лишь в том, зачем мы вам понадобились.
- Для начала давайте познакомимся. Мой слуга представил меня вам, несмотря на то, что я приказала этого не делать. Он всегда был так нетерпелив… Что ж, мое имя вам уже известно, а не зная ваших, я чувствую себя словно обнаженной, - игнорируя вопрос джедая, зелтронка положила свободную руку себе на бедро и обольстительно улыбнулась, переведя взгляд на падавана. Она явно издевалась. - Как тебя зовут, мальчик?
Кеноби посмотрел на баронессу и вновь вспомнил слова учителя “не запирай дыхание”. А еще он вспомнил об умении зелтронцев распространять феромоны. Хотя Квай-Гон осуждал утилитарное использование Силы, Оби-Ван все же призвал ее, погружаясь в безмятежность и частично отгораживаясь от окружающего мира. Учитель явно держал себя в руках и без дополнительной помощи, но его самоконтролю Кеноби все еще немного завидовал. Баронесса слегка изогнула бровь, явно наслаждаясь производимым эффектом, Кеноби же едва заметно улыбнулся и максимально спокойно ответил, не обращая внимания на насмешливость зелтронки:
- Мое имя Оби-Ван Кеноби. Это мой учитель, мастер Квай-Гон Джинн. Мы чрезвычайно рады встрече с вами, но, боюсь, вызов был крайне срочным. Не могли бы вы посвятить нас в нюансы дела?
Баронесса капризно искривила губы, и ее красивое лицо исказилось вдруг ехидством:
- Вы, молодые, так несдержаны. Стремитесь скорее приступить к делу и слишком быстро доводите его до конца, - Телара рассмеялась и прикрыла обрамленные густыми ресницами глаза, снова глянув на Квай-Гона, - именно поэтому я предпочитаю мужчин постарше.
Кеноби ощутил, как уши начинают гореть, но не отвел глаза, продолжая смотреть в глаза зелтронки и ощущая на себе пристальный взгляд учителя. Ему хотелось провалиться сквозь землю, исчезнуть и никогда больше не слышать о Циттоне и баронессах любого вида, но он напомнил себе, что является джедаем. Потому он слегка склонил голову, отступая на шаг назад, и ответил:
- Главное в нашей работе - эффективность. Учитель?
Однако прежде, чем Квай-Гон успел что-нибудь сказать, Телара заливисто расхохоталась. И без того соблазнительные формы, придя в движение, стали выглядеть еще более привлекательными. Мастер-джедай хмыкнул, пряча улыбку за взглядом в пол, и скосил глаза на падавана. Находчивый ответ. Жаль только, что для безболезненного и дипломатичного выхода из затеянной зелтронкой игры потребуется нечто большее, чем выдержка и остроумие.
- Какой недотрога, - женщина сладко улыбнулась и спустилась ниже, укладывая голову на подушку.
Алые пряди обвили бархатную шею и упали на ее лицо. Теперь она неотрывно смотрела на старшего джедая.
- Со всем почтением, баронесса, но вызов действительно был срочным, - начал он, держась весьма расслабленно, - если вы располагаете какой-либо информацией, способной прояснить цель нашего визита…
- Допустим, - Телара помяла в пальцах полу воздушного платья, при этом сохраняя отстраненный вид, - а может, и не располагаю. И что дальше?
- … Вы окажете нам огромную услугу, изложив всё, что вам известно, прямо и без каких-либо намёков.
О нуждающемся в их помощи джедае Квай-Гон пока не говорил. Он предпочитал, чтобы баронесса сама его упомянула. Или как-нибудь проговорилась. Если мастер Дуку попал в беду и в этом была замешана Телара Салларос, возможно, следовало немного ей поддаться, чтобы она утратила прикрытую естественной для себя раскрепощённостью бдительность.
- Конечно, если вам нужно что-нибудь взамен, - мастер Джинн вывел руку из-за спины и кивнул куда-то в сторону, - мы всегда готовы рассмотреть условия подобной сделки.
- Совсем другое дело.
Баронесса грациозно соскочила с софы и парящей походкой прошла мимо джедаев, обдавая их цветочным ароматом с примесью чего-то терпкого, отчего кружилась голова и по всему телу разлилось тепло. Она остановилась у невысокого мраморного столика, на котором стоял инкрустированный драгоценными камнями серебряный кувшин с окружившими его бокалами, и наклонилась ниже, чтобы их наполнить. В этот раз пришлось смотреть в окно.
- Итак, - закончив, она снова повернулась к своим гостям. В руках она держала два высоких тонкостенных бокала на изящной ножке, на две трети заполненных каким-то розоватым напитком. - Я слушаю ваши предложения.
- Скажите, чего хочет ваша светлость, и мы постараемся выполнить ваше пожелание.
Оби-Ван бросил быстрый взгляд на учителя. Он еще не понимал его план, если таковой был, но ему казалось, что он тянет время, которого сейчас у джедаев не было. Но возражать он, естественно, не стал. Квай-Гон не раз демонстрировал умение неожиданным образом разворачивать ситуацию.
- Только учтите, что мы должны вернуться в срок. Если нас хватятся на Корусанте, мне бы не хотелось объясняться с Советом по поводу причины слишком длительной задержки.
Скрыв за этими словами и улыбкой истинный мотив, несмотря на “магию” баронессы, учитель трезво и довольно хладнокровно прощупывал почву.
Телара снова рассмеялась. В несколько шагов преодолев разделявшее ее и джедаев расстояние, она подала им наполненные бокалы и вернулась за своим.
- Как любопытно, - молвила она, когда напиток оказался у нее в руках, и стала медленно расхаживать взад-вперед по комнате, - у меня есть все, чего я пожелаю. Слуги, драгоценности, влияние, богатство и сотни воздыхателей, готовых по одному только щелчку пальцев упасть к моим ногам. Не существует такой вещи в Галактике, которую я бы не могла себе позволить, - зелтронка вдруг остановилась и в упор посмотрела на Квай-Гона. - Вы думаете, что сможете меня чем-то удивить?
- Вполне. Иначе здесь присутствовал бы кто-нибудь другой, - уверенно ответил тот.
Пока к напитку не притронулся ни он, ни Оби-Ван. И Телара не могла оставить это незамеченным.
- Впрочем, существует одна вещь в Галактике, которую я пока еще не заполучила. Вам не нравится напиток? - спросила она и изогнула бровь, усаживаясь снова на софу и закидывая ногу на ногу.
Сама она в подтверждение того, что, судя по запаху, вино не было отравлено, пригубила из своего бокала и облизала раскрасневшиеся губы. Это начинало утомлять.
- Нет. Алкоголь притупляет чувства. А мне бы не хотелось, чтобы нечто подобное произошло. Особенно в обществе такой женщины.
Во взгляде Телары заплясал победный огонек, а щеки раскраснелись от сдерживаемой ей широкой ухмылки. Еще немного, и затеянная ей игра увенчается успехом. Но, к ее великому разочарованию, в предвкушении победы она не уловила истинного смысла сказанных Квай-Гоном слов, несмотря на его мягкость и кажущуюся податливость. А он тем временем продолжил:
- Поэтому джедаю, находящемуся на задании, не рекомендовано его употреблять.
Он прошёлся к мраморному столу и аккуратно вернул бокал на место, восстанавливая горделивую осанку и непроницаемость во взгляде. Телара лишь закатила глаза.
- И почему вы все, джедаи, так скучны?
- Простите? - уточнил Квай-Гон и недоумённо воззрился на зелтронку.
- Разумеется, я знаю, почему вы здесь.
- Разве? - в этот раз он посмотрел на падавана, который, судя по его виду, пытался слиться со стеной.
- Вы здесь из-за вашего друга. Это он просил вас встретить и сопроводить во дворец на коронацию. Если вы, конечно, не посчитали, что я могла с ним что-то сделать.
В голосе Телары слышалось разочарование. Даже перестав им улыбаться, надув губы и мигом устранив всю томность взгляда, она всё равно была невообразимо красива.
- И в мыслях не было, ваша светлость.
- Что ж. Вы меня ничем не удивили, - обиженно бросила она, отставила бокал на деревянный столик рядом с собой и встала на ноги, удаляясь за стоящую у стены ширму.
Даже странно, как не пытаясь больше придерживаться избранной ей линии и сбросив маску соблазнительницы, баронесса стала выглядеть куда более привлекательной, чем раньше. Воспользовавшись этой паузой, Квай-Гон приблизился к своему ученику и кивнул на всё ещё сжимаемый им в руке бокал. Тот едва заметно отрицательно качнул головой и отставил бокал на стоящий рядом резной столик. Он боролся с возмущением, которое вызывала баронесса своим поведением. Но это же возмущение помогало отогнать феромонную дымку, которая наполняла комнату. Баронесса явно решила записать джедаев в список своих побед, причем не сомневалась в успехе. Поэтому сейчас была явно обескуражена этой перепалкой и ощутимым равнодушием с их стороны. Равнодушие это давалось нелегко, как честно признался сам себе Кеноби. Он поймал взгляд учителя и кратко коснулся виска сначала двумя пальцами, потом одним, указывая на дефицит времени. Но тот никак не отреагировал, лишь коротко нахмурив брови. Почти сразу после этого великолепная Телара Салларос снова показалась из-за ширмы. На этот раз на ней был длинный плотный халат, расшитый жемчугом и мехом, открывающий лишь плечи и изящную шею. Но от былого образа искушённой соблазнительницы не осталось и следа.
- Коронация начнется через два часа, - сказала она и поглядела на джедаев исподлобья, - могли бы проявить хоть немного уважения и задержаться до ее начала.
Квай-Гон собирался что-то ей ответить, но баронесса вскинула ладонь, приказав ему молчать, и вздохнула с тихим стоном:
- Вам меня не понять. Поэтому я не буду делать вид, будто понимаю вас. У вас есть дело, в котором я должна вам поспособствовать, - она снова вернулась на софу и дернула за кисточку скрытого среди складок балдахина звонка. - Хотя и не понимаю, зачем для такого пустяка как наблюдение за скучной церемонией могло понадобиться целых три джедая.
- Мастер Дуку, - снова вступил в переговоры Квай-Гон и вернул руки себе за спину, - он сейчас находится во дворце?
- В абсолютном здравии и весьма приятной компании, - хмыкнула зелтронка. - Он сказал мне, что я могу развлечься с вами, - она опять посмотрела на падавана, но на этот раз как-то утомленно, - но не предупредил, что вы окажетесь настолько скучны.
- Простите, что не оправдали ваших ожиданий, баронесса. Нам с учеником пришлось покинуть другое задание, хотя и менее срочное, чтобы прилететь сюда, - голос мастера был негромок и размерен, но в нём звучали нотки раздражения. - Мастер Дуку оставил для нас какие-нибудь распоряжения?
Телара снова взяла бокал и, будто игнорируя присутствие джедаев, стала пить из него ароматный розовый напиток. Терпение. Квай-Гон всегда учил своего падавана терпению. Но сам до сих пор так и не усвоил этот урок до конца. Спустя несколько секунд в дверь постучали, и на пороге показался уже знакомый им обоим дроид.
- Проводи их в комнату для переодевания, - еще один величественный взмах изящной руки, за которым можно было заподозрить что-нибудь недоброе.
Но Телара Салларос была неопасна. По крайней мере, в теперешних обстоятельствах. Судя по всему, с Дуку её связывала некая старинная дружба, потому как доверять зелтронке дело, должное остаться в секрете, без уверенности в том, что она не предаст, было бы верхом неосмотрительности.
Поклонившись баронессе, джедай и его падаван покинули надушенный, почти неосвещённый будуар, и вместе с дроидом начали спускаться вниз по лестнице. Дышать здесь было куда легче.

С благодарностью великолепной баронессе за участие

+1

8

- Эта особа не слишком приятна, - едва слышно заметил Оби-Ван, обращаясь к учителю. - Простите, учитель, но мастер Дуку сыграл злую шутку либо с нами, либо с ней.
- Хорошая новость в том, что, раз он думает о шутках, ситуация пока не принуждает к спешке, - так же едва слышно ответил ему Джинн. - Но подумай вот о чём: коронация происходит во дворце, где будут сотни знатных зелтронцев и зелтронок. И все они наделены похожим шармом и способностями, - он посмотрел на падавана, ожидая, что тот поймёт ход мыслей Дуку, как их понял сам Квай-Гон.
- Полагаете, что там лучше надеть кислородные маски? - с легкой усмешкой уточнил Кеноби, сверкнув глазами с долей ехидства. - Сила со мной, учитель, я не поддамся соблазнам.
- Меня радует такая уверенность в себе, мой юный падаван, - мастер был спокоен, но в его голосе слышалась какая-то молчаливая тоска и безучастность, несмотря на то, что сегодня остроумие ученика достигло пика. - Но не полагайся только на одну лишь Силу. Ты призвал её к себе на помощь ранее, и я понимаю, почему. Но если твои чувства затуманятся, ты не сможешь обратиться к ней, когда ситуация станет патовой.
Улыбка Кеноби исчезла, сменившись крайней серьезностью. Он опустил голову и кивнул.
- Да, учитель, я буду предельно сконцентрирован.
Он ощутил, что мастера одолели тяжелые мысли, потому решил не развивать тему, могущую быть весьма забавной. Квай-Гон был сложным для понимания человеком, но эту острую боль, внезапно возникающую в Силе, Кеноби узнавал - он наверняка вспомнил Талу. Ассоциативный ряд легко было выстроить. Оби-Ван понял, почему Квай-Гон так легко преодолел все попытки баронессы привлечь его внимание - такая боль отметает все. Кеноби сознавал, что не может поддержать учителя в достаточной степени,  но все же отправил ему в Силе краткий теплый посыл. Он действительно понимал чувства Квай-Гона. Кеноби помнил Серизу, погибшую ради мира на ее планете. Все еще избегал встреч с Сири, которая хотя бы была цела и жива, несмотря на невозможность для них быть вместе. И Сатин, да… Ее образ не хотел покидать разум Оби-Вана, несмотря на то, что прошло уже больше года с их последней встречи, с момента завершения той долгой и печальной миссии. Вероятно, узнай Квай-Гон мысли своего ученика, он бы возмущенно фыркнул, к тому же указав на их тщетность и мелкость. А может быть действительно понял и согласился бы с тем, что иногда боль неизбывна.
Дроид подвел джедаев к очередной двери и впустил их внутрь. Он указал на две стопы аккуратно сложенной брони, потом неловко поклонился.
- Это церемониальная броня дворцовой стражи. Особое распоряжение мастера Дуку было в том, что вы должны надеть эту броню, чтобы быть незаметными на коронации.
Оби-Ван с легким ужасом воззрился на кремовую ткань и золотые пластины. И перья, торчащие из шлемов и наплечников. Он с сомнением оглянулся на учителя.
- Это еще одна шутка мастера Дуку?
- Световые мечи. Мы оставим их при себе, - пока игнорируя ученика, Квай-Гон развернулся к дроиду, который остановился в дверном проёме.
Тот лишь поклонился:
- Как джедаям будет угодно.
И закрыл за собой выделанную тем же золотом, что и лестничные перила, дверь, оставляя мастера и падавана наедине.
- Боюсь, что это не шутка.
Джинн нахмурился, посмотрев на одеяния, в которые им предстояло облачиться, и пожал плечами.
- По крайней мере, вплоть до теперешнего момента всё сходится. Зашифрованный сигнал, таинственность встречи с баронессой, и этот… камуфляж. Возможно, мастеру Дуку известно нечто о грядущей церемонии, о чём пока не знают остальные.
Квай-Гон подошёл к одной из стопок и критично осмотрел извлечённую оттуда золотую пластину со всех сторон.
- Надеюсь, он сможет рассказать нам больше, когда мы встретимся на месте. Ну, чего ты ждёшь?
Мастер Джинн иронично изогнул бровь и протянул пластину Оби-Вану. Тот со вздохом взял ее и отошел в сторону. Стягивая тунику, он сказал:
- Это напоминает то задание на Гале. Вся эта роскошь и таинственность… Учитель, вам тоже кажется, что спокойно не будет? Вы ощущаете это напряжение в грядущем?
- Подобные мероприятия всегда сопровождаются волнением и напряжением, - Квай-Гон присел на край длинной кушетки спиной к падавану и принялся рассматривать окружение, - у молодого правителя наверняка есть противники в министерстве и среди знати. Никому не может быть доподлинно известно, как он переменит сложившийся уклад. Поэтому все, кто так или иначе наделён властью на этой планете, будут пытаться склонить его на сторону удобных им политических решений, - он вдруг замолчал и коротко с усмешкой глянул на воюющего с перьями падавана, - если коронация вообще состоится. Потому что ты прав, Оби-Ван. Я тоже чувствую собирающуюся на горизонте тёмную волну. Будем надеяться, что наших усилий окажется достаточно для того, чтобы предотвратить беду.
- Да, я заметил это… - ответил Кеноби, прилаживая широкий наплечник и стараясь не запутаться в бахроме. Он поморщился, потом повел плечами, стараясь привыкнуть к незнакомой одежде и узнать допустимые пределы для возможных движений. Потом поморщился и добавил. - Политики. На любом политическом сборище невозможно уловить непосредственную угрозу. Они все интригуют, ищут слабые места в оппонентах и союзниках, обманывают, лицемерят, пытаются добиться выгоды только для себя. Подозреваю, что задание не будет легким - слишком многие факторы против нас.
Кеноби поднял закрытый шлем с плюмажем и повернулся к учителю.
- Вы готовы?

+1

9

Квай-Гон не смог сдержать улыбки.
- Хорошо, что не приходится делать это каждый день, иначе…
Договорить ему не дало шипение механизма открывшейся двери. На пороге возникла их старая новая знакомая, баронесса Телара Салларос. Светоч этого мероприятия и, безусловно, самая яркая из присутствующих на будущей церемонии особа. По крайней мере, помпезность ее наряда, пришедшего на смену излишне откровенному туалету, в котором она появилась перед джедаями, всячески на это намекала. И тем не менее, большая часть ее тела все равно оставалась не прикрытой никакой одеждой, если не считать номинального наличия прозрачного шифона, усыпанного мелкими мерцающими в ярком свете бриллинтами. Наиболее солидной частью ткани, наброшенной на плечи, был тянущийся за баронессой персиковый плащ с алым подбоем. И он тоже был усыпан драгоценными камнями. Еще бы.
- Ах, вы еще не готовы?
Зелтронка безапелляционно шагнула внутрь комнаты и смерила сначала Оби-Вана, а затем Квай-Гона взглядом. И если первым она осталась довольна и даже улыбнулась, на секунду закусив губу, то второй вызвал уже другой сорт интереса. Опять.
- Я не заставлю долго ждать, ваша светлость.
Джедай поднялся на ноги и, взяв подмышку вещи, пошёл в сторону стоявшей у самой стены складной ширмы с голограммами морских пейзажей и диковинных крылатых обитателей местных глубин.
- Вы сказали, что повинуетесь, если я выскажу какое-нибудь пожелание.
- Я так сказал? - удивился Квай-Гон.
- Не ищите брешь в формулировках, мастер-джедай. Вы сказали, что выполните мое пожелание, и поэтому я выскажу его прямо сейчас.
- Я сказал, что постараюсь, баронесса.
Кажется, он был намерен сопротивляться до конца. Телара лишь мягко рассмеялась и бросила взгляд на Оби-Вана.
- Пусть падаван выйдет.
- Он останется.
- Что ж, это было в ваших интересах, Квай-Гон.
Телара прошла вглубь комнаты, села на кушетку, на которой раньше сидел он сам, и расправила вышитые полы того, что можно было считать платьем. Кеноби отступил к стене, внимательно глядя на баронессу и ощущая, как в воздухе растет напряжение - но совсем иного толка, отнюдь не чувственное, как раньше. Ему было несколько неловко, вероятно, он даже был бы не прочь уйти из комнаты, но если учитель считал, что ему нужно остаться или же Квай-Гону могла понадобиться помощь - он ни за что не отступит. Даже перед лицом ранкора, не то что изящной зелтронской аристократки - хотя неизвестно кто опаснее.
- То, чего я желаю - ваше общество, джедай. Ни больше, ни меньше, - начала Телара, и шуршание складками одежды за ширмой на секунду прекратилось. Как будто это не было очевидно раньше. - Откровенный разговор, на мысль о котором вы меня натолкнули своим отпором. Вы хорошо воспитали своего мальчишку, - зелтронка смерила Оби-Вана взглядом, - но ему пока слишком далеко до вас.
- Уверяю, баронесса, что в некоторых моментах мне тоже до него очень далеко.
Они говорили так, будто Оби-Вана не было в этой комнате. Но он был здесь. И остался по настоянию своего учителя, поэтому идти на попятную было уже слишком поздно.
- Ну да, ну да… - мечтательно промурчала себе под нос Телара, - и тем не менее, я видела, что он сопротивляется. Напряженность в каждом слове, собранность в движениях, волнение во взгляде. Я замечаю такие вещи. Не бойся, мальчик, больше никаких чар, обещаю... - она положила руку на откровенный вырез на груди, показывая, что говорит от сердца, и как бы невзначай провела пальцами по соблазнительной ложбинке, мгновенно заливисто расхохотавшись.
Квай-Гон не отвечал, вероятно, так же как и его падаван, предпочитая не думать о её присутствии.
- … В то время как вы даже не пытались сопротивляться, - продолжила зелтронка, - вы заставили меня считать, что поддались, а потом вероломно обвели меня вокруг пальца. И только тогда я увидела окружающую вас непрошибаемую стену...
Кажется, Телара подбиралась к самой сути. Закончив переодеваться, Квай-Гон вышел из-за ширмы, неловко подтянув зацепившуюся за что-то полу плаща, и остановился, глядя на женщину через прорези на маске.
- … Непрошибаемую стену скорби и печали по утрате, против которой я была бессильна. Вы даже ни разу не использовали Силу, как это сделал ваш падаван.
Квай-Гон молчал ещё некоторое время, удивлённый способностями аристократки, а потом, расправив плечи, которым было тесновато в этом глупом наряде, ответил:
- Кодекс джедаев запрещает привязанности, баронесса. Но вы сумели преподнести нам сюрприз. Неужели вы тоже чувствительны к Силе?
Его голос не дрогнул, он ни разу не солгал, и тем не менее, он страстно желал, чтобы баронесса утратила к нему всякий интерес и переключилась на кого-нибудь, на кого бы её магия действовала лучше. Впрочем, сама Телара думала иначе.
- Я чувствую, когда кто-то использует ее рядом со мной, но самой мне никогда не удавалось манипулировать ее потоками. Однако сейчас мы говорим не обо мне, - Великая Сила, до чего же эта женщина была настойчива, - так, значит, вы предпочитаете прикрываться Кодексом, чтобы не давать прямой ответ в откровенном разговоре?
Зелтронка встала на ноги в высоких каблуках и вплотную подошла к Квай-Гону. Даже в такой обуви она почти на две головы была короче, чем джедай.
- Можете не отвечать. Вы способны искренне любить, и никакой Кодекс не будет вам помехой. Несколько широковат в плечах, но сгодится, - как бы между прочим она оправила бахрому на наплечнике, развернулась на каблуках и поманила джедаев за собой, - и, кстати, ваше отношение к мальчику только доказывает это утверждение, - продолжила она уже в коридоре.
В этот раз Квай-Гон не посмотрел на Оби-Вана. Однако молча с этим согласился, предпочтя ни подтверждать, ни опровергать слова аристократки. Она действительно неплохо разбиралась в людях и была сильным эмпатом, даже сильнее некоторых джедаев. Должно быть, это было связано не только с её принадлежностью к расе зелтронов.
- Вы ведь не были обязаны защищать его на каждом шагу. Впрочем, благодарю за интересную беседу. Нечасто выпадает шанс поговорить с кем-то настолько искренним и не испорченным осознанием своего могущества. Вам очень повезло друг с другом, - закончила она, когда они прошли по коридору и начали спускаться ниже, вероятно, к какому-то из тайных выходов из резиденции.
Пришедший на смену надушенному воздуху внутри особняка аромат свежей зелени позволил наконец вдохнуть полной грудью. По крайней мере, настолько, насколько позволял этот наряд. Ни Квай-Гон, ни Оби-Ван не были довольны тем, что им пришлось это носить, но особого выбора не было. Присоединившийся почти у самого выхода дроид, а также двое молчаливых стражей, один в один выглядящих как те самые, которые встретили джедаев в ангаре, по всей видимости, тоже собирались отправиться вместе с баронессой во дворец.
Вскоре вся процессия вышла к берегу реки, над водной гладью которого парил довольно скромный акваспидер - не в пример той роскоши, которая была внутри особняка. И баронесса приказала отправляться ко дворцу. А точнее, к потайному ходу, спрятанному в одной из арок над водой.

И здесь не обошлось без баронессы, так что спасибо ей ещё раз, в особенности за шифон : D

+1

10

Пришедший на смену надушенному воздуху внутри особняка аромат свежей зелени позволил наконец вдохнуть полной грудью. По крайней мере, настолько, насколько позволял этот наряд. Ни Квай-Гон, ни Оби-Ван не были довольны тем, что им пришлось это носить, но особого выбора не было. Присоединившийся почти у самого выхода дроид, а также двое молчаливых стражей, один в один выглядящих как те самые, которые встретили джедаев в ангаре, по всей видимости, тоже собирались отправиться вместе с баронессой во дворец.
Вскоре вся процессия вышла к берегу реки, над водной гладью которого парил довольно скромный акваспидер - не в пример той роскоши, которая была внутри особняка. И баронесса приказала отправляться ко дворцу. А точнее, к потайному ходу, спрятанному в одной из арок над водой.
Джедаи полагали, что сама она отправится через парадный вход, но когда акваспидер притормозил рядом с увитым цветущим растением проходом, она царственно выступила на начинающие крошиться камни вместе со стражами. Телара изогнула бровь  глянула на джедаев через плечо.
- А вы думали, я оставлю вас без защиты? Вы можете заблудиться. Меня бы расстроила подобная перспектива. Вашего друга тоже.
Квай-Гон что-неопределенно фыркнул в ответ, Кеноби вовсе промолчал. Но баронесса и не ждала ответа. Она пропустила вперед своих стражей, но вступила в проход перед джедаями. Цоканье каблуков зелтронки погасло в слое влажной пыли, длинный шлейф платья ей пришлось взять в руки, но это не мешало ей старательно покачивать бедрами при ходьбе. Это начинало утомлять. Кеноби не мог определиться в своем отношении к баронессе. С одной стороны в ней ощущался недюжинный и живой ум, она была проницательна, остроумна. Но также довела до гротеска зелтронское стремление к красоте и поиску физических удовольствий. А ее слова Квай-Гону также говорили о понимании. Одинока ли она? Сворачивая к лестнице, уже более освещенной и ведущей к пермакритовой панели, Кеноби мысленно пожал плечами. Слишком мало информации для глубокого анализа. Баронесса куда более серьезным и спокойным тоном сказала:
- Сюда. Молча идите за мной, я отведу вас в нужное место. Не говорите ничего, не отвечайте на вопросы. Ваш друг вам сам все расскажет.
Она толкнула панель сбоку от плиты, загораживающей проход, та скользнула в стену, открывая рокошную, почти пустую комнату, в которой не было никого. Освещение тоже почти отсутствовало; сквозь высокие витражные окна на гладкий мраморный пол падали разноцветные блики. Во всем, что Кеноби видел на этой планете, было слишком много… насыщенности. Слишком красиво, слишком роскошно, всего было “слишком”. Но это и настораживало в первую очередь. Само мироздание опирается на контрасты. Что еще тут “слишком”?
Они прошли сквозь комнату, выйдя в коридор, наполненный светом и зелтронами. Красочная тишина особняка баронессы была лишь слабым отголоском этого сияния. Воздух полнился ароматами и, судя по секундному головокружению, феромонами. Вдали была слышна эфемерная и очень необычная музыка. Иногда доносился смех. Баронесса вальяжно шествовала между роскошно одетыми людьми, не оглядываясь назад и то и дело кивая гостям, с которыми была знакома. Кеноби шел следом, стараясь держать военную выправку, ощущая, как на броне колышутся перья и слыша в шлеме собственное дыхание. Последнее было особенно неприятным. Квай-Гон шел рядом, также чеканя шаг и не проявляя каких-то особых эмоций. Интересным оказалась только одна встреча. Им попался огромный резервуар, наполненный вспыхивающим туманом - словно внутри бушевала гроза. За транспаристиловой панелью не было видно ничего, кроме этого тумана, но вспышки высвечивали силуэты, очень причудливые и необычные; единственный раз Оби-Ван успел заметить отблеск зеленого и красного. Наверняка это и были те самые квизаны. Кеноби очень хотелось изучить их более внимательно, но прорезь в шлеме не дала даже достаточно долго наблюдать за этими существами. И все же в Силе они ощущались очень отчетливо и ясно. Насколько бы не был необычен их облик, психология их была понятна. Тут были классические алчность, внимательность, намек на жадность и расчет и даже взаимная симпатия между двумя квизанами в их портативном убежище. Кеноби ощутил, что учитель тоже прислушивается к Силе. Квизаны не заметили этих слабых касаний. Но случился иной инцидент.
- Баронесса Салларос, Ваша Светлость!
Оба джедая замерли, потому что баронесса остановилась. С ее стороны донесся легчайший укол тревоги, но повернула голову в сторону говорящего она с истинно царским величием и томностью. Это был дворцовый стражник, одетый в такую же броню, что и джедаи, но украшенную еще более вычурно и с красными лентами на рукавах. Несмотря на чрезмерно помпезное одеяние, держался он с чрезвычайной тренированностью, к тому же говорил с необычным для этих мест альдераанским акцентом - либо у него прекрасное образование, либо он был человеком.
- Ваша Светлость, позвольте узнать, почему эти стражи сопровождают вас, а не стоят на своих постах?
Кеноби даже не пошевелился, хотя и очень встревожился. Но он помнил наказ баронессы - молчать. Квай-Гон явно тоже запомнил эти слова. Дисциплина в этом месте тоже была жестка. Почему же Дуку понадобилась помощь? Что могло произойти?
- Ох, капитан, - чарующе бархатистым голосом произнесла Талара. - Я заблудилась и попросила этих доблестных молодых людей проводить меня. В гостевые покои.
Ее улыбка стала на тысячу мегаватт ярче.
- Вы же простите им еще двадцать минут отсутствия?
Капитан стражи отступил на шаг назад.
- Конечно, Ваша Светлость, - он бросил на джедаев тяжелый взгляд, ощутимый, несмотря на темноту за забралом, и куда тверже добавил. - Двадцать минут.
Баронесса поплыла дальше, высоко подняв точеную голову, джедаи кивнули капитану и поспешили за ней. Слова баронессы отдавали легкой игривой фальшью - ровно настолько, чтобы заподозрить что угодно, кроме обмана. Она была искуснейшим манипулятором.
Она повернула в менее оживленный коридор, потом подошла к резной закрытой двери и очень осторожно постучалась в нее - три тихих удара, два громких и два быстрых. Затем толкнула и указала внутрь.
- Ваш друг там. Я же пойду, мне надо чтобы меня увидело как можно больше других гостей.
- Спасибо, Ваша Светлость, - очень тихо сказал Оби-Ван.
- Благодарим за помощь, баронесса, - повторил за учеником Квай-Гон.
Что-то подсказывало ему, что встреча с капитаном была далеко не последней. И что у него обязательно возникнет вопрос о том, для чего они могли понадобиться баронессе на целых двадцать минут.
Баронесса же кисловато взглянула на джедаев и едва слышно ответила:
- И ведь вы действительно отделаетесь простой благодарностью. Ну что ж. Как вы говорите: да пребудет с вами Сила.
Она развернулась на каблуках и упорхнула прочь. Джедаи же вошли внутрь комнаты. Оби-Ван не спешил снимать шлем, внимательно прислушиваясь к Силе. И там было стойкое и очень четкое ощущение присутствия джедая рядом. Квай-Гон закрыл дверь и повернул ручку, защелкнув замок. Кеноби же отступил на шаг назад, глядя на мастера Дуку, стоящего у противоположной стены и рассматривающего картину, изображающую какую-то зелтронку на фоне довольно мрачного пейзажа. Оби-Ван невольно собрался и постарался максимально закрыться в Силе. Он уважал мастера Дуку, но испытывал к нему странное чувство - что-то между неприязнью и опаской. И даже не мог найти причину для этого, кроме насмешливости и строгости джедая. Но Квай-Гон тоже нередко вел себя похоже. Потому Оби-Ван оставил необходимость вести переговоры своему учителю, который выступил вперед и поприветствовал мастера Дуку.

+1

11

Дуку не без некоторого промедления ответил на приветствие, соблюдая подобающую формальность. Порой джедаю оказывалось трудно воспринимать собственного бывшего ученика как равного. Как такого же мастера, тем более, уже успевшего обзавестись учеником. И даже не первым. Возможно, именно наличествование рядом Оби-Вана остановило Дуку от не самых лестных комментариев по поводу времени их прибытия. В конце концов, в складывающейся ситуации еще было достаточно положительных моментов, на которых можно было сконцентрировать внимание.
- Могло быть и хуже, - выдал свой вердикт Дуку, оглядывая гостей внимательным и несколько тоскливым взглядом человека, коему пришлось разочароваться в мнимом совершенстве. И не раз. - Здесь некому вас уличать. Можете снять шлемы. Хотя… - легкое подобие неприятной улыбки затаилось в уголках губ мастера, - вам в них предстоит провести весь этот вечер, если не больше. К такому, пожалуй, стоит постараться привыкнуть. И будьте бдительны. Эти шлемы здорово уменьшают обзор. Сейчас степень этого может показаться вам незначительной, но в случае боя вы быстро измените свое мнение на сей счет. Особенно, учитывая, что снимать эти шлемы вам категорически нельзя. Ваше инкогнито должно оставаться таковым максимально долго. В противном случае от вас будет мало толку. - Дуку начал двигаться по комнате, заложив руки за спину.
Он казался особенно недовольным и утомленным, пусть и старался особенно этого не показывать.
- Отрадно видеть, Оби-Ван, что встреча с зелтронским… обаянием не стала для тебя непосильным препятствием. Надеюсь, что виною тому не оказалось только лишь присутствие твоего учителя.
Кеноби подавил легкое раздражение, неминуемое при общении с мастером Дуку и спокойным ровным тоном ответил:
- Приветствую, мастер. Уроки учителя Квай-Гона готовят меня ко всему.
Квай-Гон же тихо кашлянул и сквозь прорези, за которыми не было заметно строгости взгляда, посмотрел на падавана. Стоило некоторых усилий не ударить себя ладонью по лбу. Но он вовремя одумался, вспомнив, что носит маску.
- Баронесса действительно приняла нас несколько более… радушно, чем можно было предположить. Но я рад, что вы в порядке, Дуку, - с этими словами Джин почтительно кивнул бывшему учителю, который явно был не в настроении, вероятно, по причине назначения на эту миссию, и машинально повёл скованным неудобной бронёй плечом, - мы с Оби-Ваном опасались, что с вами могло что-нибудь случиться. Но неужели ситуация настолько серьёзна, что мы, возможно, будем вынуждены драться?
Квай-Гон застыл в ожидании исчерпывающего ответа от мастера. Потому как детали этой миссии по-прежнему оставались для него и его падавана загадкой.
- Радушно? - мастер Дуку  вздернул подбородок словно какая-нибудь большая хищная птица, которую одолело возмущение. - Друг мой, это еще было холодно, - учитель очень внимательно посмотрел на своего бывшего ученика, не прекращая своего мерного движения по комнате, - вам повезло. Телара - умная женщина, и в ее привычках использовать голову… - казалось, Дуку желал внести некоторые уточнения в свое заявление, но воздержался, лишь поджав губы. Очень красноречиво.
Выслушав последующие предположения Квай-Гона Джинна, уроженец Серенно остановился, глубоко вздохнув. Дуку смотрел на своего ученика внимательно, кажется, с горьковатой иронией. Джедай был привычно скуп на эмоции, тем более на их проявление, а посему оную разглядеть в темных глазах надо было суметь. Человеку стороннему здесь могла даже примерещиться тень отеческой, пусть и строгой, но все же заботы или же запоздалого внимания той же природы.
- Смею вас уверить, будь под вашими опасениями хоть какая-нибудь почва… сообщение имело бы совершенно иной характер, - Дуку подошел ближе к разодетым в непривычные наряды джедаям, - если бы я был уверен, что смогу отделаться одними лишь разговорами, то не стал бы вас тревожить и отвлекать от других дел.
С этими словами мастер-джедай положил руку на узорный наплечник своему ученику, теперь сравнявшемуся с ним в ранге. И откинув тому яркий плащ, позволил себе перетянуть одну из постромок, удерживавших церемониальный доспех вместе.
- Безусловно, важных, - закончил свою мысль Дуку. - Вот так будет лучше. Ширину твоих плеч не уменьшит, но большей свободой движения обеспечит. 
Этого не было видно под маской, но Квай-Гон сильно изменился в лице. Разумеется. Простой вопрос, призванный внести ясность в грядущие события, подтвердил предположение о том, что коронация не просто может быть использована, но обязательно будет использована для того, чтобы устроить на планете хаос. Сила струилась вокруг них беспокойной рябью, предупреждая о чьих-либо недобрых намерениях. И эта рябь была куда сильнее обычной неприязни, которую представители высшего сословия, политики и монархи как правило скрывают за доброжелательной улыбкой. Это было прямым предупреждением.
Джинн скупо кивнул бывшему учителю в знак благодарности.
- Есть ли среди гостей кто-то, заслуживающий особого внимания? - спросил он, когда снова встретил взгляд мастера Дуку на себе.
- Разумеется, - наследный граф чуть склонил голову, - каждый из них заслуживает вашего пристального внимания, - Дуку замолк и позволил себе едва заметно усмехнуться. - А посему советую вам обратить большее внимание на любопытные обстоятельства, сложившиеся в Мире к этому моменту. Удивительным образом, при должной внимательности можно обнаружить, что они так или иначе затрагивают интересы каждого из собравшихся здесь гостей, чьи капиталы хоть раз перемывались в статьях финансовой прессы.
Квай-Гон, прекрасно осведомлённый о том, что богачи способны на любой, даже самый низкий поступок, чтобы сберечь свои капиталы, слабо покачал головой.
- Насколько мне известно, правительство короля Ферантиса всегда лоббировало интересы квизанских капиталов на планете. Полагаю, политика принца Тэнана может кардинально отличаться - он не раз высказывал своё неодобрение в адрес чрезмерного финансового присутствия здесь чужаков. Но что принцесса Илития? - Джинн внимательно следил взглядом за передвижениями бывшего учителя. - Она старше своего брата, и законы Циттона не притязательны к полу правителя. Более того, они позволяют королеве править одной.
Дуку едва заметно кивнул. В этом незначительном жесте крылось одобрение.
- Верно. И тем не менее, она отреклась от короны в пользу брата. Родственные чувства, даже если и имеют место быть, редко когда начинают играть хоть какую-то роль в политике. Даже среди зелтронов. Для зелтронов эмпатия - не какой-то неясный термин, понятие, затрагивающее высшие сферы. Это всего лишь чувство. Такое же естественное и необходимое, как и все остальные физические чувства, способности. И точно так же, как все они, эмпатия может быть “атрофирована”. Частично или полностью. Обычно таким “неполноценным” зелтронам нечего ловить в своем обществе. Они становятся изгоями. Или, что бывает редко, - Дуку хмыкнул, коснувшись безупречной бородки - монархами. Королями. Род короля Ферантиса напрямую связан с последним, третьим диктатором Зелтрона. Пусть эту связь и стараются не афишировать. Но кровь - не вода. И король Ферантис на протяжении своего правления демонстрировал весьма показательные качества. Эгоистичность, честолюбие и… трусость. Именно поэтому сейчас Циттон невозможно представить без квизанцев. Ошибки прошлого. Они всегда находят свое отражение в будущем. К тому же, за них очень легко осуждать. Что и осмелился делать принц. Юный возраст, кипучая кровь - все это лишь усугубляет его положение. За это народ любит принца Тэнана. В него верят.  За это же другие его не выносят. И желают ему… смерти. - Дуку умолк. А затем внезапно вернулся к той теме, что, казалось бы, отошла на второй план после его повествования. - Как по-твоему, в каком случае стоит пропустить другого вперед на пути к своей, очевидно желанной цели?
- Чтобы ударить его в спину, - уверенно ответил Джинн. - Но если на принца будет совершено покушение во время коронации, в глазах своего народа он станет мучеником и получит даже большую поддержку.
Закончив эту мысль, Квай-Гон протяжно вздохнул и бросил короткий взгляд на Оби-Вана. В подобных ситуациях, когда речь шла о заговоре, он всегда учил своего падавана искать того, кому это могло быть выгодно. Тому же в своё время самого Квай-Гона учил и Дуку. И в вопросе бывшего учителя на самом деле крылся и ответ. Выгоду от покушения мог получить кто угодно: от самого будущего короля, вообразившего, что власть, начинающаяся с обмана, будет долговечной, до его отца, которому не хватило духу противостоять квизанской оккупации, принцессе Илитии, собравшейся почтенной публике или даже самим квизанам, которые могли стать жертвой несправедливого обвинения.
- У меня есть лишь один последний вопрос, Дуку, - Квай-Гон снова посмотрел на бывшего учителя. - Баронесса Телара. Насколько мы ей можем доверять?
Дуку помолчал, не спуская оценивающего, внимательного взгляда.
- Абсолютно. Она надежна. И заслуживает вашего доверия. Здесь планы дворца и маршруты обходов стражи, идентификационные данные и прочая необходимая информация. - Дуку передал бывшему ученику удивительно изящный портативный голопроектор. - Ваша смена как раз имеет самый обширный маршрут. Это должно облегчить вам вашу первоочередную задачу - найти и по возможности обезвредить исполнителей грядущего теракта.

+1


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Старая Республика и Война Клонов » [38 ДБЯ] Торги за престол