ЛУЧШИЙ ПОСТ:
— По, быстрее, опоздаем! — крик Шары, кажется, донесся до всех уголков дома, а сама она быстренько сделала последний большой глоток подостывшего кафа, отставляя кружку куда-то в сторону... — Shara Bey

САМЫЕ АКТИВНЫЕ:
ЦИТАТА НЕДЕЛИ:
«Люк для сестры всегда казался несгибаемым, порой она спрашивала себя, найдется ли с галактике сила, способная сломать ее брата, и отказывалась искать ответ, потому что боялась узнать»,Leia Organa Solo

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД И ИГРОКИ НЕДЕЛИ:

Добро пожаловать на ролевую игру GALAXY FAR, FAR AWAY по известной вселенной Star Wars. Действия игры разворачиваются во всех временных рамках, учитывая расширенную вселенную. А это значит, что у нас будут рады и Ревану, и графу Дуку под руку с принцессой Леей и «не последним» товарищем Финном. Игра разделена на зоны, где каждый герой может начать свою историю заново или написать ее так, как давно мечтал! Галактика большая, и в ней найдется место всем и каждому. Если у вас есть вопросы, поищите ответы в FAQ, возможно, их уже задавали до вас. Связаться с администрацией вы всегда можете в гостевой.

«Все очень просто.
Нужно только решить, чего ты хочешь». (с) ПОРГОВ ХОЧУ!

Рейтинг форумов Forum-top.ru


АДМИНИСТРАЦИЯ:
Генерал СелчуМиссис СелчуЕе Величество АмидалаСкайрокер

САМЫЕ НУЖНЫЕ:

Вверх страницы

Вниз страницы

A GALAXY FAR, FAR AWAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Завершенные истории » Arschloch


Arschloch

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://49.media.tumblr.com/9ae6c144ef9cb77aa618d7689a92bdd6/tumblr_o41lg1ju0C1uofr2ko8_r1_540.gif
ARSCHLOCH1 год после битвы при Явине

♦ Shara Bey; Wedge Antilles

♦ Дом-Один

Всегда запоминайте данные женщинам обещания. Всегда. Даже если не собираетесь их соблюдать

+1

2

Больше, чем бестолковые вылазки, не несущие никакой информации, кроме самого её отсутствия, Шара не любила, когда её слова сравнивали с землей, словно они ничего не значат; и как-то не задался день. Не задался еще с ночи, когда она проворочилась в глупом беспокойстве, так и не сомкнув глаз, не задался с утра, полного на события, что были отнюдь не кстати на фоне предстоящей задачи, да и сама цель, по сути, достигнута не была, знаменуясь полным крахом повстанческой разведки. По данным координатам они не обнаружили ничего. Ни-че-го, в полном смысле этого слова; для большей убедительности стоило подчеркнуть его несколько раз и обвести в кружок, чтоб наверняка; и без того не самый приятный вояж, ничего кроме стычки с контрабандистами и новой головой боли не принес — дело привычное, но сегодня отчего-то опостылевшее Бэй до зубного скрежета: то ли из-за отсутствия привычного Селчу, то ли из-за банальной усталости, ломотой отдающей в позвоночнике. Раздражение было во всем: в голосе, словах, ответах, движениях и жестах; даже спрыгнула на пол ангара явинка грузно и дергано, отмахиваясь от подоспевшей помощи, как от чего-то уж совсем не подобающего. Если бы взглядом можно было убивать, она наверняка бы это сделала, недобро вперившись в совсем молоденького мальчишку, что тут же побледнел и скрылся с другой стороны истребителя. Командир еще что-то говорил, разрывая голос под звуки затихающих двигателей, но кроме "отдыхайте" такого важно для нее, лейтенант ничего не услышала, отчего-то уверенная, что ничего важнее там не звучало. Это ему сейчас идти к командованию с докладом, а им, простым смертным, можно, наконец, расслабиться до ближайшего форс-мажора, будь он не ладен. Но день не задался с самого начала, вы же помните, и, увы, он еще не окончен, о чем успевал напомнить вечно суматошный Дом-Один. 
Она завалилась в медотсек едва разобравшись со всеми формальностями, дабы выловить средь персонала Лилу, что в свою очередь оперативно усадила её, потирающую шею, на стул и в каких-то два движения, чуть эту шею не свернула. 
Ты что... — возмутилась было Шара, но хруст, секундная боль и … внезапно облегчение, не дали ей закончить фразу должным образом, — Делаешь... — выдохнула она, чувствуя, что стало хотеться жить чуточку больше, но не настолько, чтобы сдержать недовольного взгляда, — Вас надо, как отряд зачистки отправлять, — честное слово, такой потенциал пропадает, — Хрясь и все, — девушка мотнула головой, устало потерла глаза и только потом взглянула на  нее. Снизу вверх, как пациент. Отвратительное чувство, —  Я на счет своей утренней просьбы, — чуть помялась Бэй и, все же, встала, чувствуя себя лицом к лицу  куда комфортнее, — На счет капитана Антиллеса, — если с Тайко, отправленным в медотсек командером было все ясно, то вот командир Красных вызывал у Шары беспокойство  своим упрямством и самоуверенностью. От драк еще никто не умирал, но и в прямой ответственности за людей не был. Она просто попросила Лилу найти минутку и без лишнего шума проверить Веджа на наличие сотрясения (или мозгов, в чем больше вероятность), прекрасно понимая, что та может быть  послана куда-нибудь на Джакку или того "приятнее", но абсолютно уверенная в  ее силе убеждения. Ей просто нужно было быть уверенной. Шаре Бэй все нужно держать под контролем, даже если это люди, товарищи, друзья и ... не просто друзья. В оправдание её разумности, стоит сказать, что будь на месте кореллианца кто-либо другой — она поступила бы так же. Иметь с ней близкие отношения крайне не просто.
Ты что... — вновь возмутилась явинка, когда холодные пальцы Лилы коснулись челюсти, а сама она попыталась заглянуть ей в рот, — Де-а-е... — схватилась она за ее запястье, — Пытаюсь понять кто ты и как съело Шару Бэй, — задумчиво потянула девушка и, наконец, ослабила хватку, — Не смешно, — буркнула темноволосая, потирая щеки, — Все нормально с твоим капитаном, — отмахнулась подруга, — У Селчу ничего серьезного, что может быть у этого? По крайней мере, час назад я видела, как он шел на тренажеры, вполне себе довольный жизнью, — Лила села на стул, куда еще минуту назад усаживала Шару и откинулась на спинку, скрещивая руки на груди, — Два здоровых мужика, что им будет? — беспечности в ее голосе можно было только позавидовать, и Бэй позавидовала, явно рассматривая все это с какой-то иной стороны. Своя правда с словах подруги была. Такая большая и неоспоримая правда, — Да, ты правда. Наверное, я... — лейтенант устало потерла лоб, разглаживая хмурые морщины, — Влюбилась, — закончила за нее Лила, за что получила в ответ недовольное "да иди ты".
Раздражение вернулось с удвоенной силой, отдаваясь в тяжелой поступи, явинка злилась. Не на шутку девчонки из медотсека, не на беспечность Антиллеса, решившего примерить на себя еще и роль доктора, нет. Такая мелочь, в отличие от несдержанных обещаний, да? Злилась на себя, на собственное НЕ безразличие, на чувства, которые все труднее становилось держать в строгих рамках, а еще эту странную неопределённость. Шара, словно, застыла в вакууме, когда и шага назад уже не сделаешь и вперед не ступишь. Куча сомнений, еще больше опасений. Она была не уверена, что имеет право предъявлять претензии, потому застыла где-то на пороге, стоило убедиться, что он действительно здесь, а в какой-то момент и вовсе задумалась о том, чтобы уйти, будучи еще не замеченной. Но желание съездить ему по роже пересилило.

+1

3

Видок уже был получше. Ведж, полный удовлетворения, посмотрел на себя в зеркало и потрогал идеально выбритые щеки. Что бы галактика делала без бакты и бритвы, подумал Антиллес. В общем-то, большого нагонялова не состоялось, но ему четко дали понять, что впредь нужно обойтись без драк. Его положение и положение Красной Эскадрильи и без того было шатко. Но пока асы данной эскадры были нужны, поднять руку на расформирование ни у кого не хватило бы полномочий и, может быть, где-то там в душе - совести. Другое дело - переформирование. На Хоте они гордо звались Разбойным Эскадроном, но лишь потому, что переговоры на Хоте могли с легкостью перехватить, а военные обозначения выдали бы повстанцев с потрохами. Впрочем, Ведж считал, что любое присутствие на этом ледяном аду выдало бы их, и никакая шифровка не помогла бы (особенно такая примитивная). На Хоте могли придумать лагерь только самые безумные и самые отчаявшиеся, а Альянсу хорошо подходили оба определения на тот момент.
Ничего с тех пор, кажется, не изменилось даже. С Хота они убежали и вот опять - в космосе и прижатые к стенке. Если притихнуть и прислушаться, можно почувствовать, как Империя стискивает холодные пальцы покойного Таркина на горле каждого повстанца. Руки Антиллеса слегка ослабли. Надо было прогонять подобные мысли, но они опять навязчиво лезли в голову. Живем, как скотина, умираем, как скотина и почти не двигаемся с мёртвой точки. А в это время ботанская разведка рубит информационный лёд и пытается хоть чем-то помочь Альянсу... будет ли когда-нибудь конец и каким он станет для нас... для меня?
Он резко мотнул головой и дрогнул. Хотя бы опусти бритву, а то мало ли что случиться может.
Щелкнул комлинк, Ведж еще с секунду подумал, поднимать его или ситх с ним? У него же, вроде бы, два часа сна? И какая разница, даже если он не спит, можно было бы не беспокоить. Но на том конце послышался хмурной голос Хобби и начал Кливиан подобным образом: "я знаю, что ты не спишь, Ведж..." и пошла-поехала планерка. Уж кто-кто, а Хобби знал, что если Ведж его перебьет или даст секунду на передышку, о том, чтобы донести ему информацию будет тщетной попыткой, отчего Дерек говорил почти машинным голосом, с идеальной, неторопливой дикцией.
- Да, я знаю, - вдохнул Ведж и отставил предметы "утреннего" туалета - я составил сюжет еще до того, как ты позвонил мне. Сейчас... выш... - Антиллес почти судрожно стал искать свою деку -...лю... И как назло ее не находил. Ну что за ситхова вещица, а? Почему она вечно теряется, ну что есть было приятно делать за туалетом и вообще как она туда попала? Ты что, Ведж, настолько психанул, что кинул ее в открытую дверь душевой и решил смыть деку, где находились абсолютно все твои реестры и планерки на ближайшие полгода, в унитаз? В твоем стиле, кореллианец.
- А еще зеленые приземлились... Ведж только достал гребанную деку и опять неловко оформил ее еще дальше, за шкафчик. Нет, она явно живая или ты, Антиллес, жопорук. Особенный сорт людей - жопорукие командиры - горе (в семье) командования.
- И что? - Нахмурился Ведж. Он-таки схватил деку, но выпрямляясь эпично врезался затылся о днище висящего и бесящего шкафчика. Да какая вампа сюда ее повесила, мать вашу!?
- Я подумал, ты хочешь знать... - ага, а еще добавил бы "рад", но как-то тактично промолчал, да, Хобби? По тому, как потух голос Дерека, было ясно, что Антиллес в своем предположении оказался прав.
- Тутинец тоже думал, - рыкнул кореллианец - да джедаем стал. Хобби если и хихикнул, то очень тихо и Ведж не дождался никакой реакции. Только тишина и после ровное, почти безэмоциональное: - Ты деку нашел? Видимо, лейтенант тоже не слишком выспался, если с последнего перелета спал вообще.

Уэса пришлось еще с двумя пилотами отправить сопровождать ее величество принцессу Органу. Куда и зачем ей приспичило поднять "Сокол", Ведж понятия не имел. Хан тоже не был рад, что их будут сопровождать, однако Мотму было не переубедить. После Хота она шугается каждого шороха и пусть ни на лице ее, ни в теле не дрогнул ни мускул, было заметно, как она напрягается. На Хоте они погубили много народу, оставили гнить в снегу, теперь Мотма стала крайне осторожной.
Хобби ждал Веджа у тренажеров и приволок нескольких желторотых пилотиков, у которых вместо мозгов пока еще была цветная капуста. Ведж осмотрел их взглядом заядлого ветерана, хотя некоторые из новобранцев были старше него лет на пять или шесть явно. Антиллесу ничего не оставалось, кроме как вздохнул и смерить уставшего лейтенанта Кливиана полным раздражения взглядом. Ну и кого ты привел, спрашивается, Дерек?
- Ладно, за дело. Он не стал там особо распространяться на счет того, что ни один из пилотов ему не подходил. Точнее... как ему. Эскадрилья не была его личной собственностью и даже не была его прихотью, чтобы он тут пальцы веером держал, но очень уж хотелось. Командование получает цифры, товарищи - видят, как взрываются их друзья. И это разные вещи, Мать Безумия.
Тренировка прошла стабильно плохо, как и бывает со всеми "новичками". Нет, надо отдать должное, ребята старались и реально думали, что что-то, да могут в небе, пока против них не зашел Ведж на "колеснике". Достойный отпор ему мог дать разве что Дерек, но он командовал и держался позади, давая новобранцам показать себя. Кто-то скажет, что это несправедливо. Выставлять аса против новобранцев, но ведь в том, что Ведж их взорвал не было ничего плохого. Плохо было в том, насколько легко он это сделал с разных точек зрения. Одним словом, все это не годилось. К тому же, у Антиллеса начинала кружиться голова. Гребанное сотрясение. Но даже с такой головой, привыкший кувырваться в пространстве, его не особо это смутило, но когда космос погас и тренажер открылся, ослепляя сидящего внутри пассажира, кореллианец почувствовал, как его начинает мутить.
Кто-то подал ему воды, он выпил все разом.
Ведж бросил Кливиану говорящий взгляд и лейтенант понял все без слов. Надо было ребят вежливо отшить, а сейчас командир вряд ли был способен на вежливое общение. Антиллес ненавидел отказывать, но и соглашаться на сомнительных пилотов не позволял себе. Лучше он откажет и они останутся живы.
На горизонте внезапно замаячила Шара Бэй. Она каким-то рассерженным взглядом окинула сидящего на краю тренажерного закрытого кокпита Антиллеса и даже не улыбнулась ему. В отличие от кореллианца, который расплылся в довольно улыбке. По-ребячески он замахал ей рукой.

+1

4

Бэй злилась редко. Нет, не так. Бэй редко высказывала свою злость в открытую, пылая негативом, совсем, как сейчас. Она искренне считала себя человеком сдержанным, до определенного момента, даже выдержанным, как положено хорошему офицеру; собственно и критерии того самого "хорошего офицера" у нее тоже были свои и если что-то туда не вписывалось, значит не вписывалось никуда в принципе. А еще она по собственному убеждению полагала, что вполне способна обуздать собственные чувства, и что разум её личности довлеет надо всем остальным, и что выглядеть абсолютно не заинтересованной, несмотря на внутреннюю борьбу будет легко и просто. Ха! Впрочем, Шаре и впрямь удалось состряпать на лице выражение безразличия на грани раздражения и желания помереть, где-нибудь здесь, в уголке, а еще не поддаться улыбке увидевшего её Антиллеса, что по своей наивности еще не бежал, как можно быстрее. И угрозы-то у нее были пока только мысленные, зато какие красочные, сочные, хоть сейчас, возводи в эталон. Лейтенант медленно зашагала вперед, обращая куда больше внимания на пилотов, все еще присутствующих здесь, в компании Дерека Кливиана.
Только гляньте, вам еще и выбирать дают, —  с ноткой вполне реальной зависти в голосе протянула девушка, в миг повисая на плечах двоих из тех, кто решил попытать свое счастье (весьма сомнительное, к слову) и затесаться в Красную эскадрилью. Зависть не была без причинной, ведь в к ним, в "А-крыло", мало кто рвался по собственной воле (считайте, что никто) и отсутствие хоть какого-нибудь, плохого или хорошего, не до выбора, честное слово, кадрового состава, изрядно подбивало на упаднические мысли. Пилоты "ашек" шли в расход куда чаще других и порой, Шара даже не успевала запомнить имена новых ребят, — Не хотите к нам, в Зеленую? — "добрая" явинка с наигранной жалостью глянула сначала на одного, потом на второго, чье лицо ей показалось отдаленно знакомым, — Героями у нас становятся не реже, — коротким кивком, да не глядя, брюнетка указала на Веджа с Хобби, и похлопала глазами, как ни в чем не бывало, — Правда, чаще всего, посмертно, — минутка явинского черного и абсолютно не смешного юмора от лейтенанта Бэй, спасибо за внимание. Ох уж эти недовольные взгляды, словно она им предложила что-то не пристойное. Реальность, она же такая, не всегда оправдывает наши ожидания, потому не стоит строить розовые замки и надевать себе на грудь ордена раньше времени, — А что такие кислые лица? — она сама-то с трудом выдавила из себя улыбку, больше похожую на оскал, — Да ладно вам, ребята. При штабе живее будете, — освободив из своих тисков пилотов, девушка хлопнула и одного, и второго по спине, а через мгновение проследовала мимо Дерека, коротко кивнув вместо дежурного приветствия, — Лейтенант Кливиан, — и получив ответное, — Лейтенант Бэй. 
Ей категорически не хотелось выносить их с Веджем отношения, в каком контексте они ни были, на люди, а сейчас позади остался и Хобби, и смурные парни, выслушивающие, судя по всему, не самый лучший вердикт. И пусть они волновали её точно так же, как арканийские драконы, с радаром они не исчезли, как и стойкое ощущение, что разговоры стали тише, в ожидании … Гребаная паранойя! Шара замерла аккурат напротив командера (благо, не своего) и выпрямилась, кивая так же, как парой мгновений ранее уже делала. 
Капитан Антиллес, — былой беззаботный вид растерялся, стоило пересечься с ним взглядом и, будь ее воля, она бы без зазрения совести высказала все, что думает  здесь, на месте, если бы не некоторые обстоятельства. На эти самые обстоятельства она нервно обернулась, поджимая губы, — Мне нужно обсудить с вами пару вопросов, —  по максимуму вежливо и деликатно произнесла Шара, но следом добавила куда громче и настойчивее, — С глазу на глаз, если позволите, — мол, некоторым, можно перестать греть уши, где им не следует и пойти заниматься своими делами. К слову, Ведж по прежнему не выглядел, по мнению Бэй, приемлемо, это она отметила сразу. Не достаточно приемлемо для того, чтобы находиться здесь и заниматься не ясно чем (нет, определенно ясно, но...). И да-да-да, он командир эскадрильи, важная шишка, на голове корона размером с астероид, и нет-нет-нет — это не достаточно веская причина, — По-жа-луй-ста, — уже напряженнее произнесла лейтенант, отчеканивая каждый слог.

+1

5

Какое-то подозрительное чувство закралось, выражение, с коим Шара произнесла все от первого по последнее слово. Впрочем, ничего удивительного, еще со вчерашнего дня неприятности Антиллеса облюбовали настолько, что с ним ему аж понравилось и покидать его они не торопились. Уповать на то, что его Бэй пожалеет, не приходилось.
Ведж спрыгнул с тренажерного кокпита, больно ударившись пятками. Как-то он не рассчитал гравитационное пол Дома-Один, да и вообще много чего не рассчитал. В том числе, свое благоразумие.
Нет, с другой стороны, у него не было оснований отлынивать от работы. Эскадрилья на месте не стоит и война на какое-то мгновение не прекратится только потому, что у Антиллеса легкое сотрясение. Войне все равно, она дальше заявляет свои права, а такие люди, как Ведж, на которых лежит в первую очередь огромная ответственность за людские жизни и успех операций. Успеха не будет, если с ними будут летать неумелые новички. Акбар, конечно, чего-то там колдует и из-за всех сил старается, словно пытается нарочно угодить коммандеру, но успехов пока это все не принесло. На войну с Империей ресурсов не было. И данный факт заставлял бледнеть лицо всякого, кто это понимает.
Ремесло же Антиллеса было простым - проверить тех, кого ему присылают. Его, естественно, попросили особо планку не задирать и по себе не судить. В его эскадрилье есть асы такие как лейтенант Кливиан и лейтенант Джансон, однако, что это получается, за история, если три человека в совокупности делают то, что должна делать сплоченная связка из двенадцати человек. А многовато вам не будет, дорогие политиканы? Так что Ведж без стеснения задирал нос и судить по самый высокой планке. Он не дебил и прекрасно понимает, что каждого придется доучивать, как плохо сконструированный самолет, довинчивать. В общем, конструкция годится, но может развалиться, если не приложить усилий. Каждый уважающий себя пилот проверяет истребитель прежде, чем взлететь на нем.
С людьми ничего не было по-другому. И жаль тех, кто этого не понимает. Объяснить же командованию, что он, видите ли, по своей глупости вчера подрался и получил сотрясение, поэтому не может приступить к своим прямым обязанностям... увольте! Себе дороже! Ему пока хочется летать и заниматься делать эскадрильи, как бы они его не бесили. Это все, что Ведж умеет и любит, это все, что ему важно на данный момент.
Печально, когда жизнь не оставляет выбора, но что поделать. Приходится приспосабливаться. Так или иначе, маневрировать, даже если ты неуклюжий и налился свинцом.
Но все равно, он был рад видеть Шару. Ведж даже и не думал, что с ней может что-то случиться, она всегда все держала под контролем. Такого талантливого пилота "А-крыла" еще стоило поискать, а они с Тайко исполняли свой долг честно и великолепно, отчего Ведж бы раз десять уже повысил их в звании. Альянсу ничего не стоит, выдать пару почеток двум людям, но скромно потирает носками ботинок пол со словами "это не героизм, а долг, на который вы все подписались". Ведж был согласен, но не всегда.
- Позволю, - кореллианец попытался выглядеть серьезным. У него даже, по его скромному мнению, выходило. Ну, подумаешь, разок поцеловались, не обязывает же это их ни к чему. В сущности, даже брак ни к чему не обязывает, но это уже были личные загоны Антиллеса.
Кливиан посмотрел на него из-за плеча. Почти обиженный, что Ведж оставил на него все проблемы, но промолчал. За то Ведж и любил этого парня, так это за молчаливое понимание всего, что происходит. Он указал Шаре в сторону и первым сделал шаг. Народу вокруг было много, но едва ли кому-то было дело до двух разговаривающих людей. Если в сторону Веджа смотрели, то только горящими от дедлайнов глазами. Антиллес был мастаком скидывать за других свою работу и так искусно выбирал людей, что те даже сначала принимали доверенное за честь, пока не сталкивались с тем, от чего убежал Антиллес и смотрели в его сторону глазами брошенных ланей.
- Как перелет? - Почти с издевкой поинтересовался командир Красных. - Могу тебе безвозмездно подарить вон тех олухов, раз уж тебе очень захотелось. Настроение Шары каким-то образом передавалось ему и радость сошла на нет так, что он даже и не заметил. - Какая разница, где они разобьются. Командир растерянно потер затылок и направил полный соучастия кореллианский выразительный взгляд на собеседницу.
Ну что, Шара, хотела рассказать о том, как скучала? Или сразу перейдешь к делу? Все в Веджу подсказывало ему, что надо бежать, но кореллианцы не сбегают... нет... и даже стратегическое отступление могло показаться трусостью.
Шайссе.

