ЛУЧШИЙ ПОСТ:
— По, быстрее, опоздаем! — крик Шары, кажется, донесся до всех уголков дома, а сама она быстренько сделала последний большой глоток подостывшего кафа, отставляя кружку куда-то в сторону... — Shara Bey

САМЫЕ АКТИВНЫЕ:
ЦИТАТА НЕДЕЛИ:
«Люк для сестры всегда казался несгибаемым, порой она спрашивала себя, найдется ли с галактике сила, способная сломать ее брата, и отказывалась искать ответ, потому что боялась узнать»,Leia Organa Solo

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД И ИГРОКИ НЕДЕЛИ:

Добро пожаловать на ролевую игру GALAXY FAR, FAR AWAY по известной вселенной Star Wars. Действия игры разворачиваются во всех временных рамках, учитывая расширенную вселенную. А это значит, что у нас будут рады и Ревану, и графу Дуку под руку с принцессой Леей и «не последним» товарищем Финном. Игра разделена на зоны, где каждый герой может начать свою историю заново или написать ее так, как давно мечтал! Галактика большая, и в ней найдется место всем и каждому. Если у вас есть вопросы, поищите ответы в FAQ, возможно, их уже задавали до вас. Связаться с администрацией вы всегда можете в гостевой.

«Все очень просто.
Нужно только решить, чего ты хочешь». (с) ПОРГОВ ХОЧУ!

Рейтинг форумов Forum-top.ru


АДМИНИСТРАЦИЯ:
Генерал СелчуМиссис СелчуЕе Величество АмидалаСкайрокер

САМЫЕ НУЖНЫЕ:

Вверх страницы

Вниз страницы

A GALAXY FAR, FAR AWAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » Невысказанная просьба


Невысказанная просьба

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s7.uploads.ru/t/Iy92A.gif http://s3.uploads.ru/t/chYyS.gif
Невысказанная просьба15 год после битвы при Явине

Wedge Antilles & Winter Celchu

♦ Квартира Селчу, Корускант

У Веджа есть просьба, одна маленькая просьба, которую Винтер выполнила уже давным-давно и только и ждет, когда у нее об этом догадаются спросить.

+1

2

Ни для кого не было секретом, что для Веджа Антиллеса все перевернулось с ног на голову. В один момент вся его жизнь поменялась, наполнилась каким-то странным смыслом, который еще не до конца осознавал сам кореллианец. Он-то привык жить по совсем другим правилам и мирился с иными устоями, а здесь. Подкидыш, который ему ловко организовал Скайуокер, какой-то извечный кипиш на нижних уровнях Корусканта, косые взгляды Органы, которая непонятно чего от уставшего Антиллеса требовала, да Селчу, словно снова в центре всего этого водоворота спокойно говорит: "ну а что ты ожидал?". В самом деле. Чего он ожидал? Да хотя бы тишину он ожидал! На большее не претендует.
Когда ты всю жизнь только и делаешь, что сражаешься, наступает момент, когда все твое существо просит успокоиться и осесть на дно. Когда ему было двадцать шесть и он командовал пронырами, у Антиллеса складывалось странное ощущение, что ему далеко за тридцать и он заядлый на опыт старик, которому только и остается, что таскаться с малышами и новыми пилотами, почти ложечки им в ротик вкладывать, да дюзы их голые прикрывать. Теперь, когда ему уже тридцать, ничего, кажется, не изменилось, только разве что он сменил космос и небо на землю и чуть приспустил паруса. Поменял не жизнь, но ее образ и в общем-то, остался с голым седалищем. Где жить у него было, а вот ради чего - это уже пустой драматизм, но кужа уж без драматизма в наше-то мирное время. Чем-то надо приправлять пустое существование и по какому-то поводу наполнять кружку, иначе это уже будет глупый алкоголизм, а поминание друзей давно уже не вызывает того трепета в душе, какое оно вызывало в то время, когда нынешние друзья все еще могли отправиться к прошлым.
Воякам обязательно нужно сражаться с чем-нибудь, даже если противником уже выступает не обтянутый в черно-белую броню имперец, а он сам. В битвах они родились, в битвах выросли и в битве им необходимо умереть.
Правило это действовало далеко не на всех. Интересным примером иного мышления являлась семья Селчу. Тайко и Винтер выросли в условиях ничем не лучше тех, в которых вырос Ведж. Они вместе ступали со ступеньки на ступеньку, переходя грань за гранью, ближе к победе. Видели много пустых смертей и еще больше пустых жизней, но, правда, Антиллес до сих пор готов недоумевать каким образом Тайко и Винтер удалось построить свою мирную жизнь, навсегда закрыв на замок сундук с прошлым и оставить бластеры, запереть в ангарах самолеты. Но, как говорится, все проще, когда кто-то делает то же самое вместе с тобой. Тайко повезло, Веджу - нет. Вот и вся правда. Никакой дополнительной удачи, никакого холодного расчета, никакого точного попадания. Просто одному повезло получить мир, другой, замешкавшись, застрял.
Но даже если сейчас Веджу и протягивали руку, он отказывался ее принимать. Вредный, но вместе с тем глуповатый кореллианец, который, словно ему не тридцать, а все пятьдесят-шестьдесят, сторонится всего нового, чего понять не смог с ходу. Так, он серьезно растерялся, когда Скайуокер спихнул на него По и с тех пор даже не поинтересовался, как парню вообще с Антиллесом живется. Нет, Дэмерону, в то же время, было грешно на что-нибудь жаловаться. Ел вдоволь, по выходным даже набивая живот чем-нибудь вредным, учился он хорошо, скоро ему должно было стукнуть четырнадцать и для него уже все было готово в академии. Люк знал, куда отправлял По. А главное, джедай знал - к кому.
Ведж не мог оставить его, даже если бы захотел. Дети, оставленные без родителей всегда были для него особенно больной темой. Ему повезло, что в его жизни был Террик. Даже Хэл Хорн! Но у По никого не было. Не было старого контрабандиста, который научил бы его жизни, не было вредного КорБезовца, который лишний раз напоминает о том, какое он, в сущности, дерьмо банты. Каждый раз, когда Ведж слышал предательские: "у тебя ничего не получится. Ты даже среднюю школу не закончил, ты сдохнешь, как вомпа в канаве", ему хотелось делать все, чтобы утереть Хэлу Хорну нос. И у него, наверное, получилось. Он вырастил сынка Хорна, Бустер гордится своим названным сыном.
Кэс Дэмерон не мог о себе-то теперь позаботиться и с трудом ложку держал и вряд ли помнил, что у него вовсе был сын. Так скажите, как Ведж мог оставить этого парня. К тому же желания По Ведж понимал и хоть как-то мог удовлетворить. А если есть хоть один человек в этой галактике, кому Ведж все еще может помочь, он, как бы не морщил нос, сделает это. Потому что повстанческую душу не убить даже самым тихим миром.
Но было кое-что еще. Кое-что, что заставило Веджа отправить По заранее на мед обследование перед поступлением в лётную республиканскую академию, а самому сесть в спидер и умчаться к Селчу. Кое-что, что его тревожило в последнее время особенно сильно. И откровенно не давало спать.
Говорят, что люди чувствуют, когда встречают своих родных. Бред это. Не чувствуют. Когда Ведж встретил По в том порту на Корусканте, он не почувствовал ничего, кроме легкого раздражения и усталости. Теперь же у него сердце не на месте было. По было четырнадцать. Не тринадцать, как он рассчитывал. И родился он зимой. За два года до битвы при Эндоре. И до того, как Шара Бэй вышла замуж за Кэса Дэмерона.
"Ситхово Семя, как меня это достало", - поймал он себя, стоя на пороге квартиры Селчу. Если был человек, который мог бы помочь Веджу и при этом крепко держать язык за зубами, то он проживал здесь. Точнее, она. В Ведже же изначально с писком где-то умер разведчик, посему всякие его попытки что-то сделать тихо и незаметно вечно превращались в какой-нибудь бардак и головную боль, из которой ему приходилось изощренно выбираться. Что на Корусканте, что на Тайффере, что у Билбриджи, что по жизни. Как бы ни хорошо была спланирована операция, она обязательно с треском провалится, если в ней участвует Ведж Антиллес. Горе разведки и ее особое наказание. Хорошо, что генерал Кракен это во время понял.
Посему, возьмись он сам устанавливать факт своего отцовства, через два часа об этом бы вся галактика знала. Ему был нужен человек, который сделает все за него.
В конце концов, он набрался смелости и резко спикировал вниз, позвонив в квартиру. Какая бы правда ни ждала его на самом дне, он либо сделает это, либо нет. А Ведж Антиллес обычно делал, нежели отказывался от того, что приходило в голову. Однако безумнее идеи, нежели проверить факт своей причастности к рождению ребенка четырнадцать лет назад, он, наверное, не делал ничего и никогда в жизни.
Даже когда в сопровождении двух истребителей брал звездный разрушитель. Нда.

+1

3

Первой мыслью сразу же во время пробуждения было то, что надо каким-то чудом заставить себя встать с кровати и открыть дверь. Миссия казалась невыполнимой, отчего ее сразу же бы записать в провальные, и полежать еще "ну буквально минутку", но совестливость перед неизвестным человеком за дверью оказывалась все сильнее. Итак, на раз-два-три надо оторвать голову от подушки, себя от кровати, каким-то краем сознания отметить тот факт и даже порадоваться, что упала подремать-таки в одежде.
Во сколько Винтер вообще притопала на порог, уже даже самой вспомнить трудно. Единственным вразумительным ответом на таковой вопрос, если он будет озвучен, будет: "поздно". Тайко уже спал, так что все, что оставалось, так это постараться как можно тише устроиться рядом с ним, дабы не разбудить. Бороться со сном не было ни сил, ни особого желания. А сейчас и вовсе стало ясно, что Селчу усвистал куда-то еще до ее вынужденного пробуждения. Ну, может быть оно и к лучшему.
Открывает дверь безо всякой задней мысли о том, кто может находиться за ней. А обнаружился человек, которого Винтер не видела уже порядочное количество времени. Или так только кажется? Чувство времени ни у кого не бывает безошибочным. Так, когда они последний раз пересекались - память подвести не может, так что...
- Ведж? Привет, - Несколько удивленно смотрит на мужчину, потом переводит взгляд на невидимую точку куда-то позади него, чтобы хоть как-то скрыть чересчур сильное удивление. В самом деле, как будто на пороге этого дома так уж и топчутся ежедневно десятки и десятки людей, в основном пришедшие-то одни и те же, и рано или поздно можно было бы дождаться и Антиллеса, пусть ей это и давненько не удавалось. И вот оно, явление кореллианца народу, так что надо не держать его на пороге, а в квартиру, или и дальше убежит, по каким-нибудь еще делам. О, он обязательно сможет найти пару-тройку десятков занятий настолько неотложных, что держись вселенная, Антиллес выступает!..
- Заходи давай скорей, - распахивает дверь чуть пошире, впуская мужчину в коридор, и сама отходит чуть в сторону, чтобы предоставить побольше места. Перед тем, как закрыть входную дверь, высовывает любопытный нос из квартиры, осматриваясь. Слишком непривычно такое относительное спокойствие и тишина вокруг, хоть на стенку лезть, хотя уж вот этого она делать не собиралась, больно много чести.
Беглый взгляд на гостя прибавляет к еще не до конца проснувшемуся разуму загадок и вопросов, которые сама Винтер еще задаст, а Ведж - ну, что же, хорошим исходом этих расспросов можно будет назвать тот вариант, где он отвечает хотя бы на треть вопросов, большее вряд ли из него удастся вытянуть. Антиллес, казалось, точно мог определить содержание вопросов и построение их в диалоге, и побольше бы ему выдержи, так цены подобным качествам не было бы. Но увы и ах, известный в определенных кругах норов такому развитию событий только препятствовал.
- Тайко нет, - едва удерживается от неуверенности в собственных словах вроде "кажется", но вовремя останавливает себя и качает головой. Нет, в квартире его очевидно нет, а куда он подался, тоже не понять. Что же справедливо, при учете того, что он сам редко когда знал, в какие края заносило или вот-вот занесет Винтер, да и спрашивал уже куда реже. Привык. - Я могу тебе чем-то помочь?

+1

4

В Селчу всегда была какая-то особенная атмосфера. Аж в душе защемило. Ведж попытался быстро отогнать от себя навязчивые мысли. У него тоже была эта атмсофера, у него тоже была женщина на пороге. Теперь его встречает только ржавый дроид и столь же ржавый паренек, который камнем ударил ему по голове. И как бы там впереди ни вышло, саму суть всего уже ничего не поменяет. Его жизнь разрушена, но разрушаться она начала задолго до полного краха. Его дом был взорван задолго до того, как один из КорБезовцев кинул туда гранату, все стало пылью до того, как он осознал это. Но словно непродолжительная и не самая быстро скорость света достигла его далекой галактики слишком поздно. В ней, по сути, уже все уничтожено было, а он получил картинку полного покоя. Обмануться легко, ведь, по сути, ты ничего не знал. Но это уже не является оправданием. Ни своей жизни. Ни своему пьянству.
Он здесь, на пороге, перед Винтер, не потому что ужасно соскучился за ней. Хотя стоило бы. Винтер все-таки будущая жена Тайко, его в общем смысле будущее, да и пережили они с ней многое. Винтер была неотъемлемой частью Разбойного Эскадрона, хотя никогда не умела хорошо водить крестокрыл. Без нее многое бы в той войне было проиграно. Как одна из тех шестеренок огромного, синхронно работающего механизма.
Нельзя было сказать, что она сожалела о мирной жизни. По Винтер вообще трудно было что-либо судить априори. Все, чем она могла себя выдавать, девушка прятала так хорошо в себе, что на драном таун-тауне не подкатишь. И все же сам факт этой самой брони, которую она не торопилась снимать даже под крышей собственного дома, говорила о многом. Может быть, эта та самая ошибка, которую они с Миной допустили? Посчитали, что больше не нужно защищаться и закрывать на ночь двери. Больше не нужны бластеры? Уж тут, на Корусканте, они точно не были нужны, но Ведж засыпал при мысли, что защищен и в любую секунду достанет оружие. А там, на Кореллии несколько лет назад, он засыпал с другими мыслями. И жизнь его теперь - руины.
Прав тот, кто не забывает. Даже если очень хочется. Антиллес один раз дал себе обещание, но не сдержал его, соблазнившись легкой жизнь. И эта "легкая" жизнь отобрала у него все.
Терять коммандиру в отставке было нечего. Он больше человек не военный, ни перед кем не отчитывается. Но сам себе является самым строгим командованием, перед которым еще даже врать не научился. Или научился, но командование все равно распознавало даже самую малейшую ложь. Невозможно быть нечестным с самим собой. Ты честен с собой даже тем, что признаешься в своей лжи.
Он огляделся, заглянул за каждый угол, который попался на пути. Как-то в компании По особо не посвищешь любопытством. Приходится держать статус и хвост морковкой, иначе этот спиногрыз почувствует слабость и набросится...
Кстати, о чувствах. Кореллианца они никогда не подводили. Никогда. И теперь, наверное, тоже. Не то, чтобы Ведж стеснялся просить Винтер об услугах... просто чувство, что уже и без того все ясно, оно не отпускало и делало Антиллеса каким-то прибитым стеснением.
Он потер руки и снова ощутил это гнетущее чувство растерянности. На этой кухне он недавно был и пил, как сумасшедший, а теперь вот... на более-менее трезвую голову. Да, более-менее. Ему собственное состояние казалось немного опьяняющим, хотя он ни капли сегодня ни принял.
- Я не к Тайко, - еще один скользящий по идеально ровным стенам взгляд. Ни к чему не обязывающий, ни о чем не говорящий, кроме как о внутренней скованности, которая все никак не проходила. Выпить бы чего-нибудь. Не обязательно алкогольного, чтобы прочистить горло.
И перейти к делу. Ведж любил рубить с плеча и говорить с ходу, но именно в этом случае захотелось поиграть словами.
- Чем по жизни занимаешься, Винтер? - Голос совсем подводил. - Можно воды? Он почти мгновенно нашел графин с прозрачной кристальной и, надо полагать, спасающе холодной водой.  - Все еще сидишь в разведке? Какой-то идиотский разговор выходит, но какой есть, другого не дано.

+1

5

В Антиллесе всегда было что-то, недоступное пониманию Винтер, до чего не докопаешься, имея доступ к личным делам, имея мало-мальские связи, и проживая с его лучшим другом в одной квартире. Загадка, которую она уже бросила разгадывать давно, оставляя до лучших времен, уповая на то, что таковые вообще будут. Ну что же, пока не наблюдалось, все в светлом будущем.
Оставалось кое-что другое, неизменное, чего не сотрут даже десятилетия.
- Да, конечно, - не меняясь в лице, находит среди импровизированного склада посуды - и когда уже руки дойдут до того, чтобы разобрать эти нагромождения хоть у кого-то из них?.. - кружку почище, и наливает в нее воды из кувшина. Поколебавшись, придвигает к Антиллесу и сам графин, на крайний случай, а сама садится на стул рядом, позволяя себе немного расслабиться, и отворачивая взгляд чуть в сторону от кореллианца, прищурившись, принимается изучать стену напротив, лишь раз покосившись на внеурочного гостя.
Она слишком хорошо знает это выражение лица собеседника, когда ему наверняка что-то нужно, но не знает, как об этом стоит начать попросить. Антиллес мялся, не знал с чего начинать, а ей и не хочется его торопить, скажет, как созреет для вопросов. Пусть спрашивает и про разведку - разве что вряд ли ему так уж интересно будет услышать ответ. Он уже спрашивал об этом в последнюю встречу, все также не зная что сказать. Вряд ли вспомнит такую мелочь, в собственном понимании, а вот Винтер еще и не забудет вовек. С другой стороны... сколько раз практика показывала, что бесполезной информации не бывает? Вот и в этот раз не прогадает, хотя вот как раз-таки предвидение будущего не входит в перечень ее умений.
- А где же еще? Ты же не думаешь, что я уйду в отставку? - При огромном желании в голосе девушки можно было уловить вопросительные нотки. Разведка - дело всей ее жизни, точно так же, как для него или для Тайко полеты; у всех было какое-то призвание, без которого невозможно себя представлять. Некогда Винтер все сумела подменить работой, и это, признаться, удавалось удивительно неплохо.
А потом случился Тайко, и его уже никакой работой от себя было не перекрыть. - А как твои дела? Как в отставке? - в голосе маловато интереса, звучит как сухая формальность, мол, любезность за любезность. Остается лишь уповать на знание Веджем манер невесты Тайко, а уж тот поймет, вместе прошли не так уж и мало.
- Присаживайся, - кивает на мебель напротив себя. Кажется, кухня вобрала в себя все минимальные удобства, рассчитанные на среднестатистическую квартиру. В половине комнат мебели не было вообще, и чтобы это не слишком бросалось в глаза, двери в эти комнаты были прикрыты большую часть времени. В остальное время было попросту не до них, а коробки, стоявшие некогда вообще на пороге, просто переносились с места на место. Как если бы вообще было так уж много, что переносить. Сделать бы ремонт, но оба алдераанца с самого переезда молча синхронно закрывали глаза на такую досадную мелочь, как улучшение жилищных условий.
Ходить вокруг да около необходимого слишком долго им вряд ли хотелось, но почему-то только так и получалось. Бессознательным жестом поправляет распущенные волосы, и, скрестив ноги, снова переводит взгляд на мужчину, приготовившись слушать, хотя вряд ли много расскажет.

+1

6

Ведж улыбнулся. Нет, он даже подумать не мог, что она может уйти в отставку. Только они, глупые пилоты, допустили такую фатальную ошибку. Разведке в этом смысле было проще. Всем, кто работал на земле в любом случае было проще. От неба, как бы там ни было, иногда начинаешь уставать и в результате человеческая натура просит вернуться на землю, создать гнездо, зажить нормально. Никто не предупреждал, что с этим желанием приходят жертвы.
Витер не представляла себя в мирной жизни, да и для мирной жизни она не была создана. Как и Тайко. Наверное, поэтому она все еще прыгает по галактике, поэтому им с Тайко живется куда лучше. Он занял себя преподаванием в академии и, кажется, себя в этом нашел, а Ведж... Ведж в очередной раз психанул, не в силах смириться с застоявшейся водой, когда привык к быстрому журчащему потоку. Бумажная работа, постоянные отчеты и ответственность за тех людей, которых он не выбирал самостоятельно, это убивало в нем желание дальше заниматься общественно полезными делами. Он видел в парнях и девушках потенциал, но больше он видел отсутствие его. Он видел, что потуги бывают тщетными, старание - пустым. За строгость и принципиальность Антиллеса студенты невзлюбили. Никто не полюбит преподавателя, который портит сладкое обучение своими жизненными истинами. Одним словом, Ведж этого терпеть долго не мог и не хотел и закончил то, что стояло костью в горле, вместе с тем лишившись даже иллюзии простого бытового блага.
Посему, наверное, он завидовал Селчу. Им обоим. Винтер, за то, что она осталась верной себе, ее жизни - за то, что у нее нет поводов выкинуть разведчицу на берег, как старую, никудышную рыбу. И Тайко, за его старание и попытки, которые рано или поздно все равно когда-нибудь чем-нибудь будут вознаграждены. И ненавидел на их фоне себя, за то, что не может сделать то же маленькое усилие.
- Нет, не думаю, - он с улыбкой потупил взгляд и даже неловко склонил голову. Связующие фразы - всего лишь прелюдия к нормальному разговору, ради которого Антиллес к ним зашел. А ведь это тоже своего рода старание. Подняться, приехать, решиться. Вот как раз "решиться" и было ключевым словом. Он себе-то во всем едва признался, а теперь Веджа перетряхивало от мысли, что это придется проверять. Лучше бы не ковырялся в этой теме, пусть все было бы так, как было.
Что ему дадут результаты теста? Осознание, которое еще больше отравит и без того горькое существование. Рассказать По он все равно во век не решится. Разрушать чужую жизнь из-за своей глупости... Ведж не такой человек. У По была целая жизнь впереди.
Однако этот вопрос: "как в отставке" хоть и был сказан сухим, винтеровским тоном, без какого-либо подтекста, по которому ничего, в общем-то и не осудишь, задел Веджа за самое живое и горячее. Он скривил лицо, как раненное животное и встрепехнулся, почти зарделся от собственных эмоций. Как в отставке, коммандер? Как. В ситховой. Гребанной. Сраной. Отставке. Мать Безумия.
От досады даже уши заложило. Ведж проглотил язык ровно на секунду, но наблюдательная Винтер явно все это заметила. Не зря она одна из лучших разведчиц Альянс... ах, нет, Новой Республики.
Он и присел. Точнее, грузно упал на предложенное место и сложил руки в замок на столе. Собственные пальцы ему казались интереснее, нежели прямой, бессмысленный взгляд альдераанки. Ведж, словно ребенок, робко поднял теплые, темные кореллианские глаза и вдруг заметил для себя, насколько Тайко и Винтер похожи. Настоящие альдераанцы. Принцесса Лея, которая, в общем-то, по праву рождения не была альдераанкой, выбивалась из стоя безупречных, светловолосых людей с мягким, простым, но пронзительным светлым взглядом. Лея Органа была скорее кореллианкой - темноволосой, немного резкой, с глубокими карими глазами и кроткими, почти острыми чертами лица, нежели альдераанкой.
Вся синева умершего альдераанского неба была в тех глазах. Даже немного жутко остановилось.
- Нормально, живу, как видишь - уже прогресс на фоне общего регресса. Маленький, но шаг вперед, несмотря на то, сколько шагов было сделано назад. - Я к тебе по одному вопросу. Очень личному, - того, что Винтер разболтает что-либо, в голову не пришло. Такого вообще по определению не могло быть - не хочу, чтобы Тайко знал или кто-то другой. Не надо было волноваться и то, что Винтер отнесется к этому предвзято, рассмеется в лицо или типа того. Она выслушает, что бы он ни спросил все с таким же видом и даже ухом не поведет. Ведж много раз видел это. Как ее стабильное спокойствие не ломали даже вслух высказанные тупые вопросы или самые безумные планы.
Антиллес набрал полную грудь воздуха и начал свою речь:
- Несколько месяцев назад, или недель, не знаю, Люк Скайуокер прислал ко мне одного парня. По Дэмерона. Сказал, что это было желание Шары Бэй. Не знаю, помнишь ты ее или не знакома с ней, не суть. Я имел... отношения с этой женщиной когда-то. Мне было... 22 года. Вся эта история, только расскажи ее вслух, выглядела уж совсем глупо. Антиллес начал перебирать пальцами и пожалел, что не взял свою извечную монетку. - Я просто хочу знать, не может ли он каким-то образом быть моим. И ведь абсурд. Абсурд! Кореллианец заулыбался. Стоило только озвучить, как вдруг понимаешь, какую дурь спросил и какие идиотские вопросы тревожили душу. Он не может быть его. Шара не могла от него все это скрыть, просто ... не могла. Они простились с таким тепло в сердце, она бы не пошла на такую женскую подлость. И все же. Он задал этот вопрос и слышал, как звенит тишина на кухне.

+1

7

Личные вопросы были к разведчице у каждого третьего, и ничего удивительного, что теперь они начали исходить и от этого корелианца. Другой вопрос лишь, в чем они заключались, а там уже и наступает пора размышлений, как лучше все провернуть. - Говори.
Веджу стоит назвать всего лишь одно имя, а память уже услужливо, как на тарелочке с каемочкой, выдает нужные воспоминания. Та же самая квартира, практически та же самая просьба. И точно такая же реакция от Винтер, и ни одного признака удивления. По Дэмерон, и все, что она смогла разузнать о нем, тут же приходит на ум. Разумеется, что девушка уже знала, проведя все необходимые манипуляции еще тогда, дабы развеять сомнения и невысказанные вопросы по этой теме. Она не горела желанием проводить с Антиллесом подобные беседы, но про себя признавала необходимость своего участия в них. Если Селчу по каким-то причинам - а тему былой лихой личной жизни друга они с того разговора не поднимали - не сообщил все сам, то теперь сообщить новость предстояло ей.
Его беспокоит, узнают ли другие. Во многих случаях, вполне себе объяснимо, иногда - разумно. И ели это то, что ему требуется, то она будет молчать.
Обрадует его результат или нет? Опять же, в распоряжении имелись одни лишь предположения, не более. Проныры ранее уже неоднократно умудрялись удивить разведчицу своими словами и поступками, но все это по большей части было далеко от такой, можно сказать, бытовой темы. Другое время не предполагает изменений в характере, а наоборот, подкрепляет как неопровержимый факт.
Винтер смотрит, чуть нахмурив светлые брови, словно выжидает подходящего момента чтобы сказать то, что на уме.
Эта просьба должна была бы удивить ее куда больше, если бы Тайко, сам того не ведая, уже подготовил к этому разговору. Что остается кореллианцу? Он ждет ответа, нравится ему это, или нет. Быть может, надеется в тайне на резкий отказ, или хотел бы узнать правду чуть ли не здесь и сейчас, и если бы он только знал, что ответ уже есть, и кто уже провернул за его спиной все манипуляции? О, тогда он едва ли будет в восторге.
- Я помню всех, как ты знаешь, в том числе тех, кого уже нет с нами. Нет, я не знала ни ее, ни сына, - наконец отзывается алдераанка, и, оторвав наконец взгляд от одной точки, переводит на свои ладони. Память вне профессиональной деятельности можно было бы назвать проклятием, но никто и никогда не слышал от Винтер и намека на жалобу, все она держала при себе, не допуская кому бы то ни было оказаться даже близко к собственному сознанию. С именем под стать характеру, тем более таким, казалось, уже ничего давно не должно задевать.
В конце концов, разведка могла без Винтер, но Винтер не могла без разведки.
- Ты уверен, что хочешь узнать правду? - Несмотря на сухость тона, смотрит прямо в глаза Веджу, не позволяя ему отвести свой взгляд. Его выбор, это всегда выбор только самого человека, знать и жить с правдой, которая, как известно, глаза колет, или наслаждаться блаженным неведением, не обращая внимание на очевидные вещи. Она сама выбирала правду, он выбирал правду, и вопрос является чистой формальностью. А может, и откажется, а Винтер не составит труда притвориться, что она не знает столько подробностей его биографии. - Что тебе это даст? Ты скажешь Дэмерону, что являешься его отцом, если это так? - Невозможно назвать Антиллеса трусом, никто не мог позволить себе такого. Но в собственных выводах иной раз упрекнуть можно было.
- Твое отношение к нему изменится, если все окажется неправдой? - снова чуть хмурится, опуская голову. Это только дня нее самой все могло было быть ясно, как день. Разведчица умела принимать решения сходу, и в то время как подавляющая часть могла подумать о вопиющей непродуманности, другие знали, что все было тщательнейшим образом продумано.
И все-таки радует, что Тайко нет в квартире, кто знает, скорее всего и разговор мог бы выйти куда более тяжелым.

+1

8

От вопросов Винтер как-то даже кровь начинала стынуть. Ведж почувствовал себя на школьной скамье перед строгим преподавателем, который при этом задумал его отчитать. Перед классным руководителем, имеющим на него зуб и виду на его воспитание. Так частенько бывало, когда родители жили в космосе. Ведж учился на Кореллии и был там предоставлен самому себе, маме и папе оставалось только уповать на благоразумие самого Антиллеса и тщательное наблюдение за ним Сиал. Но Сиал почти никогда не было до него времени, у девочек в свое время свои заботы. И за Веджа брались такие вот настырные училки, у которых серьезно недоставало сочувствия к роду человеческому.
Впрочем, та учительница считала, что Ведж всегда может быть лучше, нежели он есть. Может лучше рисовать, может лучше себя вести, может включать голову. Он был... легкомысленным ребенком. Очень упорным и совестливым, кстати говоря, все, что касалось учебы. Ему доставляло удовольствие рисовать и он всегда хотел делать это намного лучше всех остальных, но когда мистересс Хэль вставала перед ним, выпячивая несуществующую грудь вперед, ставила руки в бока и говорила почти тоном Винтер Селчу: "ты уверен, что хочешь узнать правду?", ему становилось просто до трясучки страшно.
Так что же, Ведж. Хочешь ли ты знать правду? Он и сам не решил. Ему тяжело было дать ответ. Да, именно за этим сюда он и явился. И нет, потому он реально не знает, как будет жить после любой правды. Если По таки не является его сыном, упадет ли камень с плеч или Ведж почувствует себя еще до кучи маразматичным одиночкой, который даже в незнакомых детях готов искать своих несуществующих. Или, может быть, дело было совсем в другом?
Вопрос за вопросом ударяли по щекам. Винтер почти втоптала его в чистейший пол своей кухни и смотрела на него холодным взглядом победительницы, а Антиллес даже пискнуть не смел, насколько быстро оказался побежден и сломлен. Ей хватило задать вопрос... а ему хватило секунды, чтобы засомневаться в себе.
Он был уверен, что будет готов к любому ответу, но не был готов даже к вопросу, вот как. Надо было подождать еще или сделать все самостоятельно, к каким бы последствиям это ни привело. Все равно, будь По его сыном, это узнается когда-нибудь, а если же нет... тогда и скрывать нечего было, просто Антиллес любит развлекаться с генетическими тестами. Верите? Он даже всех соседей проверил на предмет родства.
По был явинцем, но не был дураком даже в свои четырнадцать лет.
И без теста можно было сопоставить некоторые факты. Громко говорящие. Но кто знает, с кем еще спала Шара Бэй. Может быть, она была знакома с Кэсом во время своего романа с Веджем. А что. Чем ситх не шутит.
Ну и придурок ты, Ведж, ну и круглый идиот.
- Нет, - повержено выдохнул Ведж, понимая, что сдался. Все. плечи опустились, руки потеряли хватку и больше не хотелось теребить собственные пальцы и ковыряться в коротких чистых ногтях. Если бы перед ним было зеркало, он бы густо покраснел, смотря себе самому в глаза. Но на него смотрела сама строгость, суровость и беспринципность - госпожа Винтер пока-еще-не-Селчу, а он прогибался под этим взглядом и, ей Звезды, если бы он был ребенком, тут же разревелся от такого давления.
- Я не расскажу ему. Мне просто надо знать. Не для него. Для меня. - Он каждое предложение разделял отчетливой точкой в интонации. Интересная все-таки резьба на деревянном столе. Он сидел тут совсем недавно, но тогда даже не заприметил того, что Тайко обзавелся деревянным столом в своем доме.
Думай о чем угодно, только не о По. Не о своей ответственности и не о том, что будет дальше. Ты ведь умник только в небе, да, Антиллес? На земле твоя голова работает, когда надо составить план или продумать стратегию. В жизни ты - задушенная рыба, до кучи до этого несколько раз прибитая веслом, только и можешь, что безвольно по инерции открывать рот и плыть в жесткие сети, наблюдая закат своей рыбьей свободы.
Винтер не говорила ему пока еще "да" или "нет", она предположила оба варианта, но Веджу становилось почему-то не по себе от слова "неправда". Он-то, как оказывается, себя уже уверил в том, что это правда. Хотел он признаться себе в этом или нет, но он почувствует укол разочарования, если чувства и расчеты подведут его. Ладно. С чувствами погорячились, но цифры-то никогда не подводят! Не математическую головушку кореллианца точно.
- Отношение... Какое? - Он нахмурил черные густые брови и пожал плечами. - Я меняю мнение о людях только в том случае, если они стреляют мне в спину. Он хотел было добавить: "и ты ведь это прекрасно знаешь", но удержался и проглотил самоуверенность вместе с языком.
- Это же не допрос, Винтер. Если тебе сложно помочь мне, я не настаиваю. Ну все, психанул. Тихо и где-то очень глубоко в себе, но психанул. И резко поднялся на ноги, громко отодвинув назад стул. Еще одно слово и он якобы гордо выйдет вон, но кого он обманывает только. Гордость та будет напускная, он сбежит. В очередной раз.
Тактика "бей и беги" всегда была настоящим фирменным блюдом Веджа Антиллеса.

+1


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » Невысказанная просьба


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC