САМЫЕ АКТИВНЫЕ:
ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД И ИГРОКИ НЕДЕЛИ:

Добро пожаловать на ролевую игру GALAXY FAR, FAR AWAY по известной вселенной Star Wars. Действия игры разворачиваются во всех временных рамках, учитывая расширенную вселенную. А это значит, что у нас будут рады и Ревану, и графу Дуку под руку с принцессой Леей и «не последним» товарищем Финном. Игра разделена на зоны, где каждый герой может начать свою историю заново или написать ее так, как давно мечтал! Галактика большая, и в ней найдется место всем и каждому. Если у вас есть вопросы, поищите ответы в FAQ, возможно, их уже задавали до вас. Связаться с администрацией вы всегда можете в гостевой.

«Все очень просто.
Нужно только решить, чего ты хочешь». (с) ПОРГОВ ХОЧУ!


АДМИНИСТРАЦИЯ:
Боба ФеттГарм Бел ИблисДенгар
Мара ДжейдДарт Вейдер

САМЫЕ НУЖНЫЕ:

A GALAXY FAR, FAR AWAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Старая Республика и Война Клонов » [50 ДБЯ] Старые счёты


[50 ДБЯ] Старые счёты

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

--
Старые счёты50 ДБЯ

♦ Квай-Гон Джинн, Дуку

♦ 50 ДБЯ, Миркр

Выглядевшее рядовым задание на одной из планет Среднего кольца не предвещало ничего плохого. Тем более в присутствии таких джедаев как Дуку и его бывший ученик Квай-Гон. Одному Йоде известно, по какой причине он попросил их отправиться туда, а не на помощь вчерашнему падавану Мейсу Винду. Видать, старый дядюшка знал гораздо больше, чем могли увидеть даже самые умудрённые опытом члены Ордена. Ему всегда было известно больше.

+2

2

Двигатели небольшого орденского шаттла, раскрашенного в дипломатические красно-белые цвета, с нарастающим свистом стали заводиться. Стоило как следует прогреть их перед началом полёта: погода на Корусанте как назло не располагала к подъёму на высоту больше всего нескольких километров. Усиливающийся ливень, подхватываемый шквальным ветром, растворил всю часть города-планеты, в которой находился Храм, в непроглядной серой пелене. В ней меркли огни ближайших зданий и кораблей, в настоящий момент находившихся в атмосфере; голограмма инфракрасного сканера оповещала о том, что до орбиты можно добраться беспрепятственно, однако из-за сильного ветра шаттл пришлось бы вести вручную. Страшно было представить, что сейчас творилось на нижних уровнях.
Квай-Гон скосил глаза на проекцию открытой карты Галактики и задумчиво нахмурился. Инцентия. Эта планета в Среднем кольце уже давно являлась частью Республики и ровно столько же она была нежелательным “ребёнком” в большой семье. Огромный неуклюжий исполин, некогда славный добычей необходимого для работы турболазеров газа, аналогичного тибанну, давно утратил свою рентабельность и превратился в рудимент, который Республика хоть и поддерживала, но то и дело “забывала” вовремя снабдить ресурсами. Сейчас там разгоралась напряжённость, которая обычно предшествует большой войне. Кровопролитной гражданской войне, в которой утопали многие планеты, но помощь оказывалась только самым важным. И вот джедаев, наконец, решили отправить туда.
Джинн пальцем сдвинул несколько переключателей на панели управления, и шаттл плавно начал подниматься в воздух, словно игнорируя порывы ветра, вполне способные смести его как щепку. Но в руках умелого пилота, приспособленного к любым погодным изменениям, звездолёт мерно заскользил в облаках поднимаемой тяжёлыми каплями с земли влаги. Лишь когда был пройден первый слой свинцовых туч, изливавших на поверхность Корусанта своё неистовство, и их цвет сменился бледно-жёлтым, Квай-Гон заговорил:
- У меня нехорошее предчувствие.
- Было бы удивительно, если бы оно тебя не посетило, - сухо заметил Дуку.
Он занимал место второго пилота и никоим образом не вмешивался в дело управления кораблем, которое взял на себя его бывший ученик.
- Оно должно посещать тебя всякий раз, когда джедаев направляют разбираться с тем, что их не касается.
Он явно был недоволен этим новым назначением.
- Инцентии нужны не дипломаты, а поставки провизии и базовых ресурсов. И планете нужно это было давно.  Сенату стоило бы уделять большее внимание своевременности своих решений. Но, боюсь, пока у них не выйдет из привычки затыкать джедаями все неудобные дыры, подобного ждать не придется, - граф прикрыл глаза, потерев точеную переносицу, - так что у тебя есть полное право на дурные предчувствия. Впрочем, если ты можешь что-то добавить к своим словам - я готов внимательно тебя выслушать.
- Если ещё есть возможность помочь и избежать кровопролития, значит, решение было в достаточной мере своевременным.
Квай-Гон не отрицал слов бывшего наставника и кое-где даже с ними соглашался. Но помимо мыслей о том, с какой несправедливостью каждый день должны были сталкиваться жители планеты и через какие испытания им нужно было проходить для удовлетворения элементарных потребностей, покоя не давала самая прагматичная из них.
- Но если на задание попросили отправиться нас с вами, значит, Инцентия перестала быть просто “неудобной дырой”, - Джинн многозначительно посмотрел на Дуку. - Здесь дело в чём-то гораздо большем.
Наследный граф чуть склонил голову вбок, коснувшись аккуратной бородки, будто бы соглашаясь с проницательным замечанием своего бывшего ученика:
- Да. Разумеется. Вполне разумно было бы ожидать, что планета превратилась из неудобной дыры в чрезвычайно неудобную, - он хмыкнул, - ведь Инцентия уже давно часть Республики. И, будем откровенны, именно благодаря не самой осмотрительной политике оной Инцентия оказалась в состоянии, в коем мы ее знаем сегодня. Само собой, причина не только в этом. Но как бы там ни было, дурной исход на этой планете отбросит огромную тень именно на Республику. На ее репутацию. А ведь на попечении у Республики не один и не два подобных Мира.
Сдержав вздох, Квай-Гон посмотрел на датчик измерения планетарной гравитации и сказал:
- Полторы минуты до выхода в гиперпространство.
За транспаристилом из кабины пилота были видны сотни кораблей, зависших над Корусантом в ожидании разрешения на посадку. И только теперь стали заметны масштабы грязно-серого облачного полотна, устлавшего всю часть неба над планетарным центром. Где-то там, внизу, под вспышками молний и закручивающимися в спирали тучами остались Храм и здание Сената, сотни небоскрёбов с мерцающими вывесками и миллионы жителей, некоторым из которых повезло жить именно на верхних уровнях.
- Вы могли отказаться от задания, мастер, - эта фраза прозвучала несколько неожиданно, но Квай-Гон явно к чему-то клонил.

+2

3

Дуку до этого момента на Квай-Гона даже и не думал смотреть. Его, кажется, куда больше занимали собственные размышления, лучшим фоном которым служило происходящее за транспаристилом, нежели лицо бывшего ученика. Но теперь мастер-джедай оглянулся на Джинна, вздернув удивленно-скептически бровь. Было понятно, что прописные истины он принялся озвучивать не просто так.
- Мог бы, - с особым вниманием подтвердил предположение бывшего ученика джедай. - Разумеется. Впрочем, не только я один.
- Нет. Меня озаботила судьба инцентийцев, - Джинн немного помолчал. - Кроме того, запрос на Корусант был отправлен правительством планеты, до сих пор предпочитавшим держать Республику на расстоянии вытянутой руки. Если не ошибаюсь, у них даже нет представительства в Сенате. А вся связь с внешним миром осуществлялась в одностороннем порядке.
Квай-Гон подтолкнул рычаг справа от себя, и мерцающее звёздное полотно перед глазами вытянулось в сияющий бело-синий коридор. Уложив руки на подлокотники ложемента и задумчиво сощурившись, словно там, в этом звёздном коридоре были написаны ответы на все его вопросы, Джинн задумчиво добавил:
- Сейчас всё внимание Республики приковано к Аркании. Я уверен, Мейс Винду справится с этим заданием - когда-нибудь он превзойдёт и нас с вами, Дуку, - он снова посмотрел на бывшего учителя, который отнял руку от лица и, кажется, был удивлён этим заявлением. - Но даже если на Инцентии произойдёт что-нибудь, достойное сенсации голоновостей, этому вряд ли уделят столько же внимания. Закрытые миры вроде этого редко пользуются популярностью у публики, несмотря на то, что мало отличаются от Набу или Корусанта.
Квай-Гон вздохнул, снова переводя взгляд на мерцающие за транспаристилом ленты.
- Гражданские войны - совершенно обычное явление на отдалённых от центра планетах. Даже несмотря на то, что некоторые из них были спровоцированы вмешательством извне.
- И совершенно обычным явлением будет то, что джедаи по первому же зову внесут свою лепту в разрешение конфликта, каким бы он ни был. Вне зависимости от степени освещенности проблемы или популярности отдельно взятого Мира у кого бы то ни было еще, - Дуку говорил о прописных истинах, его глубокий голос звучал почти убаюкивающе. Ведь вряд ли мастер действительно считал, что его бывший ученик не знает что-нибудь из этого. - Меня также волнуют судьбы и участь инцентийцев, пусть многое из творящегося вокруг этого Мира мне и не по душе, - граф по крови умолк на некоторое время.
В повисшей тишине был слышен лишь шум работавших двигателей. Но даже он пропадал из поля внимания, привычный слуху.
- Тебе не стоит так пристально всматриваться в прошлое, Джинн, - внезапно заметил мастер-джедай, - это не поможет тебе. Ни с нынешним делом, ни с чем бы то ни было в будущем.
- Ошибки прошлого и вынесенные из этого уроки формируют настоящее.
Не в пример голосу бывшего учителя голос самого Квай-Гона прозвучал как-то устало-приглушённо. Он не ожидал, что Дуку сумеет уловить эту тонкую нить просочившихся в Силе эмоций и отследить её до Телоса IV. Мастер всегда был проницателен, но зачастую это касалось лишь заданий, где мельчайшая, самая незаметная деталь была способна сыграть ключевую роль. Эмпатом Дуку был никудышным. Джинну не хотелось об этом говорить. Но боль предательства Ксанатоса всё ещё преследовала его мрачной тенью даже спустя три года после тех событий, которые привели к смерти Криона, потере Ксанатоса и к последовавшей за этим революции на Телосе IV.
- И, кстати, говоря о настоящем, ваша новая ученица удивительно способная девочка. Не без недостатков, но, уверен, вы сумеете ей на них указать и помочь вовремя исправить.
- Ошибки - да, но не эмоции, - отметил Дуку, не спуская очень внимательного и серьезного взгляда со своего младшего коллеги. - Комари… - Дуку, кажется, разом помрачнел, и словно тень усталости пробежала по его живописному лицу. Он чуть скривил губы. - У нее есть определенный потенциал, - неохотно согласился джедай.
Вряд ли кто-либо другой из мастеров позволил бы себе отзываться о своих даже куда менее одаренных падаванах, как сейчас Дуку говорил об одной из лучших на своем “потоке”.
- Но… добиться от нее чего-либо стоящего будет нелегко, - мастер-джедай устало выдохнул.
На самом деле у Комари Воссы был лишь один недостаток. Она не была Квай-Гоном Джинном. И близко не стояла к некогда покладистому и безмерно талантливому юноше.
- Я был бы рад иметь возможность сказать что-нибудь не хуже о твоем новом падаване, - Дуку упер испытующий взгляд в своего бывшего ученика, который теперь, как последняя упертая банта, всячески старался избежать одной из важнейших своих обязанностей.

+2

4

Джинн на мгновение скосил глаза на Дуку, но тут же отвёл их обратно, снова растворяясь взглядом в сияющих  за транспаристилом лентах. Отделаться от цепкой заинтересованности бывшего учителя в этом вопросе будет не так-то просто.
- Простите, мастер. Сейчас не лучшее время для того, чтобы говорить на эту тему.
- Хорошо, - очень спокойным, ровным тоном произнес Дуку, - тогда не премини сообщить, когда найдешь удобным обсудить твое отступление от буквы Кодекса и все те последствия, что оное за собой влечет, - граф красноречиво посмотрел на бывшего ученика, который по какой-то причине находил однообразно проносившуюся за транспаристилом материю дико увлекательной. - Мне бы хотелось быть уверенным в напарнике, с которым предстоит вмешаться в определенно неприятное и, судя по всему, опасное дело. Скажи мне, как я могу быть уверенным в джедае, который не в состоянии справиться с собственными переживаниями?
- Вы ошибаетесь, - повернув голову к учителю, Джинн встретил его взгляд ледяным спокойствием - дюракритовой стеной, сквозь которую у того редко получалось пробиваться. Но в этот раз Дуку всё же удалось вызвать у Квай-Гона некоторое раздражение, выразившееся в равнодушном, однако весьма красноречивом взгляде. - Сейчас мои эмоции касаются бывшего ученика, но не предстоящей миссии. Я не отказываюсь от них, но как джедай, я способен контролировать каждую. Может быть, вы желаете это обсудить?
- А если одно будет непосредственно касаться другого? - Дуку, казалось, вовсе не заметил напряжения и легкого раздражения своего бывшего подопечного. В голосе графа звучало ничем не окрашенное любопытство. Вот только мастер Дуку никогда ничего не говорил просто так. - Если ты его встретишь вновь? Сегодня же? Это тоже не помешает тебе? Он же не мертв, если я не ошибаюсь… - все его внимание было адресовано Квай-Гону. Но вел себя граф так, словно эти вопросы были исключительно риторическими. - Я прекрасно осведомлен о твоих сильных сторонах, Джинн. Как и ты сам. Но я говорил тебе об этом раньше. И буду вынужден повторить это снова. То, что делает тебя сильным, делает тебя и уязвимым. А Ксанатос… - имя это прозвучало резко, как щелчок кнута, -  даже не будучи рядом, существуя только лишь в твоих мыслях и памяти, все равно останавливает тебя. Останавливает от принятия правильных, хладнокровных решений. Которые позволили бы тебе двигаться вперед. Наконец-то.
- Взять нового ученика - не хладнокровное решение. Не для меня.
Квай-Гон снова отвернулся, однако в этот раз не упираясь взглядом в сине-белый коридор за транспаристилом, а прикрыв глаза и принимая более расслабленную позу. Этот диалог перестал быть конструктивным ещё несколько минут назад. Быть может, Дуку попросту испытывал его на прочность, высказывая свои сомнения? Или это было проявлением заботы - той самой, которую его мастер выказывал настолько редко, что сам Квай-Гон научился понимать её лишь годами позже? В любом случае, несмотря на то, что большинство вопросов, которые задавал Дуку своему бывшему ученику, были риторическими, на них существовал вполне определённый ответ.
- Учитель - это не статус. Это ответственность за жизнь и мировоззрение юного джедая, который только начинает постигать тонкости пути. Когда я буду уверен, что ошибки прошлого не будут перенесены на настоящее и я не буду подвергать сомнению каждый свой шаг - только тогда я возьму нового ученика, - Джинн ненадолго замолчал, едва заметно хмурясь в подавленном возмущении, - а вам не стоит сомневаться в старом. Иначе вам не следовало соглашаться.
Дуку усмехнулся, откинув голову на спинку ложемента.
- Сомнения - всего лишь симптом. Признак того, что все еще не забываешь подключать голову к принятию решений. Посему я искренне надеюсь, что ты никогда не перестанешь подвергать действия - свои и чужие - сомнению. Ведь нет непогрешимых и идеальных среди живущих разумных существ. Каждый ошибается. Каждый  промахивается. Даже не имея на это права. В чем ты ошибся, Джинн?
- Я был слишком самонадеян, - дополненный усталым тоном, этот ответ прозвучал неожиданно откровенно, - я был уверен, что могу прочитать то, что у Ксанатоса в душе. И совладать с этим, апеллируя к годам, проведённым вместе. Я не отрицал возможности произошедшего. Но не хотел думать о том, что мой ученик будет способен пасть так низко. Не после всего, через что мы прошли и чему я его учил.
Квай-Гон открыл глаза и снова посмотрел на профиль мастера.
- Моя рука не дрогнет. Я сделаю, что должен.

+2

5

Дуку едва заметно кивнул. И, кажется, даже улыбнулся самыми уголками тонких губ.
- Остается лишь надеяться, что нам окажется достаточно слов. Самый лучший бой - несостоявшийся, - Дуку немного помолчал. - Знаешь, “ученик” - это тоже не статус, - он криво усмехнулся, невесело совсем. - Каждый, кого мы зовем учеником - человек, разумное существо... личность. Все, что в наших силах - это передать знания, научить отличать хорошее от скверного. Мы можем научить принимать верные решения, но мы никогда, Джинн, никогда не сможем принимать эти решения за них. Провал ученика - это отнюдь не всегда заслуга мастера. Равно как и его успех.
Вслед за этими словами Дуку мог наблюдать за кратковременной переменой эмоций, отразившихся на посветлевшем лице того, кого он сам долгие годы называл своим падаваном. Квай-Гон почти незаметно и так же невесело, но всё же улыбнулся и кивнул мастеру в знак благодарности за слова неожиданной поддержки. Он собирался добавить что-то ещё, но тут произошло нечто, заставившее его мгновенно переключить внимание на сошедшие с ума локаторы и сканеры, оповещавшие о крупном объекте, возникнувшем на гиперпространственной магистрали впереди. До столкновения оставались считанные секунды, когда Джинн молниеносно вытянул рычаг выхода из гиперпространства на себя и второй рукой вцепился в плечо штурвала, уводя их двухместный звездолёт от столкновения. Шаттл страшно затрясло; звёзды-ленты за транспаристилом закрутились в бешеные спирали и так же быстро, как и очертания появившегося перед самыми глазами корабля, превратились в статичные безжизненные точки на чёрном космическом полотне. Вскоре весь пейзаж закрыл огромный грузовоз, уйти от луча захвата которого такому маленькому звездолёту было просто не под силу из-за банальной нехватки мощности ионных двигателей. Хорошо расставленная кем-то ловушка сработала без осечек. Джедаи были пойманы.
- Я же говорил, что у меня нехорошее предчувствие, - раздосадованно бросил Джинн, без особой надежды наблюдая за температурным датчиком, показывающим стремительный перегрев субсветового двигателя, включённого на реверс. - У нас не хватит мощности и прочности брони, чтобы покинуть зону действия луча.
Дуку никак не отреагировал на доклад своего бывшего ученика, чье чутье его все это время, кажется, не обманывало.
- Заглуши двигатели, - ледяным тоном скомандовал мастер-джедай, - и… спрячься.
Охарактеризовать взгляд, которым Квай-Гон наградил своего бывшего учителя, каким-то одним словом было невозможно. Однако времени на препирательства не оставалось - луч медленно и неумолимо втягивал их звездолёт в открывающийся шлюз, через который уже стал заметен изливавшийся оттуда белый свет. Поэтому он безропотно повиновался, отключив двигатели и соскользнув с кресла пилота, и пересел на узкую, низкую скамью сразу за ним, рассчитанную на ещё двух дополнительных пассажиров. От двери бортового трапа она была отделена уходящей в потолок перегородкой, являвшейся естественной частью архитектуры корабля - на ней располагались дополнительные элементы управления системами жизнеобеспечения и был доступ к гиперприводу. Дуку вполне мог сойти за одинокого путешественника , если бы, конечно, никому не пришла в голову идея проверить, что внутри корабля. Квай-Гон полностью скрыл своё присутствие в Силе, но при этом продолжал “прощупывать” вражеский корабль с целью выяснить побольше информации об экипаже и его намерениях. Намерения были недобрыми. Ещё бы.
Дуку же поднялся со своего места сосредоточенный. Он тщательно готовился к неминуемой встрече с неразборчивыми хозяевами этого безразмерного космического корыта.
- Действуй по обстоятельствам. Я не уверен, что удастся обойтись одним лишь разговором. И все же, мне бы хотелось, чтобы они до последнего были убеждены, что принимают только одного гостя, - Дуку говорил абсолютно ровным голосом, даже не глядя в сторону второго джедая.
Граф по крови отряхнул плечо своего плаща, в котором, несмотря на видимую аскетичность все говорило о дороговизне, если не роскоши, какую только можно было упрятать, не выходя за рамки приличий, принятых среди джедаев. Дуку поспешил принять вид человека испуганного, всерьез переживающего как за свою жизнь, так и за возможные богатства. Всем своим видом он выказывал полное отсутствие какого-либо намерения сопротивляться.
И будто бы в подтверждение этой иллюзии дрожащей рукой сам хлопнул по кнопке открытия шлюза, не дожидаясь, когда их шаттл начнут вскрывать, как консервную банку.
Стоило трапу опуститься, Дуку боязливо вскинул руки, потребовав совсем не своим голосом пощады, поспешно объявляя свою готовность сдаться на милость охотников за легкой наживой.
Но при всем при этом джедай не спешил спускаться по трапу, оставаясь наполовину в тени. Разношерстные прихвостни, чьего ума были лишь самые элементарные дела уже долгое время, не отличались ни проницательностью, ни осторожностью, ни терпением.
Стоило одному из них подняться по трапу, а другому попытаться пройти за спину испуганного “толстосума”, которого так эффектно изображал из себя Дуку, как мастер тотчас применил не самый благодатный прием, вцепившись без особого пиетета в сознания малоумных экзотов. Внушение же было простым: “На корабле ничего и никого больше нет. Обыск не дал результатов”.
На тонкие игры с разумами многих сейчас не было времени.  Поэтому Дуку, подталкиваемый в спину прикладом бластера, был изгнан из недр собственного шаттла на свет ярких ламп безобразного внутреннего ангара. Эта космическая летающая помойка не заслуживала права на существование. Тем не менее, она роилась жизнью. Разномастной, но одинаково озлобленной и недовольной. Среди всего бардака в глаза бросились весьма свежие разводы крови недалеко от того места, где остался их плененный шаттл. Судя по следам на полу, их скорлупка была не первой гостьей за сегодня.
Гвалт сброда, который гордо именовал себя командой корабля, внезапно утих. В толпе где-то на задворках наметилось движение. Сквозь ряды людей и прочих тварей, претендовавших на разумность, пробирался рослый мужчина. По первому впечатлению - человек. Точнее, то, что могло остаться, предположительно, от человека. Он нещадно хромал на правую ногу, его высокая и без того перекошенная фигура при каждом шаге опасно заваливалась, словно грозя рухнуть в любой момент.
Перед исполином, в котором, судя по звуку, железа было больше, чем плоти, егозил щуплый экзот, что-то объясняя на родном языке. Во всяком случае это точно не тянуло даже на самую ломанную версию общегалактического. Огромный человек остановился на подозрительно почтительном расстоянии от джедая, усердно изображавшего из себя самого обычного путника.
- Обыскать корабль, - пророкотал исполин.
В ответ послышался знакомый оправдывающийся сиплый щебет экзота.
- Значит, обыщите еще раз. Или вы глухие? Кому здесь уши прочистить? Оторвали свои задницы и проверили эту щепку еще раз, - “человек” едва не рычал, оглядывая окружающее пространство недовольным, рыскающим взглядом шальных глаз.
Одного своего, родного, темно-оливкового цвета и второго - кибернетического, красного.
-  Ваши люди и так уже облазили каждый уголок моего судна! - внезапно взорвался в возмущении Дуку. - Даже гальюн не обошли стороной! Прекратите этот цирк немедленно. Что вам нужно? Какие ваши требования? Озвучьте их, и покончим с этим.
Киборг в изумлении поднял бровь, а в его живом глазу заиграло хищное любопытство.
- Уважаемый господин, - его тон вдруг стал елейным, - позвольте быть с вами предельно откровенным. Сфера моей деятельности, в которой я занят, как правило не предполагает общения с людьми высокого происхождения и, как следствие, длительных переговоров с ними на тему обоюдных требований и претензий, - за его спиной послышался сдавленный смешок, - мои клиенты ценят меня за эффективность, поэтому я допускаю, что я или мои люди были с вами несколько грубы. Конечно, если вы не желаете, чтобы мы обыскивали ваш корабль, мы сию секунду вас отпустим. Но учтите, что мы подадим соответствующую жалобу в вышестоящие инстанции.
Пока он говорил, корабль со всех сторон, хихикая, обступали его люди. Краснокожий тви’лек, кривой на один глаз, вплотную приблизился к трапу и осклабился, направляя бластер на джедая. Из передней части пленённого звездолёта раздался подозрительный и очень тихий скрежет, словно кто-то мокрой тряпкой начисто отдраивал транспаристил с внешней стороны кабины. То крошечный меерианец ползал по пологой гладкой поверхности и, шурясь, всматривался внутрь.
Дуку скривился и, кажется, даже насупился, когда понял, что над ним потешаются.
- Ваши шутки здесь вовсе не уместны! - не без истерических ноток заявил “вельможа”.
Играя на публику, джедай анализировал обстановку и просчитывал возможные варианты развития событий и перспективность собственных агрессивных действий. Картина складывалась отнюдь не радужная. Граф по крови  презрительно фыркнул, не забыв придать своему высокомерию некоторой боязливости. Вместе с этим Дуку брезгливо-пугливо отвел дуло бластера от себя в сторону, отступив на пару шагов.
Вызвав тем только еще более отвратительное веселье у краснокожего агрессора. Благо, модель бластера была старой. И индикатор состояния был мизерным. Владелец оружия даже не заметил, как зеленый индикатор полной готовности окрасился красным, оповещающая о нахождении оружия на предохранителе.
- К чему все эти угрозы и грубость? Мы же оба прекрасно знаем, как это работает. Если бы вы хотели меня убить, то давно бы это сделали. У вас и вашего коры…. корабля есть все возможности для этого. При мне нет никаких бумаг или информации, клянусь именем своей матери. Но, зато у меня есть средства. Достаточные, чтобы предложить вам, уважаемый,  в два раза большую сумму, чем та, что обещал вам ваш… клиент.
Это мое личное предложение. Отпустите меня с миром, и кредиты ваши. Никакой лишней возни. Я же… обещаю забыть про то, что подобная встреча вообще когда-либо имела место быть.
- Угу, угу, - довольно кивал, судя по всему, предводитель скалящейся немытой ватаги, обступавшей изящный звездолёт, пока наследный граф держал слово.
После чего киборг вздёрнул голову и как-то неприятно улыбнулся.
- Ну разумеется, заплатите. Я никого не тянул за язык, - он вскинул руки и вдруг расхохотался, - впрочем, заплатите вы за свою жизнь. До сих пор мне было на неё плевать, но вы сумели меня заинтересовать, - он щёлкнул пальцами, и ещё двое громил подошли ближе к трапу, -  но так как я человек чести, именно первая заключённая с клиентом сделка для меня имеет большую силу. Куда большую. Если ваш спутник пока ещё не решил выйти к нам самостоятельно, самое время ему показаться. Потому как несколько секунд этой комедии, и вас обоих вынесут.

+2

6

Квай-Гон же, всё это время сидевший, привалившись плечом к перегородке, протяжно вздохнул. Ситуация становилась опасной. Не столько потому, что кто-то там угрожал жизни Дуку или его собственной, сколько потому что завязавшаяся в тесном пространстве висевшего в открытом космосе корабля перестрелка могла бы стоить жизни всем. Именно этого пытался избежать его бывший учитель, любезничая с пиратами. Однако шансы договориться с ними мирно самим вожаком банды стремительно сводились к абсолютному нулю. Нужно было тянуть время.
- Могу я хотя бы узнать имя этого клиента?
Квай-Гон подал голос из недр звездолёта, и ползавший по его внешней обшивке коротышка кубарем скатился вниз. Должно быть, поскользнулся, бедолага.
- О! - киборг снова щёлкнул пальцами и прокричал. - Доброе утро.
- Не доброе, - огрызнулся Джинн, кожей чувствуя желание бывшего учителя разразиться отборнешейшей общегалактической бранью, - я готов сдаться, но только при условии, что вы сейчас же назовёте мне имя клиента.
- Иначе что? - совершенно искренне изумился предводитель, и его прихвостни снова расхохотались на разные голоса.
Джинн тоже усмехнулся. Они держались слишком нагло и самоуверенно. Таинственный клиент, скорее всего, предпочёл не сообщать, что им придётся иметь дело с джедаями. Это значительно упрощало дело.
- Ничего, - после некоторой паузы, в которую Квай-Гон проверил крепление светового меча на поясе, он плотнее запахнулся в тёмную длинную робу, которая скрывала его слишком узнаваемую одежду, и обречённо добавил, - я выхожу.
Вскоре его высокая фигура показалась в проходе звездолёта, и он, миновав бывшего учителя спокойной походкой, никоим образом не выдававшей какого бы то ни было волнения, спустился вниз по трапу.
- Вот видите, как все просто.
Киборг сплюнул на и без того не блиставший чистотой пол и критично осмотрел представшего перед ним человека.
- Вы что, мать вашу, члены какой-то секты? - сказал он, явно комментируя внешний вид представшего перед ним джедая.
Длинная роба покрывала всё его тело от плечей до самых пят, а лицо скрывал глубокий капюшон; Квай-Гон прятал кисти рук в широкие рукава и, казалось, избегал смотреть куда-либо ещё, кроме как в заплёванный, испачканный засохшей бурой кровью пол. Отлично развитое и натренированное периферийное зрение позволяло ему в мельчайших деталях видеть всё и всех, кто мог решить, что это дело будет лёгким. Как бы не так.
Тви’лек с выставленным Дуку на предохранитель бластером и ещё двое других - долговязых и худых викуэев продолжали держать бывшего учителя на прицеле. Они остались за спиной Квай-Гона вместе с меерианцем, который теперь потирал ушибленный при падении копчик где-то в стороне. Справа от Квай-Гона был один человек, впереди, у самой двери, поигрывая бластерами, стояли ещё двое. И этот весьма колоритный персонаж с искусственным глазом, посвечивающим красной линзой. От него пахло чем-то неприятным, но определить, чем именно, из-за дикой смеси ароматов, было невозможно. Итого восемь здесь. И ещё как минимум десяток рассеялись по остальной части корабля, включая техников, пилотов, навигатора и наводчиков турелей.
Квай-Гон сделал быстрое, скупое движение рукой, будто пальцами ударил в болевую точку в солнечном сплетении ощерившегося киборга, чем заставил того ненадолго потерять равновесие, и изящным восходящим движением мгновенно полыхнувшего в руке зелёного пламени оставил глубокую дымящуюся борозду в транспаристиловой пластине на его груди. Те, что стояли у двери, успели выстрелить по разу. Но меч джедая словно сам, сдвинувшись на считанные сантиметры в воздухе, послал синие сгустки плазмы обратно в отправителей. С последним пришлось повозиться. Смекнув, кто перед ним, он выхватил второй бластер и обрушил град выстрелов сначала на Квай-Гона, а затем и на его бывшего учителя, пытаясь таким образом выиграть себе время для занятия более выгодной позиции. Он побежал вдоль стены, но не учёл единственного. Дёрнувшись в воздухе, пират сгрёб ногами, поскользнулся и отлетел к стене, будто там вдруг возник неизвестно откуда появившийся центр гравитации.

+2

7

С появлением Квай-Гона на сцене исход всего дела резко стал предопределенным.
Не прошло и минуты с мгновения знакомства бывшего ученика с безымянным киборгом, как в воздухе засвистели бластерные выстрелы, аккомпанементом которым служило характерное жужжание активированного светового меча. У Дуку не было иного выбора, кроме как присоединиться к своему коллеге в неблагодарном деле обезвреживания местных немытых агрессоров.
Но, в отличие от Квай-Гона, который весьма беспечно рассылал залпы плазмы по обратному адресу, ловко и удивительно изящно орудуя мечом, Дуку воздержался от применения приоритетного оружия. Вместо этого джедай обратился за помощью к Силе.
Благодаря ювелирной точности и большому мастерству управления оной спустя считанные секунды трое экзотов валялись у ног Дуку. Двое - без сознания, а кривой на один глаз тви’лек шипел и трясся, хватаясь за переломанные ноги. Без своего бластера он более не был так уверен в себе.
Дуку сумел разминуться с зарядами, что были отправлены по его душу особо бойким представителем пиратской братии. В ответ на подобную любезность пирату было предложено на своей шкуре почувствовать очень даже физическое прикосновение Силы. Отнюдь не ласковое, так как джедай, повинный в этой манипуляции, сейчас не мог похвастать ни достаточным сочувствием, ни терпением.
Пират сполз по стенке и рухнул ничком на грязный пол.
Дуку хотел было отпустить не самый блещущий довольством комментарий в адрес действий бывшего ученика, как услышал позади себя отвратительный треск умирающей электрики. В одно мгновение джедай выхватил меч. Голубое лезвие вспыхнуло, отражая бластерный выстрел, подло направленный в спину. Тот самый меерианец, крошечный, перепуганный до панического состояния, озлобленный крот,  показался на трапе их шаттла, решивший, что в подобной ситуации лучшей защитой будет нападение. Дуку, отразивший выстрел, при помощи Силы выволок крошечного подлеца из нутра шаттла. За ним увязались тонкие нити едкого дыма. Дуку стоило некоторых усилий, чтобы только лишь оглушить миниатюрного экзота, а не свернуть ему ненароком шею.
В вонючем ангаре не осталось более ни одной души, способной что-либо противопоставить джедаям. Дуку заглянул в их шаттл и теперь, без особого стеснения отпустил краткое, но очень емкое едва ли цензурное проклятие.
- Наше быстрое отступление, судя по всему, отменяется, - процедил он.
Квай-Гон вздохнул, возвращая меч в крепление на поясе, и обернулся, чтобы оценить повреждения внутри звездолёта. Оттуда пока ещё валил дым, но автоматическая система пожаротушения уже локализовала возможное возгорание. Скорее всего, гиперпривод не пострадал. Но вот микросхемы и провода, бывшие кровеносной системой корабля, оказались сильно оплавлены и повреждены. На панели управления главный экран бортового компьютера загорелся красным, выдав критическую ошибку, и тонким писком оповестил о невозможности полёта. На ремонт уйдёт некоторое время.
- Дже… даи, - вдруг закряхтел распластавшийся на полу киборг, попытавшись дотянуться рукой до полы плаща Квай-Гона.
Но мигом ослабел и тоже отключился, тяжело бряцнув металлической кистью по грязному полу.
- Их не предупредили, - Квай-Гон задумчиво осмотрел недавнее поле боя и перевёл хмурый взгляд на Дуку. - Им не сказали, что придётся иметь дело с джедаями.
Дуку внимательно осматривал помещение, кажется, стараясь выискать что-то одним лишь взглядом.
- Это весьма опрометчиво со стороны заказчика, кем бы он ни был, - Дуку помолчал. - Если, конечно, он всерьез надеялся на успешный исход при этом. Разве только что у наших гостеприимных хозяев не было четких указаний, как действовать, а они… им не последовали, - граф переключился на иную, не менее животрепещущую тему. - Эти господа на этом корыте не одни. Было бы неплохо обезопасить наших новых друзей от неосмотрительных глупостей и, что уж поделать, отчистить это летающее мусорное ведро. В конце концов нам нужно на чем-то доставить наш шаттл до ближайшего порта.
- Вы думаете, это могло быть посланием для меня?
Квай-Гон вдавил механическую кнопку на панели рядом с дверью, и когда они вдвоём с бывшим учителем покинули этот док, световым мечом расплавил панель с другой стороны. Так сильно потрёпанные но на удивление живые пираты не смогли бы из него выбраться, чтобы помочь остальным. Коридор был пуст. Странно, что стрельба, пусть и кратковременная, всё же не привлекла больше ничьего внимания.
- Нужно добраться до командного центра, - Джинн констатировал, казалось бы, очевидную вещь, но тут же добавил, - если меня знали в лицо и знали, где нас нужно встретить, об этом должны были остаться записи в бортовом журнале. Также стоит отследить маршрут передвижения этого корабля.
Квай-Гон говорил это, скорее, потому что было надо. Где-то в глубине души он сомневался, что таинственный заказчик оставил хоть какие-нибудь следы своего существования. Дуку лишь кратко кивнул. Поглощенный важными мыслями, он становился крайне неразговорчивым.
- Учитывая все, я бы сильно не надеялся на это, но попытаться стоит,  - Дуку прислушивался к Силе, прощупывая таким образом корабль на предмет ближайших огоньков жизни. - Что же касается послания… Я думаю, хорошо, что ты жив. У меня есть повод считать, что мы не первые, кто попался в эти сети. Наши пленители знали, кого ждать, где, но не когда. Необходимо будет найти канал утечки информации. И, судя по всему, наш небольшой балаган помешал им действовать согласно протоколу. Точнее, их жадность и самоуверенность помешали им же.
По пути к центру Дуку вновь прибег к помощи Силы вместо собственного меча, оглушая двух незадачливых членов экипажа, попавшихся на пути.
- Так или иначе, в одном ты прав - у тебя появился враг. Кому-то ты насолил достаточно, чтобы открыть на тебя охоту. И что-то мне подсказывает, это рыба поважнее любых пиратов.

+2

8

- Кому-то, - хмыкнул Квай-Гон, переступая через бессознательные тела аквалиша и финдианца, чьи руки-лианы растянулись до противоположной стены коридора.
На самом деле посчитать, сколько раз он слышал в свой адрес угрозы о возмездии, было не так-то просто. Вопреки тому, что Квай-Гон всегда стремился поступать так, как завещал Кодекс джедаев и его собственные принципы, иные нередко видели в его действиях несправедливость. А иногда, как в случае со смертью от сердечного приступа барона Киндоро, которого Квай-Гон сопровождал в одной из дипломатических миссий, он даже зарабатывал головную боль в виде безутешной супруги, пообещавшей во что бы то ни стало отомстить джедаю за то, где он бессилен был помочь. Меньшего зла не существует. Как и возможности поступать так, чтобы никто не остался в накладе.
- Мне не хочется строить предположений или вовлекать в это вас, Дуку. Это не путь джедая.
Джинн остановился возле одной из дверей, за которой был слышен странный гул, и приложил руку к металлу, стараясь через Силу ощутить, что за ней находилось. Он не почувствовал там жизни, но странное эхо, будто отчаянный призыв о помощи, затерявшийся среди пустынных скал, заставил его задержаться.
- Если кто-то считает, что может спросить с меня за обиду, полагаю, они будут в своём праве, - он взял в пальцы световой меч и, отвернувшись от учителя, приложил ладонь к панели, - я смогу дать достойный ответ.
С тихим шипением, заклинив всего лишь на секунду, дверь стала открываться. Квай-Гон заглянул внутрь и в онемении застыл. Здесь было темно, но зелёное пламя активированного светового меча давало достаточно света для того, чтобы увидеть источник слабого, но въедливого запаха раньше, чем тот достиг бы обоняния джедаев. На полу предусмотрительно охлаждённого до нулевой температуры, предназначенного под склад помещения лежали трупы. Родианцы, люди, тогруты. Многие из них были хорошо одеты - внешний вид портили лишь пропалины от плазмы и пятна крови, расползшиеся на полу и уже успевшие подсохнуть. Джинн с тихим рычанием выдохнул и закрыл нос рукавом, продолжая освещать этот “холодильник”.
- Кто бы это ни был, я нужен ему живым. И со знанием того, что меня ожидает.
Дуку прикрыл нос и рот платком. В зеленом свете меча тот казался единственным действительно ярким пятном в этом ужасном месте. Джедай не проронил ни слова. Все его внимание было сосредоточено на жертвах бездушной, необязательной расправы.
Дуку не изменился в лице, оставаясь строгим и спокойным. Но спокойствие это было подобно ледяной коре. За непроницаемой стеной в душе у джедая вздымались эмоции, далекие от покоя. Но не им сейчас было дано править бал.
Дуку допускал возможность подобной находки, но все же надеялся на лучшее стечение обстоятельств. Однако, отбросив в сторону сострадание, теперь и подавно неуместное, в сухом остатке у них на руках были тела. Меньше проблем, никаких ложных надежд. И тем не менее, по какой-то причине убийцы не стали скидывать ненужный груз в космос. У них должна была быть веская причина для подобного. И Дуку понимал, какая именно.
- Ты не живым нужен. Ты нужен убитым лично. В идеале. Улавливаешь разницу? Заказчик, кем бы он ни был, должно быть, либо неопытен в ведении дел с подобным отребьем, либо не имеет достаточного влияния. Возможно, и то, и другое вместе.
- Это неважно, - не отводя потяжелевшего взгляда от бездыханных, хладных тел, Джинн отступил на шаг назад и кулаком вдавил кнопку на панели, позволяя двери закрыться, - важно, что сообщение было доставлено.

+2

9

Дуку мрачно выдохнул.
- Пойдем отсюда. Нам придется отвести этот корабль до ближайшего порта. И, поскольку это судно теперь не только место попытки похищения, но и место массового убийства, нужно связаться с силами безопасности. Подобное - в их юрисдикции.
Квай-Гон не боялся таинственного мстителя - и Дуку прекрасно это знал. Тем, что пошатнуло незыблемую уверенность его бывшего ученика в собственных силах, был варварский способ передачи этого “сообщения”. Неизвестно, рассчитывал ли заказчик на то, что они найдут эти тела, или их обнаружение было лишь случайностью. Одно было известно точно: чистоплотностью деяний этот новый враг не отличался. А значит, это первое, но далеко не самое последнее подобное послание. И если для его доставки потребуется больше жертв, все они будут принесены во имя мести.
Оставшиеся метры коридора джедаи преодолевали молча. Они двигались бесшумно, держа мечи готовыми на случай встречи с более бдительными членами экипажа или активации спрятанных под потолком турелей. Если они, конечно, всё ещё сохраняли свою работоспособность - бывший военный корабль, списанный десятки лет назад, пусть и выглядел внешне впечатляюще и обладал некоторыми усовершенствованными системами защиты-нападения, внутри оставался практически без изменений. Обшарпанные стены, в которых теперь с трудом угадывался их изначальный белый цвет, множество подтёков на полу и потолке - всё это свидетельствовало о проблемах с локальной системой охлаждения, что только подтверждалось наличием ржавеющих разводов вокруг люков вентиляционных шахт и крышек, за которыми обычно на подробных кораблях прятались автономные диверсионно-разведывательные дроиды или автотурели.
Когда они приблизились к двери, справа от которой на электронной таблице половиной букв мерцала надпись “командный пункт”, Квай-Гон остановился и подал Дуку знак “будем готовы”. Джедай, даже только начавший постигать азы управления потоками Силы, всё равно был на порядок внимательнее любого нечувствительного к Силе существа. Он был бдительнее, чутче, ориентировался лучше, принимал решения быстрее. Поэтому, когда оба мастера заскочили в широкий обставленный различной аппаратурой кокпит, ни один из находившихся там членов экипажа не успел даже среагировать на это неожиданное появление. Всего их было пятеро: два пилота, навигатор, наводчик, спавший, закинув ноги на панель управления внешней турелью, и худосочный дурос-техник, который ковырялся в вывернутых “внутренностях” напичканного аппаратурой ящика в центре помещения. Дуку занялся пилотами, в то время как Квай-Гон, вскинув руку, прижал тянущегося к бластеру навигатора лицом к экрану бортового компьютера и, потянувшись через Силу к разложенным вокруг дуроса проводам, крепко обвязал их вокруг спящего в кресле наводчика. Тот мгновенно проснулся, но сделать уже ничего не смог: его руки оказались прижаты к телу, а он сам, благодаря плотно облегающим его в несколько слоёв проводам, не сумел бы даже пошевелиться. Навигатор закряхтел, пытаясь оторвать словно вросшую в панель возле экрана руку от её поверхности, но его тут же постигла судьба его коллеги. Необоримая чужая воля рванула его назад, к спинке кресла, и тоже обездвижила, обвив ожившие провода вокруг его запястий и груди. Человек закряхтел, обнажая необычно острые клыки, и злобно зыркнул на сидевшего на полу дуроса, который словно призраков увидел: он смотрел на джедаев широко раскрытыми глазами, подняв руки вверх, и не смел сдвигаться с места. Дуку же не проявил должной и, возможно, предусмотрительной мягкости, на которую столь ловко расщедрился его бывший ученик. Мастер-джедай оглушил пилотов, использовав для этой черной работы Силу. Если Квай-Гону и Дуку понадобится выудить информацию, пилотов быстро приведут в чувство.
- По-моему, это не все, - обыденно подметил Квай-Гон, обращаясь к бывшему учителю и совершенно игнорируя злобное рычание навигатора, а также благоговейный ужас техника, и обвёл взглядом командный центр.
На замечание бывшего ученика Дуку лишь кивнул. Разумеется. Чтобы поддерживать такую махину на плаву, нужно немало рук. Пусть команде явно нечем было гордиться, судя по плачевному состоянию судна. Кроме общей логики, повязанной на элементарных знаниях о флоте, о присутствии неполного состава говорили еще и пара явно насиженных кресел, покинутых совсем недавно.
- Позаботься и о пилотах тоже, будь добр. Я вижу, у тебя к этому явно имеется скрытое призвание.
Квай-Гон не очень-то довольно дёрнул уголком губ, однако просьбу выполнил. Он вернул световой меч в крепление на поясе и взмахнул рукой, заставив импровизированные путы зазмеиться в воздухе и оплести запястья обоих бессознательных пилотов, приводя следившего за ними взглядом дуроса в состояние почти религиозного ужаса. Сам же Дуку переключил внимание на бортовой компьютер. Журнал судна был скучен и однообразен. И, как ни странно, чист для такого корыта. Ничего интересного. Насколько эти записи соответствовали правде - то был уже другой вопрос. Они не содержали в себе ничего полезного для джедаев. В командный центр вернулся один из координаторов, но в свое же собственное кресло он опустился уже тоже в коконе из проводов. Благодарить за то следовало бывшего ученика. Граф по крови тем временем принялся с особым пристрастием осматривать весь командный центр, явно желая что-то обнаружить. Джедай был крайне сосредоточен в своих поисках, увы, покамест безрезультатных.
- Я думаю, нам стоит навестить каюту капитана. Разумеется, предварительно убедившись в том, что никто более не составит нам в этом компанию.
- Тогда мне лучше остаться здесь, - кивнул Квай-Гон.
Он хотел добавить что-то ещё, но в разговор вмешался окончательно пришедший в себя навигатор.
- Раз так, может, ещё и песню нам споёшь, джедай?
Оба стоящих друг напротив друга мастера медленно повернули к нему головы.
- Желаешь чем-то поделиться? - безэмоционально поинтересовался у него Джинн, но в его словах Дуку без труда сумел бы прочитать намёк на использование Силы для выведывания нужной информации.
Впрочем, несмотря на то, что это значительно облегчило бы им задачу, такое принуждение не было путём джедая. Квай-Гон мог сделать это без труда, но не стал бы - в отличие от самого Дуку. Бывшему ученику великого мастера было не по вкусу такое утилитарное применение Силы, равно как и мысль о том, что его бывший наставник о таком бы даже не задумался. Скорее, такой подход Джинна в этой ситуации наверняка бы вызвал у Дуку раздражение, но ему пришлось бы придержать мнение при себе - иначе это могло вылиться в спор, свидетелей у которого быть не должно.
Навигатор же нервно дёрнулся в кресле и оскалился в бессильной злобе, глядя на Квай-Гона. По всей видимости, он расценил его слова как некую угрозу и теперь усиленно соображал, как выбраться из ловушки, организованной джедаями на его же собственном корабле. Поэтому вместо вразумительного ответа Джинну навигатор вперил злобный взгляд в техника-дуроса и прорычал:
- А ты какого гандарка там расселся, придурок? У тебя шокер под рукой, набор виброотвёрток на панели и свободны руки! Ты что, ничего сделать с этими вомпами не можешь?!
Граф с каким-то совершенно особым презрением, но чрезвычайно внимательно посмотрел на навигатора, у которого разве что пена на губах не взбивалась от злости. Казалось, Дуку хотел что-то сказать, но все же смолчал. Джедай лишь кивнул своему бывшему ученику.
- Много времени это не займет. Буду признателен, если избавишь меня от прочих… сюрпризов в дальнейшем.
С этими словами он покинул помещение, сменяя раздражение на сосредоточенность и аккуратность.

+2

10

Квай-Гон утвердительно склонил голову, проводив мастера взглядом, и опустил глаза, чтобы внимательнее посмотреть на техника. Тот продолжал сидеть с раскрытым ртом и отсутствующим видом, полностью игнорируя все инсинуации своего коллеги. Этот дурос был неопасен. Его эмоции - ужас на грани выпадения из реальности, оцепенение и крайняя степень изумления, словно он не верил в происходящее, - надолго отняли у него дар речи. Где-то на краю его сознания Джинн даже смог прочитать жгучее желание немедленно высадиться на ближайшей из планет и начать жизнь заново. Но пытаться с ним заговорить было бесполезно. Квай-Гон вздохнул, чувствуя недобрые намерения оставшихся в кокпите членов экипажа и их прикованные к себе взгляды, и шагнул в сторону, направляясь к навигатору. Тот продолжал тихо браниться сквозь сцепленные зубы, глядя на приближающегося джедая, но стоило ему подойти поближе и завести над ним раскрытую ладонь, навигатор тут же замолчал и вперил немигающий взгляд в его светлые глаза. Квай-Гон знал, чего тот ожидает - по всей видимости, пират был неплохо осведомлён о способностях джедаев, - но никакого воздействия на его разум не последовало. Вместо этого Джинн ненадолго задержал руку над тёмной макушкой, на которой красовался пучок торчащих в разные стороны волос, и опустил руку на его плечо, где под ремешком куртки был спрятан инфочип. Навигатор снова дёрнулся, в этот раз куда более яростно, чем раньше, но джедай не обратил на это никакого внимания. Он занял соседнее кресло и, введя на клавиатуре навкомпа короткую команду и подождав несколько секунд, пока на экране высветится нужная информация, провёл ещё несколько манипуляций, после чего вставил чип в порт.
- Вот сука… - только и сумел выдавить из себя наблюдающий за всем связанный пират.
Он явно не ожидал такого поворота.
- Удивлён, что я отключил алгоритм уничтожения информации без ввода кода доступа? - обыденно поинтересовался у него Квай-Гон, открывая файл за файлом и не отвлекаясь от внимательного изучения содержимого устройства.
- Скорее, удивлён, что догадался, - подал голос кто-то за спиной.
Джинн не обернулся, но знал, что никому из связанных ранее пока не удалось освободиться - иначе Сила бы предупредила об опасности и в ней отразились бы совсем другие эмоции. Он ничего не ответил, продолжая просматривать файлы и находить в них всё больше интересного. Тот, кто заговорил с ним раньше, спустя несколько минут всё-таки решил продолжить, за что тут же удостоился испепеляющего взгляда навигатора.
- На чипе только маршрут передвижений, джедай. Остальная информация не здесь.
- Здесь больше, чем достаточно, - парировал тот, свернул программу, извлёк из порта инфочип и оттолкнулся от пола ногой, разворачиваясь в кресле к говорившему.
Им оказался смуглый человек, скорее всего, родом с Чалакты или какой-нибудь её колонии, возрастом за сорок. У него не было акцента, обычно свойственного представителям этого народа, зато присутствовал имплант, часть которого блестела металлическими отсветами над ухом и заходила на висок. Квай-Гон в задумчивости посмотрел на механизм, размышляя о его предназначении - обычно стимуляции работы мозга - и сощурился. Если мозг чалактанина работал в несколько раз быстрее и активнее из-за импланта, ему могло бы вздуматься попробовать завести джедая в какую-нибудь логическую ловушку. Вполне вероятно, именно с этой целью он и начал диалог. Квай-Гон чувствовал обман, но подтвердить свою догадку чем-то, кроме ощущений в Силе, он пока не мог. Поэтому решил, что стоит поддержать этот диалог и по возможности узнать как можно больше - по крайней мере, этот метод “фехтования”, впитанный от бывшего учителя, он научился применять с не меньшим мастерством.
Джинн помолчал ещё немного, изучая цепким взглядом всех присутствующих в кокпите, включая и пилотов, которые пока ещё были без сознания, положил оба локтя на колени и снова посмотрел на чалактанина, справедливо рассудив, что, если он умён, то может обладать гораздо большим объёмом информации и даже вывести на след возможного заказчика.
- По посещённым вами системам можно отследить довольно многое, - начал он весьма размеренно, так, словно начитывал какой-то текст, - в секторе Деметрас находится несколько нелегальных шахт и плавилен. Некоторые из них вы посещали не по одному разу - и всегда из разных концов Галактики, в основном из Внешнего Кольца. Уверен, если отправить на эти планеты официальный запрос, там может обнаружиться исчезновение больших групп населения, - Квай-Гон сделал паузу, услышав, как навигатор рядом заскрипел зубами, и продолжил, - на Перлемианской торговой магистрали в Регионе Экспансии без следа исчезло несколько дипломатических и торговых судов, причём совсем недавно, - он кивнул в сторону двери, ведущей из кокпита в коридор, намекая на трупы, сложенные в морозильной камере, - и ваш корабль находился там довольно долго. Думаю, теперь настаивать на том, что все эти тела оказались здесь случайно, не получится.
- Достаточно, - спокойно перебил его наводчик-чалактанин и покачал головой, немного усмехнувшись, - индульгенцию, у вас, видать, не выторгуешь.

+2

11

- На вашем месте об индульгенции я не стал бы заикаться и в следующей жизни,  - Дуку вмешался в диалог, появившись на пороге командного центра.
Довольным графа назвать не представлялось возможным.
- Ничего стоящего, - очень коротко описал результаты познавательного променада граф. - Есть, чем пополнить копилку обвинений, но не по нашему делу. Отсеки А-15 и А-19 - заняты соратниками наших новых знакомых.
Дуку обращался к Квай-Гону, разумеется, но взгляд его переходил от одного бодрствующего пленника к другому. Джедай с особенным пристрастием остановился на чалактанине. Куда наглее, чем прочие, кажется, умнее. Но, что его выделяло куда сильнее, так это желание что-то сокрыть. Неискренность. В остальных полыхала ярость, страх, ненависть, едкая, как перец. А чалактанин был похож на осьминога, забившегося в свою щель в рифе. Имплант, явно собранный не на коленке, только подогревал сомнения и недоверие графа. Перед ними находился, если даже и гнилой, то все одно крайне интересный фрукт, который было бы опрометчиво игнорировать. Фрукт, который мог позволить себе имплант исключительного качества, редкой марки. Такие игрушки производили всего в нескольких местах во всей Галактике.
- Капитан, что так и не соизволил представиться нам, ведь тоже киборг… - задумчиво выдал Дуку.
Квай-Гон медленно кивнул. Он уловил ход мыслей бывшего учителя. Помноженное на его собственные выводы, основанные на словах наводчика о том, что остальная информация не здесь, заключение просилось само собой: данные о заказчиках преступлений, обо всех именах и гонорарах, а также о преступной сети - все они могли храниться у капитана. Только не в каюте - в голове. Точнее, в одном из множества имплантов, сделавших из него не человека. Вряд ли они были причиной потери им человечности - но служили горьким напоминанием об этом. Квай-Гон поднялся с места и без лишних слов направился к двери, ведущей из кокпита.
- Смекнули, значит, - только и сумел сквозь зубы выдавить из себя чалактанин, - действительно догадливые.
За всё время это было первым проявлением его эмоций, однако этого было больше, чем достаточно, чтобы сделать вывод: джедаи попали чётко в цель. И отчего-то это вызвало у наводчика странную смесь эмоций из негодования, досады и… некоего торжества.
- Всегда найдётся рыба крупнее, - бросил через плечо Квай-Гон, уже стоя на пороге, но вдруг обернулся и сказал, - технология создания проекции со свойствами физического объекта для обмана сканеров гиперпространства - довольно редкая в Галактике и дорогая вещь. Странно, что она присутствует на такой посудине, как эта.
Слова, адресованные Дуку, казалось, не несли в себе совершенно никакого эмоционального оттенка. Но Джинн не сомневался, что бывший учитель сумеет сделать правильные выводы. Кто-то вложил немалые средства в то, чтобы дела космических пиратов процветали. И этот кто-то координировал их действия, направляя их туда, где они были нужнее всего. Пойманный лучом захвата Орденский шаттл с джедаями на борту не мог быть случайной целью. Финальной - вероятно. Причём далеко не по причине того, что после этого дела исполнители ушли бы на покой. Эта мысль была тревожной. Не оттого, что кто-то мог пытаться их убить, но оттого, что ловушка, в которую их завели, не захлопнулась. Пока ещё.
Дуку, кого крайне заинтересовала неоднозначная реакция наводчика, неохотно оторвался от созерцания этого наглого типа, одарив бывшего ученика внимательным, колким взглядом, который мог бы показаться даже неприятным.
- Не теряй бдительность, - эти слова прозвучали едва ли не одергивающе. Для стороннего наблюдателя, разумеется. - Постарайся обернуться с этим… как можно скорее.
Квай-Гон медленно кивнул бывшему учителю, на мгновение ощутив укол лёгкой раздражительности. Но тут же одёрнул сам себя, рассудив, что Дуку не пытается наставлять - по привычке или нет. Это предупреждение, скорее, родилось вследствие напряжённости всей ситуации, несмотря на промежуточный успех. Дверь автоматически скользнула в исходное положение, скрыв Квай-Гона от глаз бывшего наставника, и в кокпите на несколько мгновений повисла тишина.
- И что теперь? - поинтересовались из угла - то подал голос связанный навигатор, беззвучно скрежеща зубами от бессильной злобы. - Убьёте здесь всех?
Дуку обернулся к говорившему с непередаваемым легким удивлением, какое иной раз можно заметить исключительно у аристократов, с которыми с какого-то перепугу решился заговорить немытый садовник, которому не то, что рот раскрывать, глаза поднимать на господ было нельзя. Но это выражение было подобно сиюминутной тени, не более того.
Граф помолчал.
- Неопределённость невыносима, не так ли? - Дуку смотрел на провонявшего злобой навигатора, похожего более всего на бешеную собаку. - Иногда из-за нее люди мучаются куда больше, чем из-за самой смерти. - Граф помолчал немного. - Вот только не думается мне, что вашим прошлым гостям пришлось провести в сомнениях и лишней минуты. - темные глаза Дуку нехорошо сверкнули. Скулы будто бы заострились. А о том, что перед ними все же джедай, напоминала в тот момент разве что одежда. -  Здесь нет никаких факторов, ограничивающих меня в принятии верного решения.
Джедай не угрожал, не проявлял агрессии и не давал понять каким-либо иным способом, что в самом деле собирается кого-то убить. Но под его тяжёлым взглядом навигатор словно бы уменьшился в размерах, стал жалким, а его попытка бросить вызов и взять служителя Храма на “слабо” с треском провалилась. Дурос, тем временем перебравшийся под блок квантового преобразователя, уже достаточно пришёл в себя, чтобы не быть статуей, но продолжал сидеть, даже не думая о том, чтобы предпринять попытку к бегству или оказать сопротивление - лишь переводил взгляд округлившихся огромных глаз с одного члена экипажа на другого.
- Это были не лучшие члены вашего общества, джедай, - наконец, снова вступив в диалог, чалактанин криво усмехнулся; в его эмоциях очень явно ощущалась странная смесь неискренности и правдивости одновременно, - коррупционеры, торговцы плотью. Они это заслужили.
Дуку краем глаза следил за копошением несчастного дуроса. Экзот источал один только страх. Едва ли не благоговейный оглушающий ужас.  Джедай никогда не почитал трусость, тем более безграничную, за добродетель, но, знал прекрасно, что глубокие моральные потрясения, не суть важно какого генеза, нередко способны заставить мыслящее существо круто пересмотреть свои если не планы, то взгляды на жизнь. Что, в общем-то тоже было неплохо.
И все же львинную долю внимания на себя перетянул чалактанин. Опять.
- И в коррупции и работорговле обвинять их решили, стало быть, вы, бравые убийцы? - в голосе Дуку звучал скепсис. Джедай хмыкнул. - И на каких основаниях? На тех, что сами подобным никогда не промышляли? Неужто брезговали? - Граф внимательно следил за собеседником. Его эмоции были смешаны, как обычно бывает у очень завравшихся людей, чья скрытность заключается не столько в утаивании информации, сколько в порождении огромного количества лжи. И тем не менее, Дуку отметил занятный момент. Этот чалактанин, сколько бы ни брызжал слюной и ехидством, пытаясь вторить навигатору в его злобе, едва ли не охотно выдает… информацию. Факты. Которые, как минимум, не лишены логики, если только их хорошо отряхнуть от оценочных комментариев. И, что куда меньше нравилось графу, эти факты о жертвах пиратов пугающе ладно встраивались в ту картину, к которой они с Квай-Гоном пришли.
Дело не просто дурно пахло. Оно смердело. Смердело, как все это пиратское корыто.
Наводчик низко опустил голову, с несколько секунд разглядывая собственные колени. Потом поднял взгляд сощуренных глаз и посмотрел на джедая исподлобья.
- Вас взяли по ошибке. Понимаете? Нам с вами делить нечего, - говорил он твёрдо, но казалось, сам не верит в произносимые слова.
В этот момент за спиной у джедая что-то натужно затрещало, словно избавившаяся от напряжения пружина резко распрямилась. Координатор-мириаланец, который крайне невовремя для себя появился в командном центре и оказался временно обездвижен Квай-Гоном, неизвестно откуда взявшимся у него в руке ионным резаком вспорол оплетающие его провода и вскочил на ноги. Он молниеносно выхватил из кобуры сидящего напротив навигатора бластерный пистолет и направил его на джедая, начав палить в него. Но очень скоро бластер перегрелся - и это стало заметно по искажающимся вокруг выходного отверстия ствола потокам воздуха.
Выстрелы, не попавшие в, казалось бы, элементарную цель, не ушли в абстрактное “молоко” просто потому, что подобного в командном центре не было. Зато в командном центре было порядочно народу, техники и все еще работавших панелей. Один из пилотов, что до сих пор был без сознания,  моментально распрощался с самой возможностью когда-нибудь в него вернуться. Что-то где-то зашипело, плюнул сноп искр, помещение начал заполнять едкий дым. Примерно в этот момент горе-стрелок, не сумевший попасть в почтенного, но дьявольски быстрого графа, лишился и бластера, и руки, которые всего на какое-то мгновение осветила вспышка синего лезвия меча.
Граф мастерски и вовсе немилосердно, вручную вернул бунтаря в скованное положение, кажется, выражая все свое негодование и отвращение к человеку, испытывавшему отнюдь нешуточную боль в каждом крепко затянутом узле.
- В следующий раз думайте, где собираетесь открыть огонь.
Облегчать участь пирата Дуку не собирался. А обрабатывать там было нечего. Световые мечи отлично прижигают плоть. Граф лишь пренебрежительно отшвырнул в сторону бластер и, чуть помедлив, руку, некогда этот бластер державшую.
Возвращённый в своё не самое выгодное положение пират, лишённый не только возможности сопротивляться, но ещё и собственной руки, судорожно задышал открытым ртом, глядя на отрубленную световым мечом конечность. Ему было больно, очень больно, но сейчас эта боль была ничем в сравнении с осознанием того, что то, что было у него всего несколько секунд назад, уже никогда к нему не вернётся. Конечно, это было глупо - нападать на джедая со спины. Но это стало уроком для всех окружающих и в частности для навигатора, который было дёрнулся активнее, пытаясь высвободиться, но тут же остудил свой пыл, застыв в одной позе с глуповатым выражением лица. Кажется, отрубленная джедаем рука стала весомым аргументом в решении вопроса, кто здесь главный. Чалактанин же почти не пошевелился. Лишь зажмурился и отвернулся, когда из панели рядом с ним полетела ослепляющая россыпь искр. В следующее мгновение корабль сотрясло, будто в него врезался некрупный космический объект, и по нему прошла волна вибрации, заставившая всю электронику истерично взвыть десятками сирен и замигать красными индикаторами. По экранам, расположенным на обширной панели управления, вмиг начали пробегать разнообразные уведомления, сообщающие о неисправности систем. Чалактанин, до этого старавшийся быть невозмутимым, поднял глаза на непрошеного гостя со световым мечом, и на его лице отразилась некая тревога и испуг.
- В трюме взрывчатка, - выдал он и задёргался, пытаясь освободиться, - мы в открытом космосе. Освободите меня, я знаю, как загерметизировать отсеки.
Корабль затрясся в агонии, зажил своей жизнью, чересчур уж активной на вкус Дуку.
- Ты думаешь, я не знаю, как управиться с этим корытом? - осаждающе рыкнул граф, сцепив зубы и вперив краткий, но крайне красноречивый взгляд в завозившегося было чалактанина. Повисло напряженное молчание, захлебывающееся в красном вое сигнализаций и оповещений отказывающих систем.
Джедай не просто так мешкал. Он тотчас же потянулся в Силе к своему бывшему ученику. Убедившись в том, что тот жив и, судя по всему, вполне цел, что бы там ни случилось, Дуку направился к чалактанину. Граф поднял ионный резак, которым так ловко недавно воспользовался один из пиратов. Джедай разрезал путы чалактанину, при том удивительно крепко сдавив сухой рукой плечо мужчины.
- Действуй. Задраишь ангар или выкинешь какой фортель, поверь, беда твоего товарища покажется тебе сказочным везением.

+2

12

Оказавшись лицом к лицу с джедаем, наводчик серьёзно ему кивнул и потёр пальцами сдавленные до недавнего времени проводами запястья. В этот момент снова отворилась дверь командного центра, и там, прикрывая рукавом туники лицо, чтобы не наглотаться наполняющего коридор дыма, появился Джинн. Световой меч был у него в руке - на случай, если придётся прорезать заевшие металлические створки. Квай-Гон шагнул внутрь кокпита и ударил ладонью по кнопке внутри, закрывая за собой дверь. Он обвёл всех присутствующих быстрым взглядом и мигом оценил всю обстановку, отмечая несколько подпалин на панелях, стонущего координатора с отрубленной рукой, не на шутку перепуганных остальных членов экипажа и, что было главным, свободного от пут чалактанина с имплантом на виске. По всей видимости, он каким-то образом сумел договориться с Дуку об освобождении, но спрашивать об этом сейчас было не досуг. Квай-Гон понимал, что бывший учитель прекрасно знает, что он делает, и освобождать наводчика без крайне веской причины он не стал бы. Чалактанин застыл на несколько мгновений, встретив взгляд второго джедая на себе, но всё-таки молча двинулся ему навстречу, намереваясь пройти мимо него к двери. Квай-Гон же шагнул ему наперерез, выставил вперёд руку, останавливая навигатора за плечо, и взглядом указал на мёртвого пилота.
- Нет времени, - отрезал он и посмотрел на Дуку, - придётся садиться на ближайшую планету.
Чалактанин отрывисто кивнул, подошёл к бездыханному пилоту с подпалиной в боку и стал отвязывать его от кресла, чтобы сгрузить его тело на пол и занять место в ложементе. Квай-Гон тем временем шагнул ко второму пилоту и активировал световой меч. Человек зажмурился и отвернулся, но вместо ожидаемой расправы почувствовал, что путы резко ослабили давление на грудь. Он был свободен. По крайней мере, временно. В этот момент корабль сотрясла вторая волна взрыва, в этот раз куда более ощутимая, чем прежде. Грузовоз накренился, его обшивка застонала, наполняя кокпит глухим скрежетом металла; все, кто находился внутри командного центра и был свободен, вынуждены были схватиться руками кто за что, чтобы удержать равновесие. Пилот, который с трудом удержался в кресле, налёг на штурвал и постарался выровнять судно - но ничего не вышло. Огромный грузовой корабль продолжало разворачивать и сносить в сторону планеты; ещё немного, и вырваться из её гравитационного колодца в отсутствие работающих двигателей было бы уже невозможно.
Ситуация разворачивалась стремительно. И отнюдь не в лучшую сторону. Как правило, путники, оказавшиеся пойманными в ловушку в космосе едва ли не молятся о том, чтобы рядом с ними оказалась какая-никакая планета, на которой можно было бы найти пристанище. В данном же случае планета, которую отчетливо можно было видеть за бортом, была проклятием для джедаев и ушлого экипажа. Будь бы в их распоряжении изящный частный транспортник или судно и того меньше, Дуку и Квай-Гон смогли бы посадить корабль мягко и без помощи двигателей. Но у них не было изящного транспортника, только огромный, неповоротливый грузовоз, гарантировавший им всем то, что эта планета если и станет им пристанищем, то последним.
- Спасательные капсулы. Где они? - голос Дуку звучал жестко. Кажется, раздраженно.
Чалактанин открыл было рот, чтобы ответить, но вместо него сказал Квай-Гон:
- Эти умники их сняли, - и подарил человеку с имплантом очень красноречивый взгляд. - Все, кроме одной. Её хватит только на четверых.
Тот закрыл рот и вернулся к приборам, один за другим переключая тумблеры и стараясь привести системы в чувства. Дуку дернул уголком рта, словно напоролся рукой на острие иглы. Новости были скверными, но сейчас было совсем не время выяснять, кто прав, а кто круглый алчный кретин, равно как и решать, кому жить, а кому умереть. 
- Выведи на экран схему корабля, - Дуку был сосредоточен. Кажется, невозможность использовать спасательную капсулу если и расстроила графа, то отнюдь не так сильно, как должна была бы.
Джедай вгляделся в показавшиеся на экране схемы их гибнущего корыта.
- В трюме, говоришь? Сдается мне, что ты  привираешь.
Квай-Гон рядом тоже присмотрелся к схеме, где красным был подсвечен не один отсек, в котором располагался трюм - разгерметизация была почти по всему правому борту.
- В трюме - что? Взрывчатка? - уточнил он, посмотрев в затылок чалактанина.
- Да, - на удивление спокойно ответил тот, продолжая свои попытки реанимировать двигатели. - Но ее количества не хватило бы, чтобы так сильно повредить корабль.
- Ситуация не терпит сослагательного наклонения, - не менее спокойно, так, будто объясняя нерадивому ученику простейшую из истин, Квай-Гон бросил быстрый взгляд себе за спину, будто что-то там почувствовал, - даже если мы, дрейфуя, дотянем до в гравитационного поля планеты, то на её орбите будем уже по кускам…
- Я з-знаю как завести двигатели, д-джедаи.
Теперь Квай-Гон уже почти полностью развернулся к говорившему и посмотрел на него внимательнее. Дурос-техник, изображавший до сих пор статую, выбрался из-под панели и смотрел поочерёдно то на Джинна, то на Дуку.
- Т-там, - дурос указал пальцем на дверь, ведущую в коридор, за которой теперь творился настоящий ад, - ес-сли вручную уменьшить давление на топливо для б-большего коэффициента образования п-плазмы…
- И речи быть не может, - достаточно мягко, но очень однозначно отмёл это предложение Квай-Гон, покачав головой, - слишком опасно.
- Лучше пусть сдохнет он, чем мы! - пилот, наконец, подал голос, и резко дёрнул штурвал умирающей посудины на себя.
Никакой реакции корабля. Джинн коротко вздохнул, не обратив на пилота никакого внимания, и снова вернулся к чалактанину.
- Основной модуль гипердвигателя расположен по левому борту, - он указал пальцем на экран, отмечая область корабля, которая не была повреждена; чалактанин медленно кивнул, явно поняв, к чему клонит джедай, - сможешь запрограммировать микропрыжок к планете?
- Смогу.
- Сумасшедшие. Вы хотите нас убить, - снова вклинился пилот и бросил непослушный штурвал, начав жестикулировать - его вид не предвещал ничего хорошего, - нас разорвет еще на входе в атмосферу! И… и чем мы, по-вашему будем тормозить?!
- Маневровые пока работают, - хладнокровно оповестил чалактанин, набирая на клавиатуре координаты для прыжка.
Квай-Гон снова посмотрел на него, и в этот раз в его взгляде промелькнуло нечто вроде уважения.
- Разверни корабль, - обратился он к пилоту. - Выйдем на орбиту по касательной. Тормозить придётся в атмосфере, поэтому здесь будет очень жарко, - раздав указания, Квай-Гон посмотрел на бывшего учителя. - Остальное за нами, Дуку. Репульсоров может не хватить для смягчения посадки.

+2

13

Граф лишь коротко кивнул. Отрывисто и коротко. Он был сосредоточен, собран, но, кажется, его тревожил и заставлял хмурить брови вовсе не сам факт того, что грузовоз грозит развалиться на части, а авантюра, на которую решился Квай-Гон могла запросто стать последним событием в их жизнях.
- Я очень надеюсь, что наше вмешательство все же не потребуется, - чуть погодя мрачно заметил Дуку.
Перспективы, что подобно лавине мчались на них, были одна лучше другой. Было самое время паниковать и думать с тоской о прожитой жизни, если, конечно, в планы не входило увеличить свои шансы на выживание. И, судя по всему, лишь пара человек из их команды “бесстрашных” сорви-голов были готовы заниматься именно этим.
От неуравновешенного пилота разило злобной упертостью. Сильные и темные эмоции были подобны резкой вони пота. Впрочем, в общей какофонии ужаса и страха смерти не этот настрой выделялся более всего. Чалактанин. Ему было страшно, разумеется. Но страх свой он сумел унять, на его месте была решительность и собранность. Характерная отнюдь не для бандита с космических путей.
Было бы обидно так и не узнать, что он за человек такой и что забыл среди этих головорезов.
Корабль, который мало чем отличался от неуправляемого куска металла, вошел в гиперпространство под пугающую музыку стонущей обшивки и воющих систем, тех, что еще не отключились. Грузовоз трясло, словно припадочного больного, все те долгие мгновения, что они находились в гиперпространстве.
Судно появилось у орбиты планеты под фейерверк из кусков собственной обшивки и Сила знает чего еще. Корабль буквально сыпался в полете. Его уже не трясло, его едва не шатало. Войдя в атмосферу, грузовоз, ко всем прочим невзгодам, начало ужасно кренить. Пилот всем корпусом налегал на стремящийся скинуть его с себя штурвал; чалактанин упорно, едва преодолевая перегрузку, чтобы оставаться в кресле, постепенно наращивал нагрузку на двигатели. Погружающийся в молочную белую атмосферу грузовоз все больше охватывало пламенем, яркие языки которого объяли собой нос корабля, видимый за колпаком кокпита; струйки раскаленного от трения воздуха, как вода, текли по транспаристиловому обзорному экрану, еще больше затрудняя возможность определить визуальную близость к поверхности планеты. Атмосфера сгущалась все больше, и потому рев разрываемой падающим грузовозом атмосферы становился громче и страшнее. Корабль прорвался сквозь слой облаков и, оставляя за собой черный шлейф дыма, по наклонной и очень длинной дуге устремился к скалам. Зеленая масса зелени слишком быстро превращалась в густой лес, конца и края которому было не видать. Несмотря на работу маневровых двигателей и включенные чалактанином репульсоры, звездолет на огромной скорости под визг систем, оповещающих о необходимости замедлиться, пронесся над заснеженными горными вершинами; температура внутри кокпита поднялась гораздо выше допустимой - здесь фактически нечем было дышать, и не только из-за задымления. Но несмотря на это - и даже вопреки всему - единственными, чей рассудок оставался по-прежнему холодным, были два джедая. Едва сохраняя равновесие на вибрирующем полу, чей резонанс отдавался неприятным гудением во всем теле, Квай-Гон вытянул вперёд обе руки и закрыл глаза, концентрируя вокруг насущегося навстречу земле звездолёта потоки Силы. Он не видел этого, но знал, что то же сделал и Дуку. Вероятно, бывший учитель не отнёсся с должной благосклонностью ко всему происходящему. Однако, пожалуй, именно это было единственной возможностью выйти из ситуации с наименьшими потерями.
Неуклюжее многотонное корыто чиркнуло брюхом по верхушкам деревьев; чалактанин убрал руки от рычагов и клавиатуры и вцепился ими в подлокотники, с легким ужасом следя за мелькающими за обзорной панелью пейзажами; пилот по-прежнему продолжал налегать на непослушный штурвал, стараясь его выровнять - и это действительно давало результат. Который, впрочем, был лишь плодом его фантазии.
Судно понемногу замедлялось, уже не бесконтрольно падая под правильным углом, а выровнялось над поверхностью, продолжая днищем пропарывать борозду в густом лесу. Словно вновь включившись в происходящие события, чалактанин быстро протянул руку к панели и задействовал репульсоры - все, которые остались. И это, вероятно, стало его ошибкой. Потому что, сработав только с одной, левой стороны, репульсоры снова начали кренить корабль. Джедаи, пока еще удерживающие грузовоз от слишком стремительного падения, но уже находящиеся на исходе своих сил, потеряли равновесие.
Высота и скорость не были критическими, но падение все же стало очень ощутимым. Грузовоз рухнул на скалы, вместе с частью корпуса теряя остатки аэродинамики, отскочил от каменной поверхности и, продолжая ломать ветви и стволы деревьев, начал съезжать по склону горы вниз. Звездолет, ставший ненадолго не слишком-то изящным наземным видом транспорта, остановился примерно в полукилометре от места падения, встретив на своем пути небольшую группу острых скал, торчащих из земли, несколько раз перевернулся кверху брюхом и в конце концов застыл.
Казалось бы, все беды на том кончились. Однако несколько секунд спустя корабль вновь пришел в движение. Что-то мерзко булькнуло под его корпусом, и внутрь кокпита сквозь разорванную обшивку начала вливаться неприятно пахнущая мутная зеленая вода. Грузовоз начало медленно и неумолимо утягивать в глубокое болото. Все, что оставалось - уповать на Силу. Ведь все, кто в настоящий момент находился внутри кокпита, были без сознания.

+2

14

Квай-Гон с трудом открыл глаза, сквозь сощуренные веки всматриваясь в окружающую темноту и пока не рискуя пошевелиться. Под спиной он ощущал твёрдый камень, на открытых участках кожи - прохладный ветер, приносящий издалека немного терпковатый запах дикой хвои, который смешивался с ароматами цветов, свежей древесины и мокрого камня и железа; что-то сильно сдавливало грудь и левую руку от локтя до запястья, но джедай даже не предпринял попытки поднять голову, чтобы посмотреть. В сознание он пришёл гораздо раньше, стараясь вслушиваться в окружающую обстановку с тем, чтобы понять, где сейчас находится его бывший учитель, но Силу для этого пока не применял. Причины было всего две: дикое, практически на грани полного бессилия истощение после того, как он бросил почти все свои резервы на то, чтобы затормозить огромный падающий вниз корабль, а также место, в котором они оказались. Можно сказать, всем им очень повезло - планета оказалась с кислородом и стандартной гравитацией, создавшими здесь нужные условия для существования углеродной жизни. Но проблема была в другом. Этой планетой оказался Миркр. Родной мир исаламири и охотящихся под покровом ночи ворнскров, для которых чувствительные к Силе существа были лакомым кусочком. Как бы ни были умелы оказавшиеся здесь джедаи, сейчас они бы вряд ли смогли дать отпор кровожадным монстрам, которые, вне всякого сомнения, почувствовали их приближение.
Квай-Гон всё-таки приподнял руку, нащупывая на поясе рукоять меча, и собрался уже было вздохнуть, но острая боль, сковавшая грудную клетку, не позволила ему этого сделать.
- Осторожнее. Я не знаю, сколько целых ребер у тебя осталось, - голос Дуку раздался откуда-то справа и сверху. Звучал он с привычной строгостью, но кромешная усталость, сочившаяся в каждом звуке, здорово портила обычный эффект подобной речи. Повисло молчание, в котором шаги джедая были слышны невероятно отчетливо. Им вторило разноголосое эхо, подсказывавшее, что пещера, в которой все они нашли пристанище, довольно велика. - Я рад... - Дуку неловко запнулся. Кажется, его самого смутило столь эмоциональное утверждение, -  что ты пришел в себя. Как себя чувствуешь?
- Нормально, - почти сразу сипло ответил ему Квай-Гон.
“А теперь вставай и иди”, - успел подумать он за Дуку, но вслух сказал:
- Спасибо.
Он переложил руку на повязку на груди под распахнутой туникой, несильно надавил себе на бок, убеждаясь, что если сломанные рёбра и есть, то они не вонзятся в лёгкие, как только он поднимется, и слегка зажмурился, подавляя приступ кашля.
- Где остальные?
Дуку, кажется, вопрос Квай-Гона не понравился. Во всяком случае, на его лице, едва различимом в скудном свете, пробежало выражение, будто ему под нос сунули гниль. Граф помедлил с ответом, оглянувшись в сторону невидимого источника тусклого света, будто прислушиваясь.
- Они тоже здесь. Все, кто был в кокпите, - подобное утверждение звучало странно, учитывая тишину, царившую в пещере. - Они еще не приходили в себя.
Квай-Гон открыл глаза шире и долго, ничего не говоря, смотрел на безмятежное лицо бывшего наставника, на котором, тем не менее, отражалась смертельная усталость. Джинн ощутил некоторое смущение, вообразив, какой объём работы проделал Дуку, вытаскивая из корабля бессознательные тела всех, кого ещё можно было спасти, и перетаскивая их сюда, и… улыбнулся.
- Я учился у действительно великого джедая, - он кивнул и перевёл взгляд на стену, за изгибом которой виднелась тонкая прорезь выхода из пещеры, а также звёзды, усыпавшие небо. - Как давно мы здесь?
- Несколько часов? - предположил Дуку. - Когда я нашел эту пещеру, сумерки только начинали сгущаться.
Мастер-джедай не стал развивать тему. Ему следовало бы попытаться насильно привести в чувство их с Джинном горе-пленителей, но Дуку они нравились куда больше в бессознательном состоянии, связанные друг с другом импровизированными путами. Если кто-то из них очнется, Дуку их услышит.
Квай-Гон тем временем, перебарывая слабость, дурноту и сковавшую всё тело боль, которая металлическим обручем сдавливала также и виски, приподнялся на локте и застыл в этом положении на несколько секунд. Сейчас думать о чём-то, кроме как о том, чтобы развалиться здесь, на этом камне, и не шевелиться до рассвета, было трудно. Но всё-таки он был джедаем. Они оба были джедаями. И, увы, пока только один продолжал им оставаться. По крайней мере, до тех пор, пока Квай-Гон не восстановит более подобающее положение.
- Нас здесь не найдут. Даже если будут искать. Местная флора… - Джинн напрягся, упираясь правой рукой в камень, и не без труда, но всё-таки сел, контролируя дыхание и не сопротивляясь пронизывающей рёбра боли - по крайней мере, это помогло определить, где именно и насколько сильно они были повреждены, - … она наполнена металлом. Сканеры будут бесполезны для обнаружения места крушения.

+1

15

Дуку кивнул кратко.
- Сигнал бедствия с грузовоза мы тоже послать не сможем. Точнее, сможем. Но кто прилетит на этот сигнал? - в обществе Квай-Гона этот вопрос становился риторическим.
Граф нахмурился и тронул Джинна за плечо в останавливающем жесте, осторожном.
- Тебе нужен отдых. Все еще. Не спеши.
Его бывший ученик бросил взгляд на остановившую его руку и склонил голову в согласии. Но в своё прежнее лежачее положение не вернулся, а лишь опёрся спиной на ровную стену позади, подвёл ноги под себя и осторожно глубоко вздохнул, немного расслабляясь. Бдительности он, впрочем, не ослаблял. Если бы только была возможность задействовать Силу для лечения собственных ран. Но, во-первых, в лесу, кишащем ворнскрами, это было опасно. А во-вторых, это означало бы, что сам Дуку, по всей видимости, не менее потрёпанный последствиями крушения и вытаскиванием на себе выживших, был бы вынужден оставаться на страже и защищать его от агрессивных представителей местной фауны до самого утра. Квай-Гон не мог этого допустить. Но и не согласиться с тем, что ему действительно нужен отдых хотя бы из практических соображений, тоже не мог. Посему он на некоторое время замолчал и прикрыл глаза, погружаясь в долгие раздумия.
- Этот чалактанин не знал, что взрывчатка есть не только в трюме, а заложена по всему правому борту, - сказал он, наконец. - Он в самом деле сильно удивился, когда понял это. Все они. Но вы ведь тоже чувствовали его неискренность, когда он говорил нам… чистую правду?
Дуку кивнул. Этому предшествовал едва заметный вздох облегчения.  Кажется, граф до сих пор ожидал от своего бывшего ученика упрямства даже там, где ему не было места. Дуку не спешил нарушать молчание. Только спустя значительную паузу, он проговорил.
- Знаешь, такое бывает… Честные лжецы. Такое бывает, когда человек врет постоянно. Вынужден врать. Себе и о себе.
- Но ведь нельзя просто списать это на черту характера. Издержки профессии? - Квай-Гон глянул на Дуку, немного приоткрыв глаза. - Он явно был кем-то другим до того, как попал к пиратам. Я вижу и чувствую здесь какую-то интригу, помимо той, из-за которой мы здесь оказались.
- Был. Или является.
Джинн протяжно хмыкнул и нахмурился, анализируя всё, что привело их к теперешнему положению. Хорошо спланированная акция по поимке шаттла с джедаями, возможный информатор внутри Ордена, красноречивое “послание”, оставленное на грузовозе в холодильной камере; тот, кто всё это спланировал, должен быть умён, обладать деньгами, связями и достаточным влиянием, чтобы настолько всё спланировать. И ему ведь это почти что удалось - если бы не своевременные и рискованные, но всё-таки приведшие к успеху действия джедаев. В данном случае успехом можно было считать то, что они выжили. Чалактанина стоило оставить на потом. Квай-Гон вновь открыл глаза и посмотрел прямо в тёмные, едва не чёрные из-за недостатка освещения глаза бывшего учителя.
- Думаете, тот, кто всё это устроил, мог когда-то быть джедаем?
Предположение было возмутительным. Настолько, что Дуку едва сдержался, чтобы не заявить бескомпромиссное “исключено”. Бескомпромиссное и безосновательное.
Джедаи не были идеальны. Орден не был идеален. Весь мир не был идеален.
- У нас нет ничего, что могло бы наверняка опровергнуть такую гипотезу, - несколько уклончиво ответил граф. Ему менее всего хотелось гадать о личности, что стояла за всем этим. Гадать, но не расследовать. А пока у них было слишком мало информации. По крайней мере для того, чтобы обвинять кого-то из Ордена.
- Зачастую деньги и вызванное ими влияние работают не хуже Силы. Однозначная осведомленность зачинщика скорее указывает на наличие хороших осведомителей. Возможно, ставших таковыми не по своей воле или неосознанно.
Дуку помолчал.
- Я просто не хочу, чтобы ты делал поспешные выводы. Хотя знаю, как велик соблазн. Особенно сейчас.
- Это всего лишь выводы, - вздохнул Квай-Гон и опустил голову, сжимая и разжимая кулак левой руки, которая тоже была перевязана. - Вы всегда учили меня ими не пренебрегать, какими бы безумными они ни выглядели.
- У тебя есть враги среди нашего брата? - вместо поучений или опровержений поинтересовался граф, не спуская глаз со своего бывшего ученика.  - Мои выводы таковы: не джедай. Недоучка, изгнанный, не справившийся, надломленный. Любой. Любой, кто достаточно долго в этом варился, но джедаем так и не стал.
- Вы не многим даёте шанс, Дуку, - невесело улыбнулся Джинн.
- Я его даю только тем, кто этого заслуживает, - холодно отрезал мастер-джедай. Разговор грозился перейти в совсем другое русло, как пещера наполнилась невнятным мычанием и эхом неуклюжего шебуршания. Дуку, не говоря ни слова, поднялся на ноги и направился в сторону источника звуков. Кто-то из пиратов наконец-то подал признаки сознательной жизни. Чему Дуку, вопреки всем джедайским учениям, рад не был.
Через некоторое время, всего пару минут, Дуку вернулся, ведя с собой побитого, как последняя вомпа, чалактанина. Тот, хромая, наваливался на рослого Дуку, вызывая в графе едва ли не плохо скрываемое отвращение. Быть может, он просто и не старался, учитывая, что в полумраке его лицо едва можно было разглядеть.

+1

16

Квай-Гон, оставаясь неподвижным, проследил за тем, как чалактанин, покряхтывая, сел на один из выпирающих из стены невысоких выступов, потянулся к сапогу и ослабил ремень на нём, после чего с явным облегчением тоже привалился спиной к стене. Увы, “читать” его с помощью Силы, как до этого, возможности уже не представлялось. Впрочем, этого бы и не потребовалось. Вряд ли он преподнесёт сюрприз, которого от него не ждут. Квай-Гон заговорил с ним первым.
- Как тебя зовут?
Человек с имплантом поднял голову и, подслеповато щурясь, глянул на джедая.
- Тэм, - он замолчал и, немного подумав, добавил, - Синтру.
Плечи джедая немного вздрогнули, словно от беззвучного смешка.
- Не звучит как чалактанское имя, - прокомментировал он. - Откуда ты родом?
Тэм Синтру медленно перевёл взгляд с одного джедая на другого, а затем оглянулся, словно опасаясь удара со спины.
- С Чалакты, - неуверенно ответил он и поспешил добавить. - Я ничего не знаю о том, что произошло на корабле.
Квай-Гон мотнул головой.
- Вас кто-то подставил. И нас заодно. По крайней мере, со стороны это выглядит именно так. Есть что-то, о чём ты хочешь рассказать нам, Тэм Синтру?
- Не знаешь, что произошло… - голос Дуку оборвал тишину, полнившуюся нерешительностью. - Но, уверен, знаешь, что происходило.
Граф смерил чалактанина внимательным, но весьма холодным взглядом, после чего добавил. - Своевременное сотрудничество может разительно сказаться на твоем будущем. Полагаю, в твои планы не входит скоротать его в лесах или где-нибудь в не менее неприятных местах. 
Синтру ухмыльнулся.
- Мы уже в лесах. На Миркре - планете ворнскров и исаламири. Я успел увидеть её название, записанное в бортовом компьютере во время гиперпрыжка. Корабля больше нет. Никого здесь не найдут. Нам отсюда не выбраться.
- По отдельности - не выбраться, - подтвердил Квай-Гон, решив пока не оказывать излишнего давления на чалактанина.
Причиной тому было ничто иное как нежелание говорить при посторонних. Без помощи Силы, а лишь полагаясь на собственную природную интуицию и слух, джедаи не могли сказать, кто ещё в этой пещере мог подслушивать их диалог. Тэм Синтру продолжал что-то скрывать и это что-то, вероятно, могло бы стоить ему жизни, если бы его тайны узнал кто-нибудь ещё. Всему своё время - решил Квай-Гон. Стоит проявить терпение.
- Неподалеку есть одна из баз контрабандистов, - снова заговорил Синтру. - Не уверен, что близко, в конце концов Миркр - сплошной лес без особых ориентиров. Но у меня есть свой, - он поднес руку к виску и указал пальцем на имплант.
- Я думал, местные растения создают помехи для электромагнитного излучения, - усмехнулся Джинн.
Тэм неопределенно пожал плечами.
Дуку, до сих пор сохранявший молчание, наградил кратким, но красноречивым взглядом своего бывшего ученика.
- В таком случае, всем нам очень повезло, - заключил джедай, не признававший существование удачи как таковой. - Но, прежде чем мы все куда-либо отправимся, остается одно дело, с которым стоит разобраться.
Синтру вопросительно на него посмотрел.
- Нам нужно добыть пару исаламири. Живьем. Учитывая тот факт, что они ведут крайне малоподвижный образ жизни, достать двух таких и принести сюда не должно стать проблемой для человека, обладающего встроенным навигатором, да еще и работающим на Миркре.
Граф едва ли не с учительским вниманием наблюдал за чалактанином, озвучив свою просьбу. Весьма внезапную и довольно дикую на первый взгляд. Квай-Гон хмыкнул, но возражать не стал, найдя эту идею едва ли не единственной логичной, которая обезопасила бы их от ворнскров. Чалактанин же удивленно приподнял голову и лишь спросил:
- Зачем?
Дуку хмыкнул, кажется, даже усмехнулся:
- У каждого свои секреты, - но потом граф, будто бы сжалившись, все же внес некое подобие ясности, которого, наверное, заслуживал человек, которому предстояло выбираться в глушь ради этих самых ящериц.  - Так будет безопаснее. Здесь водятся ворнскры,  - при этом Дуку был все столь же внимателен к реакциям их с Квай-Гоном нового “друга”, который более всего напоминал табакерку с двойным дном, невесть какими чертями и, возможно, контрабандой внутри.
Синтру внимательно посмотрел на говорившего, потом перевел взгляд на Джинна, и тот почти незаметно ему кивнул. Пожав плечами, чалактанин уперся рукой в колено и поднялся на ноги.
- Воля ваша, - сказал он несколько неопределенно. - Возможно, я, да и все остальные в этой пещере живы только благодаря вам. Я скоро вернусь.
И с этими словами он шагнул к выходу из пещеры. Квай-Гон же, проследив за ним взглядом, снова глубоко вдохнул и несильно надавил рукой на собственные рёбра. Дуку редко ошибался, но, к счастью, в этот раз случилось именно так. Все кости были целы. А ушибы, пусть и причиняли сильный дискомфорт, едва ли помешали бы добраться туда, откуда действительно был шанс связаться с теми, кто мог им помочь.
- Как ты? - поинтересовался Дуку тоном скорее дежурным, краем глаза заметив  очередные попытки Джинна проверить себя на прочность. К сожалению, на сей раз подобное любопытство никак нельзя было назвать праздным. Если им повезет, то времени на отдых у Квай-Гона останется, увы, совсем немного.
- Нести меня больше нет нужды, - ответил тот спокойно и вернул руку на колено, едва поморщившись от боли в боку.
- Это обнадеживает, - заметил Дуку. Искренность замечания затерялась в характерных скептических нотах.
- ...Но если мы пойдём к базе, вам придётся быть справа от меня, а мне - поменять руку для меча, - нехотя добавил Джинн.
На это Дуку ничего не ответил. Молчание его сделалось мрачным. А в ответ он лишь кивнул.
- Я пойду проведаю… наших подопечных. Отдыхай пока.
Квай-Гон кивнул вслед покидающему эту часть пещеры бывшему учителю, и только когда он скрылся за поворотом, позволил себе зажмуриться и выдохнуть, запрокинув голову. Боль на самом деле была едва ли выносимой.

+1


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Старая Республика и Война Клонов » [50 ДБЯ] Старые счёты