+1

6

Война —  не война. Они уже так долго жили в состоянии этого вечного напряжения, что прикрываться военным положением было попросту глупо. В конце концов, это уже стало укладом, пусть и не самой хорошей, но жизни, поэтому, Антиллес, начинай судорожно искать новые причины, дабы объясниться  и выдвинуть парочку весомых аргументов в качестве оправдания собственной безалаберности. Относительно своего здоровья, конечно, ведь в других вопросах он умудрился отличиться исключительной исполнительностью, без сомнения проверив новобранцев-смертников непременно лично. Как же иначе? Командир хренов. Но не надо думать, что Шара ничего не понимала, дав чувствам совсем заволочь голос разума, нет, но смотреть на людей, как на расходный материал, как делало это вышестоящее начальство, она еще не научилась. Особенно на тех, чье лицо цвело буйными красками по, на минуточку, ее, пусть и косвенной, вине. 
Благодарю, — еле удерживая дрожь раздражения в голосе, она вздергивает подбородок и шагает вслед за капитаном подальше от любопытного люда. Едва ли от чужих глаз можно было скрыться, но взгляды на их парочке не задерживались дольше пары секунд — каждый занимался своим делом и это хорошо. Меньше всего Шара любила находится под пристальным вниманием со стороны, особенно когда дела касались личных вопросов и личных ответов, которые она намеревалась получить (или выбить, да?) от кореллианца, — Вашими молитвами — прекрасно, — в тон Веджу отозвалась девушка, замедляя шаг, а потом и вовсе приостанавливаясь, оглядываясь на ребят, что остались уже изрядно позади. Стоило ли расстраиваться из-за того, что поживешь чуточку дольше, как делали это они? Явинка старательно пыталась понять, что же толкало их пытать свои силы то тут, то там раз за разом, и не находила ответа. Едва ли это был патриотизм или какие другие политические убеждения. Геройство? Безрассудство? Все они здесь немного "того" и вряд ли кто-то станет с этим спорить. 
Нет, спасибо. Не люблю людей, — фыркнула Бэй еще раз окидывая взглядом двинувшихся к выходу пилотов и ничуть не слукавила. Как же было приятно работать с тем же Л'уло, а! Впрочем, конкретно ей, несомненно с товарищами повезло, но брать на душу такой груз ответственности едва ли хотелось. Для этого у них есть командир, — Рыжих тем более. Блондины вызывают у меня нервный тик, — прости, Тайко, — А тот брюнет слишком хорош, чтобы помирать молодым, — много не доброй иронии, много цинизма, чего угодно много, но только не того, что сейчас определенно нужно. Шара никак не могла найти нужный баланс в собственных эмоциях, кидаясь из крайности в крайность и явно не готова к разговору, как таковому, но пути назад не было и делать вид, что она просто шла мимо, не было никакого смысла.
Как прошел ваш день? — слишком спокойно для человека, чье состояние медленно, но верно двигалось к критичной отметке, поинтересовалась явинка. Аккуратно взяв под локоть Антиллеса, она зашагала еще дальше растягивая губы в напряженной улыбке и неловко оглядываясь, дабы удостовериться, что интерес к ним потерян вовсе, — Чем занимаются командиры в свободное от полетов время? — исключительно один командер, да, Шара? Тебя волнует исключительно он и то, куда он еще сегодня сунул свою непутевую голову  — называй вещи своими именами, без ложных уловок и хождений округ, да около. Уже у самой стены она еще раз огляделась, убеждаясь, что в их сторону нет ни единого взгляда, немного помедлила, взвешивая последние “за” и “против”, а потом, с поразительной для себя резвостью, впечатала в нее Веджа, не добро сверкнув темными глазами, — Мои слова для вас совсем ничего не значат, да, капитан? — тихо рыкнула  она, сдавливая пальцами мужское плечо. Спокойно поговорить у них вряд ли получится, хотя бы потому, что, это Бэй, а Бэй не переносила, когда её и без того не частые проявления чувств втаптывали в пол. Уж тем более беспокойство, — Селчу отстранили на сегодня от полетов. Тебе особое приглашение нужно, Антиллес? — цедит брюнетка сквозь зубы, — Могу устроить.

+1

7

Спина встретилась с грубым холодом стены. Шара повела себя так внезапно, что Антиллес едва перевел дыхание. Если бы так сделал враг, он бы снес ему голову одним выстрелом, но вот незадача... Шара врагом не была, да и бластера с собой не нашлось. Нет, он не был против того, чтобы она посягала на его личное пространство, но не в таком же контексте! Впрочем, даже во впечатывании в стену был свой привкус пикантности. Но подумать об этом не позволяло злое лицо Бэй. И Ведж даже сам сморщился. Даже женщине он не позволял себе распускать руки, а учитывая, какие порой у их женщин руки... давать им распускать их - себе дороже. Вломят так, что зубы в крошку превратятся. Правда, мысль об этом заставляла Антиллеса предательски улыбаться. Только представить, как прекрасная даже в злости Шара Бэй превращается в голодного ранкора... пробирается на смех. И кореллианец никак не мог сдерживать себя, отчего рисковал получить еще больше.
Надо было подумать вообще-то о том, что заставило ее разозлиться? Ну да, он пренебрег ее советом отлежаться и выздороветь, но разве не он объяснил ей, что война и Империя не возьмут выходной, пока он будет там ляжки тянуть? Ничего криминального не случилось, а головокружение в жизни пилота истребителя вообще вещь нормальная и обиходная. Иногда голова кружится и без всяких повреждений головного мозга.
Шара могла бы на всех правах сказать, что Веджу мозги не только отбили, но сделали с ними, вестимо, что-нибудь еще плохое. Он позволил себе перехватить ее руки и отлепить собственное тело от холодной стены. Все-таки как-то пакостно, ну. Тут не плюсовая температура. Даже пот, который катился после тесного душного тренажерного кокпита не спасал резко остывший торс. Жаль, что мысли не остыли, а скорее, напротив, разгорелись новым огнем.
- Да, можешь? - Ядовито выговорил кореллианец. Ну, нарываешься, Антиллес, ей богам! Нарываешься на трепку. Хотя, должно быть, трепка от Шары Бэй стоит того, чтобы довести ее до такого состояния. Не каждый мужчина вот так вероломно оказывается ею впечатанным в стену, что поделать. Ведж - везунчик. Или не очень. Смотря с какой стороны посмотреть, а его, как бы пилот не глянул, все равно волновала близость лейтенанта. Еще на сантиметр ближе и разговор станет ну совсем не серьезным и Веджу придется приложить еще об стену головой, чтобы выветрились эти пошлые мысли.
Нет, это все перенапряжение и усталость. Тело просит расслабления и хоть какого-то покоя, а его тут во все стороны раздирают. Не удивительно, если завтра командир Красных заснет в гиперпространстве. В последнее время это случилось из ряда вон часто.
- Пропишешь мне кафатерапию? Или силком укутаешь в одеяло? - Он окончательно рассмеялся. Ну все... сейчас Шара влепит тебе такую шокотерапию, что мало не покажется. Так что подбери свое достоинство, пока его окончательно не растоптал, выпрями спину, даже если ее хорошо вжали в стену и подумай... не зря ли ты не взял бластер, м? В результате Антиллес смахнул надоедливую, постоянно падающую на глаза челку, тяжело вздохнул полной грудью и оглядел потолок самым задумчивым и усталым взглядом, на какой только был в тот момент способен.
Вырываться из нежных рук Бэй не стал. Ну, если ей нравится его держать, пусть держит на здоровье. Антиллесу, в общем-то, тоже все по-нраву, если быть кратким и не вдаваться в подробности всяких личностных пристрастий.
- Серьезно, - Ведж честно попытался флиртовать, но не сложилось. Хотя, он даже не начинал. Видимо, заигрывать с женщинами даже в таких откровенно провоцирующих к тому ситуациях не входит в список способностей скупого кореллианца, который ухаживает только за состоянием своей щетины и готовностью своего истребителя. В остальном, он бычок, качающийся на деревяшки. Примерно с той же грацией и идиотической улыбкой на лице параллельно валившему из ноздрей пару.
- эскадрилью нужно сформировать. Все дерьмово на горизонте, ты знаешь? - Ставший бесконечно серьезны взгляд ушел далеко за пределы ангара их с Шарой укромного уголка. Он стал совсем игрушкой в ее руках, ну и чувствовал себя подобным образом, на самом деле. - Или простым солдатам не принято говорить, что Альянс проигрывает? Откровенная боль в голосе, но вместе с ней - готовность работать даже с разбитой головой, переломанными конечностями и полной шизофренией.
- Но если ты составишь мне компанию, я, пожалуй, выкраду себе минуту отдыха. Свидания у нас тут являются причиной более уважительной, чем травма головного мозга. Попытка номер два. Ему показалось, или она перестала его держать? Чего теперь ожидать? Размаха для удара или она, как в прошлый раз, застенчиво, начнет разглаживать несуществующие складки на идеально выглаженных и чистых плечах?

+1

8

Если Антиллеса это забавляло, то Бэй абсолютно нет. Она и без того себя чувствовала крайне странно и непонятно, под этими не серьезными взглядами, чтобы еще поддаваться всем этим несерьёзным порывам. Её порывы, как раз, были абсолютно серьезными и предельно ясными, и ничего забавного она в них не видела, потому на все эти попытки паясничать, со стороны пилота, смотрела со всей серьезностью и недовольством, которое можно было прочитать по прищуру карих глаз. Было бы проще, если бы Шара могла объяснить собственное беспокойство хотя бы самой себе, ведь логичная до мозга костей, она никак не могла признаться, что логики как раз там и не кроется, а уж прямо сказать про влюбленность — и вовсе. Не так часто её и впрямь одолевали чувства, чтобы она так просто к этому относилась; привязанности — да, симпатия — почему нет, но то, что она испытывала к Веджу было явно из другой категории и под эти пункты не попадало.
Тебе смешно? — возмущенно выдыхает она и ослабевает хватку, стоит ему перехватить её руки. Только сейчас до, охваченного недовольством, сознания начинает доходить вся бесцеремонность вторжения чужое личное пространство. Честное слово, в любой другой раз она бы непременно подумала об этом подольше и, может даже, что-нибудь предприняла, но только не сегодня. Сегодня на передний план выходили совсем иные предпосылки и мотивации. Дайте девушке волю, — Я же волнуюсь, раздери тебя ранкор! — шипит она, обиженно поджимая губы и эту самую обиду проглатывает, стискивая зубы до боли. Ладонь на его плече сжимается в кулак и впечатывается в него с новой силой, взгляд теплее не становится. Настроенная на не простой разговор, даже подобравшая несколько фраз для этого дела, явинка не может вспомнить ни одной, потонув в ворохе собственных чувств и не слыша ничего, кроме гулкого биения сердца. Его смех обезоруживает и обида на него превращается в обиду на себя; на предательски шумное сердце и сознание, не готовое к такой упорной борьбе.
Пошлю тебя, Антиллес, — собрав осколки разбитого в дребезги самообладания Шара вздергивает подбородок, — В пасть к Сарлаку, если продолжишь в том же духе, — или еще куда дальше, лишь бы не чувствовать себя беспомощной девчонкой. В последний раз такое было лет восемь назад; тогда они и была девчонкой, наивной и восторженной. А вот имя избранника Бэй сейчас, хоть убей, не вспомнит. Память всегда играет с нами в свои игры, вычеркивая порой весьма интересные события, но оставляя то, что хотелось бы похоронить под слоем вековой пыли и никогда больше не вспоминать, терзая себя понапрасну. Мозг не дека, информацию так просто не сотрешь, а жаль.
Альянс начал проигрывать не вчера и не сегодня, Ведж, — еле сдержавшись, чтобы не оборвать его на полуслове, Шара спешно отпустила его, да собственные руки высвободила, — Ни у одного тебя есть ответственность и есть обязанности, хватит прикрываться этим, — раздраженно махнув косой, наспех заплетенной по дороге сюда, темноволосая заправила за ухо выбившуюся прядь волос и тяжело вздохнула, — Мы говорим о тебе и о причинах того, почему ты отвратительно выглядишь, — в своих взглядах и убеждениях лейтенант всегда была непоколебима; даже если кое-кто думал, что разговорами о войне внесет в их беседу предельную ясность. Война войной, и хороших новостей уж давно не было. Может им теперь всем и не жить вовсе? — Но, ты же у нас командер, — ладони девушки взлетели вверх, а сама она приняла по максимуму нейтральный вид,  — У тебя эскадрилья, — на согласие это было мало похоже, как и на капитуляцию, но искать новые поводы явинка не стала. Навязчивость никогда не была ее другом, — Куда нам, простым пилотам, до ваших дел, — можно подумать она не понимала. Можно подумать, она не видела, как бьются одним за одни «ашки», да не пустые, а с ребятами внутри. Не у одного него все было дерьмово, их эскадрилья тоже переживала не радужные времена, как и все здесь.
Больше похоже на шантаж, чем на приглашение, — Шара по-прежнему недовольно сторонится, но усмешки не сдерживает, чувствуя, как внутри что-то приятно йокает, — У самого быстрого пилота и свидания быстрые? — не упустив возможности пустить шпильку в его сторону, брюнетка все же держит лицо, чувствуя, как сводит скулы от напряжения, — На что потратишь эту минуту? Как и все, будешь рассказывать глупые шутки? Или блеснёшь оригинальностью? 

+1

9

А почему, собственно, он плохо выглядел? Из-за Щары Бэй, между прочим. И хотя ни одна, ни он этого никогда не признает, все это не имеет значения, есть факт и был карцер, а еще причина, которая всплыла ненавязчиво мягко в разговоре с человеком, который первый вовсе начал его бить. Удивительно получилось, да, Антиллес? Так много вещей открылись тебе через не пойми какие ситуации и не пойми какой контекст. Чтобы понять, что тебе не все равно на женщину, пришлось терпеть унижение быть запертым в карцер и избитым не про что. Впрочем, если бы мотив драки ему был бы понятен, ничего бы не изменилось в результате, но выводы были бы сделаны и сказано бы много лишних слов. О том, например, что все не так, как могло казаться со стороны. А ведь, по сути, все было так, как казалось, чего таить. Оттого, верно, ему было приятно находиться в компании Шары.
Ведж никогда не был тем, кто за женщинами бегает, у него и опыт не такой большой, однако Антиллес честно не страдает на этот счет. Каждому времени - свои люди и это правильно. Если бы жизнь была бы немного другой, вопросов бы не возникло, но жизнь не такая, для какой готовили его Зена и Джаггед Антиллесы, а война... война точит солдат, как воды точит камни и они не могут выбирать форму, которую окончательно примут. Нет смысла пытаться строить из себя человека, коим не являешься. Такие люди долго не живут, встречаясь с горькой и непробиваемой на таран реальностью своего настоящего "я".
Антиллес жил полетами и самолетами - это факт. Он представлял себя героически погибающим в небе, но с героизмом выдалось как-то не особо. Героем он был живым, не мертвым. Нельзя сказать, что он жаловался на факт своего существования, но начинал периодически задавать вопросы самому себе. Это неизбежно, когда пуля пролетает над твоей головой, а умирает из-за него твой друг... многое меняется в голове, в мышлении, вообще по ощущениям.
Альянс был их броней, Шара была права. В горе или в радости. Все они - брошенные дети, потерявшие на войне часть себя. Семью, любимых, родину, да что угодно! Материальное или нет - не имело значения, Альянс был исцеляющим госпиталем душевнобольных калек, которых жизнь уничтожила бы, если бы не борьба, которую им подарил Альянс, мятеж, движение повстанчества. Ведж ничем не отличался от остальных, а порой был для других ярким примером восстания. У него была по-настоящему мятежная душа, полная борьбы, возмущения, желания уничтожить эту гниль в виде Империи. Он был полон энергии, почти на лбу высек себе знак Альянса Повстанцев и готов был лекции читать о важности такой вещи, как свобода.
Посему спокойствие, с которым говорила Шара ему было непонятно. Он едва ли не вспыхнул, если бы реальная тема их разговора касалась Альянса, но они, увы, говорил друг о друге. А Ведж по умолчанию не умел говорить о двух вещах: о политике и женщинах.
Антиллес скривил лицо, отвернув полный недовольства взгляд в сторону. Ну, еще чего скажешь, Шара? Куда еще уколешь холодной иголкой своего непробиваемого и честного просторечия, коего ты даже не думаешь стесняться? Впервые Ведж ловил себя на мысли, что в данной ситуации с удовольствием бы послушал витиеватость и игру слов. однако подобное встречает подобное, как говорится. Вот и Ведж в Шаре видел многое то, чего в себе любил, но в ней - не выносил.
- Я не умею делать приглашения, - буркнул кореллианец, понимая, что начинает сдаваться. Шара продавливала его своим положением куда выше в моральном плане. Уж так повелось в природе, что женщина так или иначе руководит мужчиной и если делать это умеючи, можно добиться хороших результатов. Благо, кажется, Бэй таким садизмом не занималась, хотя чем ситх ни шутит.
От слов он даже зарделся. Что значит, самый быстрый пилот все делает быстро!? Еще как унизишь, женщина? Кореллианец быстро приготовился пустить ответную ракету и хотя был незримо подбит и растерян, начал сложнейший маневр уклонения. Тяжелый, но привычный и тот, который не подводил никогда. Сложность Антиллес всегда выбирал, если вопрос стоял о безопасности.
- Быстрым пилота делает машина, - нахмуренно с страшно серьезно вещал Ведж - а твоя дала бы моей фору. Хитрый прищур, шутка удалась? Шара была не обидчивой женщиной, но когда напомнить, когда следовало, а Ведж был уверен, что как-нибудь подвернется ситуация, где Шара феерически напомнит ему о своей удивительной маневренности и скорости. Пилотов делают быстрыми машины, а?
На самом же деле, Ведж был ужасно медленный. Он ненавидел состояние укушенного манка-котом, когда все из рук летит, а ты еще и крутишься в колесе невообразимо огромных проблем, которые по отдельности не были бы такими невообразимыми. Хотя по кореллианцу и не скажешь, он вечно уходил в работу, в эскадрилью с головой, однако полениться любил. Другое дело - редко выпадал такой шанс.
- Плохой из меня шутник. Так что если предпочитаешь компанию шутников, можешь пригласить Селчу. И опять возвращаемся на круги своя. Да с тобой даже самая закаленная женщина на свидание не пойдет, о чем ты говоришь.

+1

10

Неужели лучший пилот повстанцев чего-то не умеет? Глядеть на то, как Ведж что-то недовольно бормочет и, пусть с неохотой, но признается, было не то, чтобы забавно, скорее занимательно, пусть Шара и с трудом удерживалась от улыбки. Ей, человеку, что, в принципе, свои минусы знает, не скрывает и даже не пытается это сделать, конечно, не вдомек, что некоторые её слова не хило так бьют по исключительному достоинству кореллианца, а если и вдомек, то едва ли явинка собиралась изменять собственным привычкам, но стоит ли её судить? Она так привыкла к мужскому обществу, что уж давно перестала замечать ту грань в общении, которая отличала в ней представительницу, какого-никакого, а прекрасного пола, но все же она ею была. И от того так вольно позволяла себе перечеркнуть все грани в принципе. Они не были простыми мужчиной и женщиной, это многое меняло, если не все.
Мне показалось, — протянула Бэй, заходя издалека, в разрез своей привычке рубить с плеча. Тёмные брови вновь сошлись к переносице, а в уголках тёмных глаз собрались предательские морщинки, — Или вы только что признали превосходство Зелёной эскадрильи, капитан? — так глупое, абсолютно не логичное соперничество с Красными всегда заводило её в тупик, ведь невозможно сравнивать несравнивое априори, но сейчас, отдать ему последнее слово было преступлением и ей ничего не осталось, чем обернуть его же словесную издевку против него, пусть она и имела совсем другой подтекст. Впрочем, Зелёные и без того считали себя явными фаворитами этой жизни, иначе, как ещё выжить, если летаешь на машинах, что держатся на крепкой нецензурщине. И явинка исключением не была что уж зря говорить о ложным благородстве и благоразумии; в отличие от других, она умела держать язык за зубами. Но не здесь, — Хочешь, я замолвлю за тебя слово перед Кринидом? — девушка, как ни в чем не бывало, невинно похлопала глазами, — Дам тебе, — голос стал чуть тише и многозначительнее, но вид, как прежде не выражал ничего предрассудительного, — Местечко под своим крылом, — честное слово, он сам начал, в мыслях у Бэй не было ничего такого на этот счет, но глупая ирония и его по мальчишески обиженный вид, словно у него отобрали сладкую конфету, давал слишком большой резонанс и отклик в явинской душе, — Или, быть может, — брюнетка медленно сократила то расстояние, что образовалось между ними за пару минут и без особого стеснения проснула ладони под его руками, соединив их за его спиной в беззастенчивом объятии, — Возьмёшь меня, — чтобы вскинуть голову и встретиться с ним взглядом потребовалось куда больше самообладания, но выбора особого не было, — Под свое? — лукаво поведя бровью, лейтенант растянула губы в улыбке, подумав на мгновение, что низачто бы не стала летать под его началом, но ведь речь сейчас совсем не об этом. То ли к счастью, то ли нет. Она позабыла даже о собственной злости, оказавшись вот так близко, а причины её немедленного появления на пороге отсека и вовсе поплыли туманом, совсем, как её мутный взгляд от его глаз к его губам.
Шуток Селчу мне и без свиданий хватает, — пришла очередь ей недовольно бормотать и закатывать  глаза. Право слово, бедный альдераанец всплывал в последних их беседах так часто, что Шара начала переживать не умер ли ее ведущий от икоты. Будет обидно, — Перестань, Ведж, — уже серьезнее продолжила она, — Я пришла к тебе, а не к Тайко. Разве это ничего не значит? Но если он тебе так нравится, забирай его себе. Шутки бонусом.

+1

11

Вообще-то Антиллесу не было свойственно вообще за кем-то признавать превосходство, но и расстраивать шиткую самоуверенность Бэй не особо хотелось. Только посмотрите, откуда в ней столько прыти, прямо одно слово и другой человек! Диву даешься, насколько женщинам свойственно меняться, только дай повод потешаться. А уж жертвы лучше мужчины, который в других ситуациях намного лучше их, так это вовсе - праздник для души. Поэтому, пожалуй, Ведж позволит Шаре радоваться и считать, что она держит ситуацию под контролем. Тем более, что, наверное, так и было.
Нет, никаких глупостей Ведж по определению наделать не мог, кроме тех, что уже было сделано. Воспоминания не так просто стереть, не так ли? А сказанные слова не воротишь, как бы ни хотел. Если Шара и знала о его большой симпатии к ней, которая уходит за рамки "выпьем кафа и разойдемся по домам", то показывать этого не торопилась. С другой стороны, ведь так много до них это проходили. На войне не может быть красивых романов. Ситх дери, да на войне вообще ничего не может быть красивого, как бы они ни старались создать вокруг себя ореол нормальной жизни. На свидания придется приносить с собой устав и знаки отличия, а сжимая чью-то руку, прислушиваться - не завыла ли сирена. Тем более сейчас, когда повстанцев совсем прижало и спасти их может только какой-нибудь фурор.
- Боюсь, ты слишком суетлива для пилота крестокрыла, - язвительно повел головой Антиллес и сказал это таким ровным тоном, что если бы не контекст и общий вид этих двоих, подобное можно было бы говорить на полном серьезе где-нибудь на планерках перед командованием. Часть правды в том была. Пилоту ашки не так просто пересесть на крестокрыл (да и кто его вообще возьмет!). Крестокрыли по сравнению с ловкими перехватчиками, намного медлительнее и менее маневренные. Его бы, Веджа Антиллеса, такие перемены бесили.
- Не собираюсь спорить о превосходствах совершенно разных типов машин, - еще более язвительно выговорил Ведж. Тем более - с женщиной, надо было добавить, но он во время прикусил свой язык, который вечно... вееечно приносил ему одни проблемы. Но вот с кореллианским взглядом ничего поделать не смог и все остальное отразилось на сероватом командирском лице.
Но ведь разговор был не о пилотах и совсем не о машинах. Чего опять обманывать себя и пытаться убежать от непоправимых ошибок, если уж они на камне высечены?
Пилот засмеялся. Ну, не идиот ли ты, Ведж? Если бы он посмотрел на себя со стороны - умер бы от хохота? Кстати, нет там нигде Хобби, который только прилюдно такой смирный и тихий? Или Уэса, который еще и на деку все запечатлеет, а потом нарисует Веджу несуществующий румянец. Или румянец все-таки существующий? В общем, к черту все. Надо было собраться с мыслями (благие джедаи, как будто он не о свидании думает, а о том, чтоб героически окончить жизнь через пару секунд) и все-таки решить, чего он для себя хочет. Или для этого слишком мало времени?
"Интересно, со стороны тоже слышно, как скрипят мои мозги", улыбка, которая так и не сползла с лица кореллианца становилась какой-то просто невыносимо кривой и до смешного пустой.
- Худшего партнера ты себе на этом корабле не найдешь. Но если любишь трудности, - все женщины любят трудности, запомни. Кто это ему говорил? Отец или все тот же многострадальный Уэс, который, подобно Тайко Селчу, сейчас должен где-нибудь умирать от икоты - кхм... Тяжко выдохнул Антиллес. Ну все. Двигатели сдохли и горючее закончилось. Да, Мать Безумия, почему ему во всем везет, а вот на войне личной - никогда. Ни-ког-да! И ни в чем.
- Я думал, что ты собираешься меня убить, - и уже планировал, что напишет в предсмертной записке - и совсем не планировал тащить тебя на свидание. Ну что ж, это будет хотя бы честно и он не станет выглядеть таким уж идиотом. Ведж Антиллес был готов всегда и ко всему - но лишь в кокпите своего истребителя. Во всем остальном он терялся, как маленькая вомпа-песчанка, попавшая в лабиринты Корусканта.
- К тому же, тебе надо отдохнуть после полета - и это не обсуждается. Если командир не следит за собой, это еще не значит, что командир не следит за другими - и придумать новый повод позлиться на меня и попихать меня по стенкам. Ну опять этот твой язык. Оторви и выбрось, может быть, без него твоя жизнь станет легче.
Впроем, время было нужно не Шаре, ему. Она, как свойственно всякому пилоту перехватчика, была девушкой быстрой и сообразительной. В кокпите ашки попробуй не будь сообразительным, а вот Ведж... Ведж хоть и водил истребитель и был лучшим в своем деле, с кучей наград и нашивок в свои двадцать... сколько? Двадцать два, вот уж, подумать только. В общем, в свои двадцать две был ужасно медлительным человеком и купол стеснения ему приходилось сносить ветром. Ну или крепким прикладом, это как придется.

+1

12

Ты никогда не оставишь последнее слово за мной, верно? — то ли с иронией, то ли с явной долей скепсиса протянула Шара и закатила глаза, подумав, что скорее вуки начнут красноречиво изъясняться на общегалактическом, чем они с Веджем поговорят без всего этого напускного и, по большей части, абсолютно не нужного. Трудно было что-то ждать от человека, который в их первый не деловой разговор всем своим видом показывал, что болтологией он заниматься не любит, да и вообще не дружелюбный малый, но и Бэй, та еще "любительница" пустой болтовни не далеко от него ушла. В её жизни не так много было романов, чтобы успеть построить определенную линию поведения в этой стезе (на войне, знаете ли, не до этого), потому почву проходилось прощупывать наугад, пусть, один за одним, неверные шаги и засасывали в болотную трясину, под названием собственные чувства. Чужая душа — потемки, а уж собственная и вовсе непроходимый лес. Чем больше Шара пыталась разобраться во всех перипетиях, тем больше блуждала по темным закоулкам, заходя в тупик окончательно. Работать с мужчинами было легко, но водить отношения, будь то просто приятельство или дружба, куда сложнее. С Антиллесом они не были коллегами, кроме, как "поскольку постольку", не водили приятельства и явинка не была уверена, что дружили, потому, что это мало походило на что-то из той стези. А если что-то выходило за рамки Бэевского понимания, значит не существовало в принципе, от того разум то и дело выдавал системную ошибку, —  Тебе бы тоже попроворнее быть, — хмыкнула она, вновь не вспомнив про женскую дипломатию, лояльность и что-то там еще, чем должна обладать каждая дама, вот только "дама" — едва ли к ней применимое, осталось где-то в давнишних мечтах матери, которой так и не удалось вылепить из дочери все свои грезы, — Тогда, может, не светил бы, — девичьи пальцы в легком движении очертили его лицо, в то время, как собственное она пыталась не засветить в открытой насмешке, — На всю галактику, — а если вспомнить, что таких красивых, как минимум двое, то Дом-Один мог вполне спокойно освещать себе дальний путь. 
Нужны мне твои крестокрылы, — шумно выдохнув, лейтенант расцепила руки и вернула себе немного личного пространства. Неуютно обернувшись уже в который раз, Шара осмотрелась и удовлетворенно вернула внимание капитану, — Тем более с таким безответственным командером во главе, — мы говорим о здоровье, все же поняли? Если нет, то явинка вполне может повторить и даже принять все тот же беззаботный вид, словно так и надо, а в ее словах нет ничего сверхъестественного. Впрочем, разве Бэй врала? Каждый должен заниматься своими делами и не прыгать выше головы. Разговор носил характер шутки и оба это прекрасно понимали. Не молчать же им, в конце-то концов, это еще успеется, а пока недовольство и усталость отошли на второй план, нужно ловить момент. Первопричина явления Шары уже потонула в разговоре ушедшим совсем в иное русло, но она не забыла и не смирилась, убежденная собственной правотой и исключительным мнением, — Я летаю на истребителе, что держится на моем искреннем "пожалуйста", у меня в ведущих мистер я-сам-упс-шара-ты-где-прикрой-меня, а вся моя эскадра отпускает шуточки про любовь к красному. Как думаешь, я люблю трудности? — тут впору закатить глаза, но Шара только жмет плечами и сдувает с лица всю ту же витую прядь, — Это если без учета того, что Альянс в полной заднице. Что-то мне подсказывает, что терять нечего, —  трудно строить планы, когда завтра может и не наступить, в принципе, а твое существование останется лишь пылью средь бесконечных просторов вселенной. Если бы Бэй хотела спокойной жизни, она бы нашла её где-нибудь в отдаленной части галактики, а пока приходилось подстраиваться под определенные реалии и молиться своим Богам, дабы те даровали хоть немного везения.
Я до сих пор не отказалась от этой идеи, — усмехнулась брюнетка, глядя  на такого честного Антиллеса снизу вверх без особого одобрения. Он по-прежнему выглядел не ахти, и по-прежнему делал вид, что все прекрасно, в то время, как Шара по-прежнему считала, что это не так, — Но если свиданием ты хотел отвлечь меня от главного, то я сделаю вид, что просто этого не слышала, — губы девушка, все же, растянула в напряженной улыбке. Пальцы устало коснулись лба, разглаживая недовольные морщины, а взгляд потух от одной только мысли об отдыхе. Уж что-что, а она никогда не строила из себя героя, реально оценивая свои силы и возможности, — Обещания ты свои, конечно, не держишь, но давай договоримся, что ты все-таки хорошо отдохнешь? — она — ладно, на ней кулаки не разминали, да и ответственности на ней по-минимуму, стоит ли разглагольствовать на эту тему? —  Иначе стенки дадут о себе знать раньше, чем ты думаешь, — а может и не зря над ней шутят? Видя, со стороны, как Шара Бэй неловко топчется на месте, как не шутить? — Мои угрозы на счет командования вполне реальны! Как и кафатерапия с одеялом.

+1

13

Ведж улыбнулся, вполне счастливый и довольный перспективами. Да, наверное, не очень хорошо все это выглядело. Сначала пригласил, потом дал задний ход. При всем том, что у истребителей нет задней тяги и назад самолет по определению не летает, это все выглядело, как попытка обмануть законы физики. Тем более, что они были примитивно ясны. Если женщина тебе нравится - ты должен подавать знаки внимания, приглашать ее на свидания и пытаться наладить с ней связь. Второго шанса не будет. Они завтра могут умереть, завтра флот Альянса могут найти имперцы и что тогда? Тогда Скайуокера, который улетел сит знает куда, не будет, да и вообще число героев резко поубавится.
Ведж умел смотреть в глаза опасности и в лицо смерти, а вот на Шару Бэй без стеснения взглянуть не мог. Удивительно и как-то даже непонятно. Он влюблялся часто и почти сразу забывал о своих чувствах, а настоящая любовь пришлась ему на момент юношества. Если честно, боль до сих пор не прошла и где-то внутри, глубоко, он верит, что его возлюбленная когда-то, жива и здорова. Только рассудок повторял ему, что тебе, Антиллес, обманывать себя не пристало.
Забудь и отпусти. Все, что тебя держало. Истребитель не поднимется в воздух, пока его держит буксировочный трос на земле. Сколько не дергай, эти вещи созданы для того, чтобы держать машину. Скорее об камни разобьешься, нежели от него избавишься. Если хочешь взлететь спокойно и быстро - избавляйся от троса, пока еще не сидишь в кабине и не завел двигатели.
Только не просто это все было. Не просто.
- Никогда бы при твоем навязчивом зеленом не сказал бы про любовь к красному, - мимолетно выпустил Ведж. Это скорее метафора, нежели правда. Любовь у них у всех возводилась и делалась больше, чем являлась по сути. Не говорят "влюблен", когда рискуют жизнью. Перед смертью любят как никогда сильно, поэтому если не сегодня, то когда? "Влюблен" и "нравится" солдаты выбросили из своего лексикона. Они именно любят - людей, напитки, машины, миры, еду, да что угодно. Потому что им, как никому другому обычно нужна стабильность.
Даже если завтра на утро они ничего не вспомнят, так и живем.
А от слов "каф" и "одеяло" поползли приятные мурашки по телу. Он сейчас с удовольствием бахнул бы бодрящего напитка, да укрылся чем-нибудь потеплее. Все чаще Ведж стал понимать, что ему не хватает физического тепла, сколько б он не потел, на Доме-Один все равно было слишком холодно для него. Да и просто хотелось спокойствия и той самой тишины, которая возникает, когда гул голосов замолкает, когда не слышно шагов и только где-то далеко вибрируют огромные двигатели домашнего корабля. Космос наполнен тишиной, но в то же время не замолкает никогда, тут тот же принцип.
Наверное, Антиллес теперь и не заснет нормально, когда не будет слышать шума. Если наступает полная тишина, значит, кабина разгерметизована, значит уже пора паниковать и двигаться, больше двигаться, иначе кости и тело окоченеет в космическом холоде, важно заставлять кровь бегать по венам, иначе застынет и ты труп. Космос постоянно пытался убить их. И тишина вместе с ним.
Еще тишина означала, что все товарищи убиты, а ты слишком жив, чтобы ничего не подозревать и лежать мордой в землю, как все остальные. Те еще эмоции, скажу я вам. 
И вот. Теперь в душе наступает тишина. Уже начинать двигать конечностями и медленно поднимать голову, надеясь, что шальной заряд не выбьет мозги? Уже начинать молиться Высокородной Богине Смерти, чтобы та не покинула коррелианца в его странствиях между звездами?
- Я постараюсь отдохнуть, - выдохнул Ведж с таким лицом, будто бы через пять секунд уже пойдет разгружать ящики и перетаскивать вещи. А ведь ему дали новую каюту... ну как новую... над его нынешней течет какая-то паршивая труба и воняет затхлостью. - Доделаю кое-что. Я найду тебя ближе к ночи, если смогу - слабая кривоватая улыбка. Если не сможет тогда, сможет в другой раз.
Ее надо было отпустить, да и самому уйти, пока Хобби реально не взялся искать его. Мало ли чего коммадеру придет в голову, да? Пойдет развлекаться еще вместо работы, кореллианская свинья. И все в этом роде. - И Шара, я это... - почесал неловко голову Ведж. Что он должен ей сказать? Что он полный даун, круглый идиот и просто ненормальный, над которым можно шутки самосмейки пускать - извини. Ты мне правда очень нравишься. Просто... - надоедливое слово "просто". Все у тебя просто Антиллес - не хочу торопиться. И много-много философии дальше, которая так и не осталась высказанной.

+1


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Завершенные истории » Arschloch


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC