ЛУЧШИЙ ПОСТ:
— По, быстрее, опоздаем! — крик Шары, кажется, донесся до всех уголков дома, а сама она быстренько сделала последний большой глоток подостывшего кафа, отставляя кружку куда-то в сторону... — Shara Bey

САМЫЕ АКТИВНЫЕ:
ЦИТАТА НЕДЕЛИ:
«Люк для сестры всегда казался несгибаемым, порой она спрашивала себя, найдется ли с галактике сила, способная сломать ее брата, и отказывалась искать ответ, потому что боялась узнать»,Leia Organa Solo

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД И ИГРОКИ НЕДЕЛИ:

Добро пожаловать на ролевую игру GALAXY FAR, FAR AWAY по известной вселенной Star Wars. Действия игры разворачиваются во всех временных рамках, учитывая расширенную вселенную. А это значит, что у нас будут рады и Ревану, и графу Дуку под руку с принцессой Леей и «не последним» товарищем Финном. Игра разделена на зоны, где каждый герой может начать свою историю заново или написать ее так, как давно мечтал! Галактика большая, и в ней найдется место всем и каждому. Если у вас есть вопросы, поищите ответы в FAQ, возможно, их уже задавали до вас. Связаться с администрацией вы всегда можете в гостевой.

«Все очень просто.
Нужно только решить, чего ты хочешь». (с) ПОРГОВ ХОЧУ!

Рейтинг форумов Forum-top.ru


АДМИНИСТРАЦИЯ:
Генерал СелчуМиссис СелчуЕе Величество АмидалаСкайрокер

САМЫЕ НУЖНЫЕ:

Вверх страницы

Вниз страницы

A GALAXY FAR, FAR AWAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » Ревность


Ревность

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://40.media.tumblr.com/3a35b77d50a2520cf4edc937177879d1/tumblr_o0pp3fDnMU1rxz386o3_500.png
РЕВНОСТЬ1 после битвы при Явине

♦ Tycho Celchu, Wedge Antilles

♦ "Дом-1", расположение красной, синей и зеленой эскадр

На войне все случается в последний раз. Когда не знаешь, что дальше ждет впереди, торопишься и любить и ненавидеть. Ведж с Тайко ничем не были лучше. Оба они торопились завоевывать женские сердца, но одно не поделили. Счастливицей стала прекрасная Шара Бэй, отдавшая свое предпочтение неприметному кореллианцу, нежели сногсшибательному альдераанцу и кое-кого это серьезно задело.

+1

2

Шара Бэй была женщиной незаурядной. Во всех смыслах. Сказать, что она была лакомым куском для мужчин? Женщины, как ни крути, оставались в меньшинстве в эскадрах и по умолчанию были окружены повышенным вниманием, но явинка притягивала взгляды поболее остальных. Черные кудри, черным подведенные тонкие брови, игравшие на живом лице какую-то свою замысловатую мелодию - она почти природой была выделена из числа других. Как-то вечером, от сущего безделия принявшийся помогать механику у своей "ашки" Тайко столкнулся с ней в ангаре. Механик, вероятно, искал бы тот ключ еще достаточно долго, если бы не выдрал его из пальцев алдераанца, завороженно провожавшего взглядом невысокую смуглую девушку в темном летном комбинезоне. Что же, они жили быстро, они умирали быстро и научились быстро влюбляться. И это даже не любовь с первого взгляда; это было полвзгляда, единственный шаг, короткий вздох. Конечно, на следующее утро все растворялось быстрее тумана, а вечером те, кто возвращались, вновь спешили влюбиться. В жизни молодым, горячим головам необходимо было испытать и испробовать все на свете, а когда время поджимало и угроза умереть завтра как никогда выглядела реально, все средства шли в ход.

Селчу в целом считал себя достаточно привлекательным. В толпе русых и брюнетов, коих закономерно было пруд пруди, он непременно выделялся роскошной белесой шевелюрой, со времени его дезертирства из-под жестких лап Империи отросшей в достаточной степени, чтобы легкое пренебрежение к уставу стало заметным. А девушки все же любят хулиганов, особенно если они еще приятной наружности. Ему к тому же на руку играла безупречная офицерская выправка и не менее безупречные алдераанские манеры. Большинство пилотов с Внешних территорий должным воспитанием - и, будем честны, красивыми чертами лица иногда тоже - не могла похвастать, так что Тайко еще имел право выбирать из тех, кто и сам на него вешался. Это было просто и весьма подходяще для единственной ночи, но Шара из головы никак не выходила. За стаканами лума часто заключались пари на ту или иную девчонку, но имя Бэй там никогда не фигурировало - рисковать даже десяткой кредиток никто не хотел. Но он в этих спорах не участвовал, так что бояться ему было нечего. Разве что уязвленного самолюбия.

Которое как раз и оказалось изрядно побитым. Надо отдать явинке должное, она была мила и, казалось бы, охотно принимала его знаки внимания, но оставалась недвижимой. Улыбка на полных губах оставалась такой же, как и во время суховатого приветствия, и он мог бы биться рядом еще столько же, но ничего бы не поменялось. В итоге она с той же улыбкой попрощалась, бесстрастно поблагодарив за единственный стакан выпивки, который остался почти нетронутым, и в одиночестве удалилась, продолжая притягивать на себя взгляды. Этот орешек никому не был по зубам, вот, один-то зубы пообломал. Спустя дня три все эскадры вдоль и поперек облетел слух, жарко обсуждаемый в узких компаниях: Шара перестала гордо удаляться в одиночестве. К концу недели имя того героя всплыло на поверхность.

Тайко все же отыскал в череде лиц этого Веджа Антиллеса и даже слишком заметно покривился. Неладный, низкорослый, чернявый и в целом ничем не примечательный, разве что вечно хмурым лицом, как будто всю жизнь лимон жевал. Подумаешь, на крестокрыле! Подумаешь, с Люком Скайуокером выжил после уничтожения Звезды Смерти! Купиться на деревенщину со светящейся джедайской палкой и этого карликового кореллианца было даже как-то глупо, но значение Бэй это никак не умалило. Если бы Селчу совсем отпустить гордость, он бы заметил, что половина из плюс-минус сорока пилотов дала бы фору Веджу, но факт оставался фактом. Что, наплел баек на женские уши? Тайко ввалился в столовую в совершенно благодушном настроении после удачного, спокойного вылета и, сит подери, почти сразу уцепился взглядом за коренастую фигуру, так что всякое его прекрасное расположение духа выветрилось вмиг. Ишь, пьет что-то... В следующий момент кореллианской челюсти досталось крепким кулаком. Алдераанцы, значит, пацифисты? Стоило поблагодарить хотя бы заочно тех, кто еще в академии научил его ломать такой бессмысленный стереотип.

+1

3

Женщины для солдат оставались прекрасными созданиями даже если по факту таковыми не являлись. Каждый уважающий себя солдат хотел иметь объект воздыхания, хотя бы на расстоянии. Повезло тем, кто получается письма из дома, но у большинства дома-то не было. Для большинства юношей, благородно примкнувших к Альянсу были сироты, обездоленные, с поломанными жизнями и судьбами. Если у них что-то и кого-то был, то их обязательно забрала Империя. Так формировался Альянс и ни один из новобранцев сладкой жизнью похвастаться не мог.
А хотел бы! Хотя... даже при всем лучшем раскладе, Ведж не выделялся бы среди других. Его родители были рабочими людьми, так что в общем смысле он - крестьянский мальчишка. Разве что Антиллесы были мозговитыми крестьянами, посему смогли обеспечить беззаботную жизнь своих требовательных детей. Ничего общего с теми самыми Антиллесами, которые заправляли на Кореллии они не имели, кроме общей фамилии. Когда-то, в усатые годы, может быть они и приходились друг другу родственниками через пятое колено, но теперь уже нет. И тот капитан, которому Вейдер вероломно шею сломал приходился Веджу ... никем. И он честно признавался в этом, хотя мог бы сколотить себе не хилую историю, не менее слезливую, чем у него имелась. Героем Ведж тоже не был. В нем не было даже стандартного метра восемьдесят роста, не было широких плеч и блестящей улыбки. Он был... самым неприметным кореллианцем, которого вы бы встретили в этой галактике. Разве что надоедливая густая волосистость, когда-то делающая из Джаггеда настоящего брутала-силача - единстенное, что досталось ему от отца. Сиал... вот Сиал была красивой. Настолько красивой, что теперь на каждом плакате с громкой премьерой в миллионы кредитов блистает своим неподдельным прекрасным лицом. Да только многие ли знают, что Старфлёр - не ее настоящая фамилия и родства с Веджем она боится, как легиона имперцев в своем уютном кореллианском гнёздышке. Но то другая история. И тоже надоедливо слезливая.
Что еще было у Веджа хорошего? Он не был гением. Не был крутым парнем, который движением брови арматуру гнет. Часы и дни в спортивным зале не проводил. Все, что было на его теле - необходимый минимум (ну, может быть, чуточку больше), чтобы носить гордое звание "пилот". Если же вы спросите, кем Ведж хотел стать, то не услышите громких и делающих репутацию слов: "астрофизик", "инженер", "корабельный штурман", "канонир", "офицер КорБеза", и никакой он не "архитектор" даже. Захудалый художник, который художником-то стать не успел. Вопреки долгим лекциям со стороны серьезного отца, родители дали ему выбрать род деятельности. Не то потому, что боялись, что единственный сын как и Сиал хлопнет дверью и пойдет строить жизнь без их участия, то ли еще что. Но факт остается фактом. Рисовака с дырявой фамилией, вот он кто.
И им бы оставался, если бы судьба распорядилась иначе. Госпожа удача позволила Веджу ценой потерь и бесконечной боли исправить допущенные судьбой ошибки, позволила изменить положение. Из "рисоваки" он превратился в гордого пилота, который водит крестокрыл не хуже, нежели держит карандаш в руке, а теперь Ведж мог с уверенностью сказать, что с крестокрылом у него все выходит куда лучше.
Тот самый парень, который пережил Звезду Смерти! А вы знаете, ситховы пу-у-ду, сколько всего Антиллесу пришлось пережить, чтобы вы о нем заговорили? И уж будьте уверены, что он делал это не специально. И далеко не ради вас. Он потерял лучших друзей, он видел, как их самолеты взорвались, он оставил Люка, когда им на хвост сел Вейдер, он представлял опасность для всего звена и был отослан командиром прочь. И повиновался. При всем своем характере, тогда Ведж повиновался, потому что осознавал, что ничем не может помочь. Посему все разговоры о Звезде Смерти - раздуты на пустом месте. Ведж никогда не находил удовольствия в том, чтобы поддерживать их.
Знакомство с Люком, тем самым джедаем, тоже делало ему какую-то странную репутацию, от которой Ведж рад был бы избавиться. Незнающие, в самом деле, настолько раздувают тему для обсуждений, что после сам не поймешь, где правда, а где выдумки. То, что у него в друзьях ходит джадай не говорит ни о чем. Ни. О. Чем.
Это пришлось объяснять Шаре Бэй, которая при всем своем не хилом уме решила подоставать Веджа расспросами. Он держался храбро и делал вид, что ему все равно до тех пор, пока не понял, что разговор вовсе утек в другое русло и они говорят на совершенно иные темы, нежели заявлялись. Так и началась его дружба с этой удивительной девушкой. Дружба, прошу заметить, он никогда не бегал за ней, как ворнскр во время гона. В отличие от всех остальных мужчин, которые явно смотря в зеркало отмечали свои собственные достоинства и любили себя больше, нежели какой-то там горделивый хмурый кореллианец, в очередной раз обставивший всех в саббак.
Ведж никогда не был душой компании, но находил себе место и умел это делать. Посему, почти всех пилотов, которые любят вальяжно выпить, пострелять, поупражняться на тренажере и сыграть достойную партию в саббак, он знал в лицо. С памятью у него тоже все было в порядке, имена не были для него страшным сном.
Но тот момент, когда ему в челюсть прилетел чей-то кулак, кореллианец, правда, много раз засомневался в себе. Так, получается, не всех он столь хорошо запоминает? Ибо злостное лицо было ему абсолютно незнакомо. Нет, он видел этого парня, видел, как он летает, это был... очень хороший пилот, но вот ни имени его, ни звания, ни чего ему вообще от Веджа понадобилось самому Веджу было абсолютно незнакомо и если бы не эта наглость в рукоприкладством - вовсе было бы все равно.

Вы знаете, что за народ эти... кореллианцы? Люк Скайуокер, который мгновенно, кажется, применив свою скандальную и невероятную великолепную распрекрасную и далее по списку Силу преодолел столову от одного угла до другого, прекрасно знал, кто такие кореллианцы. Потому что хотя бы с одним уже имел дело и этого кого-то звали Ханом Соло. Ведж Антиллес и рядом с ним не стоял, но по темпераменту не уступал знаменитому Соло ни в чем.

- Стой, Ведж, эй! - Антиллес не стал бы разбираться, за что он получил. Не стал бы разбираться, от кого он получил. Денег никому не должен? Не должен. В саббак играет честно? Абсолютно. В попойке никого не оскорблял?... ну, было дело, но за то уже прилетело и зажило. Так что пусть этот белобрысый столб получит то, что ему причитается. Ведж был сложен намного суше этого самого придурка, был ниже его, но поверьте, когда у вас в руках поднос, можно сделать много всяких неприятностей.
Миротворец с Татуина попытался опустить руку Веджа. Антиллес выдохнул и дал ему это сделать, а потом рывком поднял. Люк не устоял и накренился, как раненный ИЗР на левый борт, теряя на какое-то мгновение сенсорную связь с происходящим на поле брани. Ведж же - маленькая крейсерская яхточка, скрывающая под хрупкими дюзами не хилую боевую мощь, ударил подносом белёсого недоумка, как внезапно выпущенная ионная ракета в ответ на заградительный огонь по дефлекторам.
Все содержимое подноса рассыпалось по полу. Упали железные кружки, расплескав всю горячую жидкость, еда мгновенно стала противной жижей на кафеле. В столовой резко стало тихо. Все наблюдали и молча принимали ту или иную сторону.
- Имейте совесть представиться, офицер - процедил сквозь зубы Ведж. У него внезапно из-за больной челюсти резковатый кореллианский акцент с ярко выраженными, почти гавкающими "эр" и "ха", вырвался на передний план и он заговорил почти на своем родном языке.

+1

4

Тайко совсем легко повел по рассеченной скуле, чего ему вполне хватало, чтобы понять всю ударную силу подноса. Кое-где по волосам стекала липкая жижа из расплескавшихся кружек, но плевать он хотел на подпорченный вид несравненной прически и лица в целом - неудачно подвернувшись под удар "колесника" и приложившись к штурвалу носом обычно выглядишь не лучше, шлем спасет разве что в ситуации, сравнимой с вертикальным падением, а в остальном пользы в кабине от него так себе, от случайных синяков и шишек на макушке разве что. Для остального была бакта, оставлявшая после себя такую же вонь, как и напиток, вылитый под ноги на пол, но это быстро выветривалось в первом же вылете. Или ему же чудилось что-то в устроенном раздрае в столовой? Тишина, натянутая леской, правда, резала слух, однако он изначально должен был понимать, что такая выходка не останется без внимания и не утонет в гуле ежедневных баек, какие обычно звучали за столами под лязг ложек и стаканов. Да, он так и не осведомился перед тем как начинать, в каком же звании Ведж Антиллес находился. Сейчас поздно уже поздно было выяснять.

Он безучастно оглядел капитана Скайуокера и, переведя взгляд на низкую крепкую фигуру рядом, покривился. Ага, герой с нашивкой за битву при Звезде Смерти, а прячется за джедаем! Вот еще, мужчина мечты... Шара не стоила и мизинца такого, как он. Она, собственно, никого не стоила, но дела это не меняло. Тут уже, вероятно, и не явинка стояла на кону в этом споре, подкрепленном ударившей в голову молодой и не выветрившейся после полета дурью. Эта же дурь заставляла реагировать на все, что делал и говорил человек напротив, как на излишне назойливый перехватчик перед собой, который все ускользал от прицела. Даром, что "жмурик" был картонным, надуманным самим Селчу, и он же от этого злился. Может, и не такой плохой этот парень, Ведж Антиллес, раз смог вернуться назад из той мясорубки, которую учинил Вейдер лично, но пока все его прелести перечеркивала другая прелесть, смуглая и кареглазая, которая чего-то повелась на эту гавкающую кореллианскую собаку. Ну вот чего в нем было хорошего, кроме куртки с блеклыми отметинами его достижений? И та уже заляпана небогатым повстанческим ужином.

Представиться ему, значит? А ранкоровское дерьмо ему не представить? Если бы алдераанец умел рычать столь же эффектно, то он обязательно бы сделал. Но он только отрицательно мотнул головой и рассыпающимися, местами слипшимися белыми космами. Нехорошо так перед выше стоящим по званию, но Люк пока тоже не производил нужного впечатления. Может, джедаи только с мечами своими хороши? Прежде он их не видел, так что и старался не судить. На данный момент почти висящий на темноволосом карлике капитан выглядел угрозой на двоечку, и то в перспективе, где за драку его Скайуокер мог и в столовой оставить, убирать разросшийся беспорядок - это было в его праве, да и кто там джедаю может отказать, с его штучками? Ситх их вообще поймешь, когда они свою Силу используют, а когда нет. Вот на более человеческом уровне сила была попроще, и думать не надо было, знай да бей. Действенно, ощутимо, осечек не дает.

Все так яро желаемые ответы Ведж получил острым, худоватым кулаком под глаз, где синева еще непременно расцветет радужным фингалом. Вот тебе и имя, и звание, и что еще причитается. Что же ему терять? Родителям, как в имперской академии, никто не напишет, некуда посылать, разве что упорно собирать их по пылинкам и слать герметичные бумаги в их скопление, а выкинуть - не выкинут, и так мало тех самоубийц, кто садится в "ашки" и стойко переносят ругань механиков на всех галактических наречиях на проклятые разваливающиеся на тех скоростях машины. Но даже если блистательная карьера - если бы краска так часто не слетала с низкого носа его истребителя, то количество сбитых эскадр было заметно еще лучше - в числе мятежников для него с грохотом подноса провалится, разве же ему не найдется применения? Контрабанда, это, конечно, для людей вроде Хана Соло и этого Антиллеса, так и хотелось добавить чего-нибудь этим прищуренным глазам, но разве без незаконных и рискованных перевозок нельзя было устроится хорошему пилоту?

+1

5

А из-за чего, собственно, спор? Ведж, кажется, физически слышал этот деловитый вопрос Люка Скайуокера и ему хотелось врезать в данный момент даже собственному другу. Когда кореллианца бьют ни за что, в нем просыпается голодный до крови ворнскр и это давно бы стоило понять, усвоить и написать себе на лбу. А если не получается, что Ведж Антиллес, так уж и быть, сделает это сам. Сейчас хотелось только одного - вломить белобрысому козлу по самое небалуй, по самые гланды, как бы это пошло ни звучало, потому что злость Веджа росла в геометрической прогрессии и засасывала в себя все окружающее, как черная дыра, от поглощенного только увеличиваясь. Так что же, дорогие, пусть начнется цирк!
Как говорится, раз уж мы сегодня собрались и разговаривать не хотим. Впрочем, можно всегда все свалить на пришедший по голове удар подноса. Вдруг бедолага настолько отупел, что забыл и кем служит, и как его зовут. Главное, он не забыл один из основных мужских принципов: если бьют - бей в ответ. Тут уж не до милосердия и самоконтроля, о котором так часто пел песни Скайуокер. Если Люку нравится подставлять вторую щеку, то пусть развлекается в этом сомнительном достижении самостоятельно, Антиллес привык замахиваться сразу же, как только чувствует опасность. А лицо его ого-го как почувствовало опасность! В прямом смысла стало все резко фиолетово. И мнение окружающих, и то, что следует за этой дракой. В данную секунду было важно только одно - задрать штаны этому обиженному на мозги природою парню и отхлыстать как и следует, чтобы еще потом стыдно стало и багровый цвет лица, который кореллианец ему сейчас любезно устроит, станет чуточку более багровым, но то уже от непрошибаемого стыда.
Вот уж. Подумайте только, поднимать руку на капитана. Два даже будь Ведж простым сержантом или же целым генералом, он не позволил бы никому в достаточной мере сжать кулак.
Люк почувствовал, что нарастает напряжение и потасовка, как и все окружающие. Медленно, но верно люд стал подтягиваться к месту драки, вопреки всему не останавливая двух идиотов, а скорее своим внимание подливая масла в огонь. Этот же незнакомец если и имел причины так себя вести (все-таки Ведж уповал на то, что имеет дело не с умственно отсталым), то произнести их и добавить краски в серую солдатскую обыденность не спешил. Впрочем, может быть, солдатская обыденность ему в новинку, поэтому он лезет всюду, куда угодно с кулаками, таким образом доказывая свою правоту? Ведь пока не узнаешь армию, ничего тебе и не останется.
Но в одном этот парень был прав. Что доказывает, что хоть толика ума в этой ореховой головушке существовало - многое в армии доказывается кулаками. И иногда именно физическая сила расставляет все точки над "ё".
Ведж коснулся ударенного места... Все тело его налилось кровью и пылало, поэтому стало только больнее. Не нужен никакой лед, да и вообще ничего не нужно. Огонь потухнет сам, как только съест столько, сколько ему необходимо. А аппетиты у кореллианского огня широко шагают, между прочем.
В данном случае, Ведж предпочитал думать, что он прав. Прав, потому что не полез в драку первым и вообще понятия не имеет, за что получил, однако предпринял он совсем не то, что требуется от человека его положения. Капитаны так не поступают, капитаны - это уже мозговитый народ, чуть больше, чем ничего в этой гребанной галактике. Однако в душе Антиллес оставался простоватым парнем, посему дал сдачи.
Люк не успел среагировать, да и вообще никто не успел. Да, Ведж уступает в росте, но в нем сокрыта не хилая физическая сила. Просто сухое строение не дает ему мышцам разрастись так, чтоб девчонки таяли, как масло на Ттауине, тем не менее, врезать врагу Ведж умел и любил. Зубов этот недоумок явно недосчитается.
Поправочка - Ведж летал с Уэсом. Уэсом Дженсоном, попрошу! Помните такого? Тот самый, который отпускает от себя в бойцовой яме только покалеченными и инвалидами, посему его давно не пускают в такого рода места. Так вот, если бы Дженсон сейчас видел, как замахивается его капитан и с каким сладким наслаждением ударяет крепким, как застоявшийся лум, кулаком по челюсти росля, зааплодировал бы наверняка.
Драка обещала вылиться во что-то большее. Веж почти ничего не заметил, потому что пауза между вызовом и ответом была маленькая, незаметная. Антиллес никогда не любил бойцовские ямы, но надо сказать, что драка, по какому бы то ни было поводу, все-таки немного снимала напряжение. В шоке, он лишь почувствовал толчок, никакой боли пока не пришло, но когда он чуть напрягся, чтобы вышвырнуть это тело из столовой под гул чужих голосов, до мозга поступила информация о том, что кулак недалекого все-таки прилетел ему куда-то в бок.
Завтра у них о обоих, наверняка, уже не будет живого места на лице и теле. И Шара Бэй будет громко смеяться над видом Веджа, да читать ему морали о том, что он поступает опрометчиво и глупо, что драка на кулаках - это варварский, даже не забудет помянуть святую Империю, метод. Но это будет завтра. Сегодня настоящая страсть двух на какое-то мгновение заклятых врагов, потому что ни Ведж, ни этот офицер уступать не собирались.
Сцепившиеся в драке собаки вывалились из столовой в прямым смысле этого слова. Толпа рассыпалась по ангару, словно прессованный песок, заткнутый пробкой.
Ведж от души приложил косматого пришельца о пол и оказался внезапно спиной на холоде. Перед собой он видел разве что злостное, но уже залитое кровью лицо противника, горящие в бешенстве глаза и огромный, опущенный на его горло локоть. Ведж предпринял то, что мог предпринять в тот момент - с маху ударил парню по уху. Ничего он ему не сломал, ничего не отбил, но на секунду оглушил, с тараканьим проворством выскочив из-под оппонента. Он уже от всей души замахнулся ногой, желая поставить точку, очень недостойную, да и вообще некрасивую со стороны, но остановился на размахе.
Лежачего, говорят, не бьют, а сидящего и мирно едящего, что, получается, бить можно? Ну да. Конечно.
- Офицеры! - Прорычал грудной голос в противоположном углу ангара. Все замерли. И наблюдающие, и пилоты, которые оказались счастливыми свидетелями, и сами зачинщики. К ним приближался решительным шагом вспотевший и побагровевший так, будто бы его в четыре кулака били старший капитан Хортон Сальм.

+1

6

В академии Тайко не был из тех, кто вообще драками интересовался. Он должен был стать пилотом, неплохим пилотом, раз учился в группе Фела и не ходил среди других курсантов на последнем месте, а в этом случае лучше знать, каким образом боднуть чужой истребитель. Занятия, основывавшиеся на кулаках, пришлось усваивать во внеурочное время, в тесном кругу из зевак. Кто этот слух про миролюбивость алдераанцев вообще выпустил? Добровольное разоружение планеты - не значит ничего, кроме, собственно, разоружения планеты. Но пацифизм как-то незаметно возвели в число национальных черт, что никто и не пискнул на самом Алдераане. А все вытекающее уже вытекло, что зажилось среди юных воспитанников Империи сынам славной планеты несладко. Селчу Алдераан любил, даже кивая инструктору на его непродолжительные лекции о том, что каждый из них уже не представитель отдельного мира, а имперец. Смелые и обидные разговоры про трусливых алдераанцев, отказавшихся сражаться, простыми разговорами было уже не унять, и пришлось затыкать рот более буквально. Тогда же и получил первые синяки от недовольных собеседников, и методом проб и ошибок приноровился оставлять отметины на них. С Веджем было другое: никакого диалога прежде, Тайко вполне смог самостоятельно додумать реплики оппонента и обидиться. Диалог состоялся все равно, это верно, но на более простом языке, где и слова подбирать не нужно. На войне короткие и в глубине своей понятные с первого взгляда разговоры ценятся больше всего. Не думал же этот Антиллес, что у него будет время, чтобы полюбоваться на вежливые расшаркивания с его стороны? Еще один стереотип, между прочим. Ну, Алдераан по всем пунктам соответствует высокоразвитому миру с высокой культурой, и воспитание ему тоже соответствует... Да, он обязательно, после всего, что они нарисуют друг другу на долгую память, извинится с благодушной улыбкой на расцвеченом лице.

Но пока до извинений было настолько же близко, сколько и до Татуина лету. Количество тех, кто наблюдал за событиями не скрываясь, неуклонно росло, превращаясь в живую стену. Самые самоотверженные лезли вперед, рискуя и на свой нос поймать соскочившую руку, большинство же следило на более безопасном расстоянии. И все-то в комплекте: и хлеб, честно заработанный в небе, и зрелища, так красочно разворачивающиеся прямо здесь, что и со стула не требуется вставать. Дверь тоже не устояла перед соблазном поучаствовать, и была сметена двумя сцепившимися как ранкоры мужчинами - Тайко особенно остро почувствовал спиной, какая же она была добротная и жесткая. Это ощущение, ярко отпечатавшееся на позвоночнике, сменил по-настоящему ледяной после столовой пол, куда еще его и вжал, помимо собственной силы тяжести, еще и вес низкорослого кореллианина. Откуда в этом карлике столько килограммов? Зло оскалившись, казалось бы, даже в бешеной схватке, причина которой уже почти забылась, не заботясь о целости несравненной улыбки, Селчу все же прижал к дюрастиловому покрытию чернявого недоросля; порадоваться не успел долго, на секунду оглохнув, и снова встретился с металлом обшивки ангара. Вот кореллианская дрянь. Он уж грешным делом подумал, что оглох и вовсе наполовину, когда тишина затянулась в рядах болельщиков, но потом очень четко услышал голос Сальма. Точнее, он услышал одну большую проблему. Двоих красавцев, измазанных вдоволь то ли в своей, то ли в чужой крови, неравнодушные перед старшим капитаном конечно подняли, даже придерживали на случай, если не все они один из одного выбили.

- В карцер до утра. Обоих, чтобы остыли, - открытый космос был теплее капитана, цепко оглядывавшего участников драки, но Тайко как-то пропустил это не самое приятное обстоятельство мимо себя. Он пока занимался тем, что почти стремился гвозди ярко-синим взглядом вбить в Веджа, когда тот точно так же держался на чужих небезучастных руках. Вот и джедай тебе твой не поможет! Съел, собака кореллианская? От Шары Бэй это его не отгонит вероятно, да и шрамы, кажется, украшали еще больше даже героя, но мелкая, гадкая, минутная радость самого мизерного превосходства над тем, кто превзошел его, получалась достаточной компенсацией за подбитый внешний вид. Да и кто сказал, что шрамы украсят только Антиллеса? Кто сказал, что этого вообще может что-то украсить? Все возвышенные чувства и мысли о прекрасном только шустро выветрились, когда те же самые сочувствующие под надзором Сальма впихнули их за глухую дверь в такую же глухую комнату, по температуре напоминавшую холодильную камеру.

+1

7

Ведж со свистом выдохнул. Чего еще было ожидать от Сальма. Эта вечная заноза в седалище терроризировала всех, кто приятельски не улыбался ему. Это не отменяло его лётных качеств и просто качеств хорошего командира, однако плохих и хороших пилотов делает не боевой вылет, а время, которое он смог выжить в небе и количество пройденного пути, проведенного в кокпите. Пока Сальм среди "костылей" шел впереди, но кто знает, когда это закончится. Ведж никогда никому зла не желал... ну так, чтобы реально было зло и так, чтобы реально сбылось. Исключения составляли его настоящие враги, которые не выветриваются в форточку по утру вместе с похмельем. Враги, которых нужно уничтожать физически и никак по-другому. Империя и все, кто поддакивает ей по своей исключительной воле.
Так что они с офицером... как его там звали? Не были врагами. И даже с Сальмом не были, хотя усердно делали вид, что ненавидят друг друга всеми фибрами души. Однако в небе необходимо действовать сообща и все обиды как будто сходили на нет и засыпали на какое-то время. Одним словом, повстанцы могли драться и скалить друг на друга зубы, но не были врагами.
Это, правда, не помешало Хортону уничтожить своего соратника глазами. Сальм был намного старше Веджа, но до сих пор ходил в погонах капитана, а приписочка "старший" только давала повод зевакам похохотать в баре. Вот и кореллианцу захотелось похохотать над важностью Сальма, даже над тем, как ловко он распорядился данной ему властью - в карцер до утра! Прямо легким росчерком пера, с настоящей королевской важностью. Тьфу тебе в твое засаленное рыло, Сальм.
Веджа толкнули. Кажется, его держал Люк. Или Хобби? В общем-то, он не разобрал сначала, но если этот некто еще молчал, значит, это был не Люк. Он бы уже начал нашептывать ему всякие гадости и читать лекции на тему правильного поведения. Хобби же скромно и трагично молчал, как и полагалось хорошему офицеру. Вряд ли сейчас кто-нибудь сопереживал двум драчунам, вряд ли захотел бы вступиться.
Антиллес бросил мрачный подбитый взгляд на второго участника склоки. Белобрысый пилот выглядел ничем не лучше, но именно в таком состоянии Ведж смутно припомнил, где видел его еще. На Хоте было дело. Определенно было на Хоте. А еще он, кажется, летал на "А-крыле". Оу, ну все понятно! Крестожопый увел у прозорливого ашника девчонку что ли? Шара Бэй ведь была его ведомой, не так ли? Задать эти вопросы Ведж не успел, но и не расстроился. Впереди их ждал карцер - не самое плохое наказание, чтобы, и правда, остыть, но и не самое заслуженное для того, кто не начинал драку, а всего лишь защищался. Однако Сальму, узколобому сухарю, было лень разбираться, либо он снова посчитал, что от кореллианца одни проблемы.
Да, это был определенно Хобби. Он помог командиру дойти до того самого карцера и все это время Ведж стоически не проронил ни слова. Сальм мог бы услышать его голос далеко отсюда и тогда ему святил бы еще и какой-нибудь позорный для человека его звания наряд. Спасибо, что хотя бы услужил самым малым. В конце концов, ему еще командовать Красной Эскадрильей.
- Эй! - Проныл Ведж, когда Хобби удосужился его толкнуть и сразу же сделал очень несчастный вид. Публика все еще требовала зрелищ, да? Все, ребята, представление закончено, занавес опущен, а актеры получили то, что заслужили. Впрочем, вы бы могли еще по рукоплескать для приличия, не зря же они вопреки ужасной игре, старались ради вас. Однако рукоплесканий снизошел только хмурый Сальм, словно прочитав мысли Антиллеса. Ведж извернулся, хотя голова и шея как-то подозрительно болели, чтобы посмотреть на старшего капитана через плечо и подбитым взглядом напомнить ему, что он все еще опасный противник. Нет, марать руки об это лицо он не станет, делать его еще более некрасивым, чем оно есть - подавно. Он уничтожит его словесно, как это и бывало. Красиво, изящно, почти бой на световых мечах.
На какое-то время белесый побитый парень пропал из поля зрения, а потом оформился в карцере, как и Ведж. Холод здесь стоял неимоверный, но горячее тело еще сохраняло тепло, которое тем не мене стремительно испарялось. Искусственный белый свет резал глаза и ровные пустые стены серьезно срезали психику. Мгновенно захотелось отсюда выбраться, но с какой-то даже издевкой, за ними захлопнули дверь, трижды постучав после. Теперь этим двоим предстояло мариноваться в одной банке, но заболевшие расслабленные кулаки не захотели больше сжиматься, а злость куда-то подевалась вместе со спасающим теплом, огнем внутри. Кореллианец явно успокоился и перебрался в противоположный угол. Ведж планировал опуститься на корточки, но получилось, что он сполз по стене обреченно и безнадежно, опустив подбородок на уровень груди. Только густые черные брови хмурились, напоминая о том, что память ему не выбить даже лютым холодом.
По сравнению с Хотом, этот карцер был - набуанским пляжем. А представьте какие карцеры были на Хоте! А в условиях полевой армии, карцеры были столь же необходимой вещью, как столовые, кантины и казармы. Однако дисциплина была на высшем классе. Потому что драться на холоде не хотелось, замершие мозги всегда находились в трезвом состоянии, а тело трясло от одной мысли попадания в тамошний карцер.
Наконец-то Антиллес выдохнул. Ладно, что тут у нас. Парень, который избил тебя ни за что, твое разбитое лицо и опухшие костяшки пальцев, неприметный вид, хохот офицеров за дверью и Хобби, который по кой-то ранкорский хрен его еще и подтолкнул в спину, маленькое предательство. В общем... ничего удивительного и нового. За исключением того, что это был первый раз, когда Веджа наказали за его рукоприкладства и посадили в карцер.
Удивительно, но за все время службы в Альянсе, он ни разу должным образом не наказывался, даже если творил полную хрень. Он даже начал думать, что гениям в своем деле здесь прощаются некоторые промахи. Но Сальм, как и положено Сальму, гения Веджа не признавал.
- Окей, ну, что, кто заговорит первым. Ты или я? - Ведж поднял хмурые и, казалось бы, все еще злые глаза. Но злости не было в комнате. И начинало немного потрясывать, а тишина придавала их положению настоящую чуть ли не музыкальную трагичность.

+1


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » Ревность


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC