ЛУЧШИЙ ПОСТ:
— По, быстрее, опоздаем! — крик Шары, кажется, донесся до всех уголков дома, а сама она быстренько сделала последний большой глоток подостывшего кафа, отставляя кружку куда-то в сторону... — Shara Bey

САМЫЕ АКТИВНЫЕ:
ЦИТАТА НЕДЕЛИ:
«Люк для сестры всегда казался несгибаемым, порой она спрашивала себя, найдется ли с галактике сила, способная сломать ее брата, и отказывалась искать ответ, потому что боялась узнать»,Leia Organa Solo

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД И ИГРОКИ НЕДЕЛИ:

Добро пожаловать на ролевую игру GALAXY FAR, FAR AWAY по известной вселенной Star Wars. Действия игры разворачиваются во всех временных рамках, учитывая расширенную вселенную. А это значит, что у нас будут рады и Ревану, и графу Дуку под руку с принцессой Леей и «не последним» товарищем Финном. Игра разделена на зоны, где каждый герой может начать свою историю заново или написать ее так, как давно мечтал! Галактика большая, и в ней найдется место всем и каждому. Если у вас есть вопросы, поищите ответы в FAQ, возможно, их уже задавали до вас. Связаться с администрацией вы всегда можете в гостевой.

«Все очень просто.
Нужно только решить, чего ты хочешь». (с) ПОРГОВ ХОЧУ!

Рейтинг форумов Forum-top.ru


АДМИНИСТРАЦИЯ:
Генерал СелчуМиссис СелчуЕе Величество АмидалаСкайрокер

САМЫЕ НУЖНЫЕ:

Вверх страницы

Вниз страницы

A GALAXY FAR, FAR AWAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » Честь и честность


Честь и честность

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://41.media.tumblr.com/91e10832adf2f16dc2dd402ee1aaa926/tumblr_o3iak8atxf1u2tue0o2_500.png
ЧЕСТЬ И ЧЕСТНОСТЬ15 ПБЯ

♦ Luke Skywalker, Wedge Antilles

♦ Голо-сообщение между Корускантом и Явином

Чтобы выросло дерево, ростку необходимо дать почву. Шара Бэй умерла, когда По было 8 лет, все это время он жил с отцом и все было бы хорошо, если бы в один прекрасный момент дом Дэмеронов не был уничтожен, а Кэс не был контужен настолько, что забота о себе для него становилась в тягость, не говоря о заботе о сыне. По все еще было нужно будущее и Шара позаботилась о нем. Как знала.

+1

2

Всегда нужно возвращать долги.
Эта мысль отдается спокойствием и уверенностью в каждом последующем действии. И тебе совершенно не трудно это сделать, Люк, наоборот, ты считаешь себя ответственным за будущее мальчика, оставшегося годы назад без матери, а сейчас не в силах помочь своему отцу. Мальчику, за чье будущее ты в ответе хотя бы потому, что так обещал его матери. Нельзя так все оставлять, и ты не оставишь. И даже то, что ты находишься в другой системе, далеко от Корусанта, не мешает исполнить свои обязательства.
Уже некоторое время ты редко, когда появлялся в Столице. Люка Скайуокера все больше увлекала мысль о восстановлении Ордена, знаний джедаев, которые были ранее недоступны. Сейчас, когда Империя больше не скрывает это, когда есть возможность отыскать и не быть при этом убитым. Впрочем, раз ты еще живой, то Империи определенно не удалось преуспеть в последней своей цели. Империи нет, а ты есть, ведомый внутренним долгом перед Галактикой, Светом и самим собой. Однажды на твои плечи взвалили слишком много всего, и ты выдержал, Люк. Все выдержал. Кажется, готов даже сейчас взваливать на себя еще больше, только бы утолить ту жажду деятельности, стремления восстановить разруху, вызванной затяжной гражданской войной. Галактика нуждалась в Ордене джедаев, и отрицать это уже не было никакого смысла — попахивало самым настоящим упрямством.
Храм и правда выглядел великолепно, уже несколько недель ты и твои помощники всячески составляли библиотеку из того, что удалось отыскать, и что поможет в будущем. Была важна каждая деталь, необходимо было все отфильтровать, сложить в систему, дабы потом окончательно не запутаться. Со временем ты покинешь Явин, но только ради того, чтобы отправиться на поиски очередного потаенного Храма, библиотеки или еще чего-то, что может пролить свет на прошлые деяние рыцарей-джедаев. Это поможет не только ученикам, но и тебе самому. Быть самоучкой не так просто, как кажется, но ты уже многие годы успешно справляешься. Пытаешься, во всяком случае, точно.
- Я знаю, что делать. - отвечаешь по каналу связи, после затяжного молчания, - Мне нужно связаться с Корусантом. Мне нужен Ведж Антиллес. - человек по ту сторону хмурится, не совсем улавливая, чем же может помочь практически осиротевшему мальчику командор эскадрильи. Но, спорить с тобой с недавних пор практически невозможно, ты переносишь чужие препирательства спокойно и даже отстранено, а потом все равно настаиваешь на своем решении. Ты уже не тот вспыльчивый мальчишка, ищущий приключений, хотя последних все еще ищешь. Просто усвоил простую истину — чем старше становишься, тем сложнее каждое приключение, становящееся настоящим испытанием. С годами ответственности за каждый свой шаг становится все больше, а ты все больше погружаешься в бесконечный список обязанностей перед окружающими, перед Силой и перед самим мирозданием, и не особо жалеешь об этом. Твой выбор очевиден, с ним ты находишься в полной гармонии, Скайуокер. Никаких сожалений, разногласий, обид или противоречий. Задача стоит очень даже четка, нужно только правильно её выполнить. Для последнего не жалеешь ни времени, ни сил, то неделями руководя обустройством Храма на Явине, то срываясь с места в поисках очередного ответа на поставленный вопрос. И временами забываешь о тех, кого ценил, и кем искренне дорожил.
Тихо вздохнув, прерываешь связь, дабы набрать новый номер, уже более актуальный на данный момент. Вы давно не говорили с Веджем, и этому вина общая занятость, особенно твоя. Возможно, нехорошо вот так отгораживаться от своих соратников, но каждый понимает, что сейчас ты занят великим делом, ради которого вообще, пожалуй, начал свой путь джедая. Впрочем, появляться в жизни друзей побольше и временами хотя бы привет передавать никто не запрещает.
- Ведж? - когда связь появляется голограмма, ты улыбаешься, приветствуя мужчину, - Рад тебя видеть и слышать. Это Люк. - кто же еще, словно вас существует несколько, - Надеюсь, не отвлекаю от дел? - вдруг от важнейшего занятия отвлекаешь, ему нужно срочно куда-то идти, а тут ты с того края Галактики с внезапными идеями. Если бы ты вообще мог рассказать все, как есть, прямо с ходу, но не можешь. Или не хочешь. Все-таки хотелось бы сделать все правильно, при этом не сделать хуже, правда, кому именно ты не уточняешь. Это подождет. - Мне нужно с тобой поговорить, это важно. Ты знаешь, что произошло с Кесом Дэмероном? - голос в один момент становится слишком серьезным, хотя это просто ты сам очень строго относишься к поставленной задачи. Какой смысл ходить вокруг да около, если можно сразу обо всем сказать. И все же ты питал определенные надежды, что коммандер тебя не пошлет, например, дальше заниматься библиотекой, ведь это ты дал обещание Шаре, не он.

+1

3

Они с Люком когда-то были славными друзьями. Вместе они пережили рейд на первую Звезду Смерти, вместе они основали Разбойный Эскадрон, вместе похоронили Биггса. Они много чего сделали вместе. И было трудно в свое время представить, что все это когда-нибудь умножится на ноль. Для Веджа Антиллеса то и произошло, если не считать, что вся жизнь его резко умножилась на ноль и теперь он жил на руинах всего того, что раньше считал неразрушимым. Свяжись с ним Скайуокер раньше, когда одиночество не грызло его, когда не приходилось с отвращением смотреть в свое серое лицо каждое утро и думать о том, чем занять сегодняшний день, подальше откладывая все более-менее важные дела, он бы даже был рад такому далекому сообщению.
Пути двух друзей разошлись давным-давно. Ведж не знал о Силе ничего, за исключением того, что ему наговорил о ней сам Люк и Корран. Уж кто-кто, а они умели подседать на мозги. И чем больше Ведж узнавал о Силе, которая якобы связывает все вокруг, тем меньше ему хотелось иметь с ней что-либо общее. Он любил свое скромное существование и считал невероятной заслугой все то, чего он смог добиться самостоятельно, без сторонней помощи даже сверхъестественных сил. Он был простым человеком. Простым человеком добился славы, простым человеком прошел жизнь и войну и ни разу не жалел о том, что Силу не постиг и джедаем не стал. И считал этот путь даже неправильным. Веджа воротило от мысли, что при даже смутной перспективе стать джедаем, люди горазды кидать все, что им было дорого до этого. А уж все эти разговоры о высшем благе, равновесии в галактике, пути, с которого, ставши раз, не свернуть - вода и ничего больше, лирика и какой-то глупый, не достойный взрослых седых голов романтизм. Когда Люк выбрал этот путь, Ведж подумал, что это все максимализм и его врожденная тяга к приключениям. Парень с Татуина, что с него взять! Конечно, он хотел много, конечно, ему было свойственно ставить из себя больше, чем он являлся. Но Люк был хорошим парнем. Серьезно. От чистого сердца - хорошим. Глуповатым, даже местами простоватым, но хорошим. И тем подкупал таких скептично настроенных людей, как Ведж Антиллес.
Но вот когда Корран пошел за Скайуокером, тут Веджу оставалось только развести руками. Так или иначе, получается что ты, Антиллес, находишься в постоянном состоянии обиды на джедаев за то, что они решили и выбрали правильные вещи, нашли нерушимый образ жизни, а все, что выбираешь ты - легко разрушить одним броском гранаты. Одним забитым гвоздем в гроб.
Когда пришло сообщение о том, что его вызывает Явин, Ведж был уверен, что старый Хорн вспомнил о своем командире, но все оказалось куда сложнее. Корран, видимо, не считает нужным делиться жизненным писанием с теми, кого раньше называл своими друзьями. В частности - со своим родственником, пусть и не по крови даже. Все-таки Корран женился на названной сестре Веджа и Ведж, правда, считал его своим родственником. А вон оно как получается. Улетел познавать пути Силы и только ветер свищет.
Люк Скайуокер на связи. Интересная заварочка получается. Надо было как-то подготовиться и напялить на себя все ордена, которые Ведж успел получить к своим тридцати пяти годам, чтобы блеснуть перед скромным магистром. Подумать только. Парень в белой панамке теперь какое-никакое, а целое будущее галактики и кем его еще там величают. Последний джедай и первый, одна из самых знаменитых личностей. Ни одна голоздвезда не потягается с Люком в свете славы, чего уж. Но Веджу было почти физически необходимо показать Люку, чего он добился без него. Когда он взорвал вторую Звезду Смерти, когда Разбойный Эскадрон взял Джакку, когда Ведж Антиллес освободил Корускант, когда они только лишь своими силами уничтожили Исанн Айсард и ее Лусанкию, когда дали достойный отпор Трауну. То, что Люк Скайуокер делал то же самое, только немного в другой проекции, Веджа не интересовало. Как и многое то, чем вообще Люк Скайуокер занимался.
Ведж был любопытным в меру человеком и интересовался лишь тем, что мог постичь. Люк же никогда не скрывал своего джедайского воодушевления и складывалось такое впечатление, что весь мир должен понимать все это столь же ясно, как и он сам. Нет же. Веджу были более близки идеи его сестры, они хотя бы были логичны.
И как свойственно было одному Люку Скайуокеру, он не понимал, что слова "мне нужен" - не обязательно в его случае полны взаимности. Если половине галактики он нужен, то Веджу... Веджу Люк не был нужен. Они жили в разных реалиях, на разных уровнях высоты и вряд ли теперь имели что-нибудь общее.
Хотя память о тех деньках, когда они, юные парни, сражались с целым миром, когда они были горазды делать невозможное и были готовы на любые подвиги, она никуда не делась. Она все еще живет, но в данный отрезок времени причиняла только боль.
Оставьте ветеранов в покое, воспоминания. Они им не нужны и больше не двигают вперед. Ведж не владел Силой и ничего не держало его на поверхности вопреки его душевному состоянию. Ему не к чему было прислушиваться. Поэтому, наверное, он чувствовал себя подавленным и потерянным. У всех вокруг было что-то, у него - ничего.
Ведж выпрямился по струнке. Голограмма Люка мерцала, но была более-менее ясно. Настолько, что Ведж отметил для себя все изменения, которые случилось со Скайуокером. Он вырос, во всех смыслах. И взгляд у него стал куда более осознанным, он проникал внутрь, отчего даже становилось не по себе. Не того татуинца Ведж знал и не тот татуинец говорил так... медленно и почти мудро.
- Если бы ты отвлекал, я бы не ответил, - холодно и как обычно прямо ответил Ведж. Ему хотелось бы почувствовать тепло этой маленькой встречи, хотелось бы улыбнуться, но Люк оказался так не во время. Настроение кореллианца оставляло желать лучшего и ему сейчас хотелось больше напиться, нежели встретиться с товарищем, у которого в сто крат лучшая жизнь.
Нет. Это не зависть. Это горькое сожаление.
Ведж скривил лицо. Молчаливый и не особенно приветливый, в общем-то, он всегда был таким, когда у комэска падало настроение, а падало оно частенько. Но в этот раз мрачность была возведена в квадрат.
- Кэс Дэмерон? - Усмехнулся Ведж. Разумеется, он знал, что это за личность, но говорить о нем хотелось в последнюю очередь. Что же ты, Скайуокер, позвонил для того, чтобы обсудить личную жизнь Шары Бэй и напомнить о том, как она прекрасно устроилась после второй Звезды Смерти?
- Какое дело мне до Дэмеронов? - Грубая правда.

+1

4

Когда-то вы были хорошими друзьями, впрочем, ты и сейчас считал его своим другом. Неважно, что при этом думал сам Антиллес, для он всегда будет другом. Просто ты не мог нормально объяснить, почему поступил именно так, как поступил. Почему сбросил с себя эскадрилью, почему отказался от военного чина, почему путь Силы стал для тебя важнее, чем друзья, с которыми ты прошел и огонь, и воду и Звезды Смерти пережил. Помнится, после смерти Бена, ты приостановил свое обучение, вошел в колею бытия пилотом и достиг немаленьких успехов. Не потому, что везло, хотя вам всем везло, что вы выживали после очередной схватки.  Под гнетом  обстоятельств ты стремительно взрослел, обретал более реальные представления о людях и событиях, не с точки зрения юношеской мечты сбежать с Татуина. Все стало намного сложнее. И, кажется, многие больше видели в мальчике-фермере больше командора или пилота, но не джедая. После ты вынуждено улетел на Дагобу, а после ты узнал правду, к которой не был готов. Кажется, тогда, когда Вейдер говорил, что он твоей отец, ты наконец-то осознал – от своей судьбы не сбежишь.  И тогда ты сделал выбор, очень важный выбор, который сейчас руководит каждым твоим действием. Ты - джедай, ты сделал то, что от тебя ожидали, стал тем, кем тебе предрекали, и будешь делать то, что нужно для мира в Галактике.
Потому почти смирился с тем, что не все поняли твою логику действий, приняли твои поступки. Разве был выбор? Нет, он был, но его все равно пришлось бы делать. Нельзя успеть все, нельзя быть в десятке мест одновременно, нельзя вовлекать себя в слишком широкую деятельность. Это неправильно, и не принесет результатов. Конечно, ты всегда поможешь Республике, ты сейчас ей активно помогаешь, и если нужно встать на её защиту, то без колебаний возьмешь свой меч и ринешься в бой. На этом моменте стоило помнить, что джедаи не поддерживают одну сторону, они должны быть аполитичны. Впрочем, при данных обстоятельствах это трудно. Но, когда ты складывал свои полномочия, передавая их полностью Веджу Антиллесу, ты был уверен, что он поймет. Примет твое решение, но…получилось немного не так. Возможно, сам виноват, ведь ты все это время только и занимался новоявленным Орденом, частенько забывая о друзьях, на которых не хватало времени. Однажды мудрый мастер сказал, что привязанности не есть хорошо для истинного джедая. И ты старался затолкать желание отправиться к ним подальше, все больше отгораживался, скрывая тихое сожаление. Тебе бы хотелось временами вернуться назад, почувствовать себя тем ребенком, который прибыл в Альянс, не зная никого и ничего, столкнувшись со страшной жестокостью, потеряв наставника, ища поддержки в других. Сила вела тебя, Люк, и ты уже давно не тот мальчик. Ведь ты знаешь, свято уверен, что поступаешь правильно.
- Твоя правда, - словно в противовес ледяному тону кореллианца, чуть улыбаешься. Он не в духе, но, от разговора его это не избавит. Тем более, что теперь Веджу терять почти нечего. Определенно, предстоящий разговор, который ты так хотел начать, исправил бы ему хорошее настроение к не очень. Это так, по твоим скромным подсчетам. – Кэс Дэмерон недавно получил очень серьезную травму в ходе несчастного случая.  Лекари сделали, что могли, но нормально жить он уже не сможет. –  хмуришься, сожаления о подобном происшествии, которое настолько сильно поломало жизнь хорошему человеку. И ты понимал, почему Антиллесу тема Дэмеронов не по душе, но ты спрашивать его не собирался. Любишь же лезть не в свое дело, Скайуокер, везде успеешь. – У него остался сын, Ведж. Их сын. - Кэса и Шары, но ты знаешь чуть больше правды, которую распространять не собираешься. Сейчас это ни к чему так точно, подобные новости. – Кэс сам о себе с трудом способен позаботиться, не то, чтобы о двенадцатилетнем ребенке.  Ему нужен человек, который направит его, поможет определиться в своем будущем.  – короткая пауза, вместе с которым вздохом,  - Это должен быть ты. – должен, ты именно так позиционировал задачу, хотя не рассчитывал, что сейчас Ведж радостно засияет и согласиться. Но, юлить и подбирать слова не имеет большого смысла, ведь, во-первых, тебе это не так уж свойственно, а во-вторых, эффект будет тот же самый,  – Юноша талантлив, истинный сын своих родителей, а потому его можно приобщить в пилотному делу. Если захочешь, но По нужен наставник, особенно, когда фактически потерял своих родных. – негромко добавляешь ты, предоставляя лучшие черты юного Дэмерона, терпеливо снося весь тот негатив, который через секунду обрушится на тебя.  Умеешь ты налаживать прежние связи, Люк, ничего не скажешь.

Отредактировано Luke Skywalker (2016-04-01 14:12:21)

+1

5

Ведж не узнавал Люка, но в то же время замечал для себя характерные только Скайуокеру черты. Он всегда ставил свои цели и нужды выше всех остальных целей и нужд, а теперь, когда война миновала ему, вестимо, вообще кажется, что любой в галактике будет рад распахнуть перед ним двери своей обители. Так вот, Люк, это не так. Ты был прекрасным человеком, без сомнения, но ключевое слово "был". Ведж не знает нового Люка. У нового Люка нет времени, чтобы общаться со старыми друзьями и у него возникли какие-то цели, которые стояли выше всех остальных. Он считал, что теперь все вокруг должны заняться благими делами, во славу Силе и галактики. А некоторым, Люк, просто хотелось пожить. Без всех этих проблем и драм, которые ты так стал излюбленно вешать на всех остальных.
Веджу было все равно, что происходит в галактике. Теперь. Он разочаровался в той жизни, которую вел и имел, которая его окружала. Счастье, что остались люди, которые не разочаровались, но Ведж предпочитал их не слушать. Среди таких людей была и Шара Бэй. Он, и правда, любил эту женщину. Спустя так много лет он это ясно понимал, но всякой любви приходит конец. Все могло бы быть по-другому, если бы они остались вместе. Мало ли, правда, чем закончилось... один из них погиб бы и что потом? Горечь, воспоминания, никому не нужная утрата. Теряли они и без того слишком многих людей. Они решили разойтись по обоюдному согласию и Веджу казалось, что она не таила на него зла. Он не разлюбил ее, когда уходил, но то другая история. Та драма теперь покрыта пылью. Шары Бэй нет и их история... всего лишь история, которая на словах кажется милой и сопливой до того, что аж тошно. А по сути что? Ему было жаль, что ее больше нет. Ему было жаль, как бывало жаль всех остальных друзей, которых уж давно не стало. Чего поминать... Их нет. И никто их им не вернет. 
А потом она завела свою жизнь. Более счастливую, ту, которую она заслуживала. А он завел свою. И был какое-то время счастлив. И как доказали они оба - счастье имеет свой срок годности, который позже оборачивается уроками жизни.
Если говорить в общем, Ведж ничего не хотел иметь общего с прошлым. У Шары своя семья, у него - своя. Как они связаны - Ведж понятия не имел. Он помнил, что дал ей обещание сделать все, что она попросит... "если тебе будет нужна моя помощь, только свистни", и она замолчала, он был уверен, что у нее все хорошо. На Кэса Ведж тоже не был зол. Нашли друг друга и прекрасно! Правда, ребята, никаких проблем. Каким боком теперь Антиллесу какой-то отпрыск Кэса и вообще до их бед? У него, простите за эгоизм, есть свой ворох. Может быть тебе, Антиллес, стоило тоже позвонить Люка и он бы вот так просто, росчерком решил бы все проблемы? Отправил бы решать их какому-нибудь левому парню с чувством собственного достоинства.
В галактике все должны помогать друг другу, да, Люк? Увольте. Ведж напомогался.
- Мне жаль, - вдохнул Ведж и почти искренне склонил голову. Он скорее устал, нежели был потрясен новостями. Жизнь научила его быть безразличным ко всему, что его не касается. И играла поэтому злую шутку, заставляя сопереживать горько тому, что вызывало в нем сгусток неприятных воспоминаний. Он никогда не был равнодушен к брошенным детям...
Вообще к любым детям. Ведж был человеком, который детей любил и хотел для них блага. Он считал, что они должны видеть жизнь и видеть лучшую жизнь. У них должны быть родители и должно быть будущее. В свое время у Веджа этого не стало и он не смог подарить все это в свое время ни одному другому ребенку. У него детей просто не было. Не успел, не подумал, не организовал. Как хотите.
Командер выслушал все это смирно, молча, даже с поникшей в согласии головой. Как жаль. И Кэса жаль, и Шару, и их сына жаль. Но  скажите, дорогие, причем тут Ведж? Просто... причем? Что он такого сделал, что люк решил обратиться именно к нему? Больше пилотов нет в галактике? В конце концов, есть Лея, которая водила дружбу с Дэмеронами куда лучше, нежели кореллианец! И средств у нее позаботиться о По больше.
Да нет, ребята, бред какой-то.
- Хорошо, да, я понял, - с явно недовольным видком кивал Ведж и переминался с ноги на ногу. - Почему я? Почти огрызнулся и резко поднял глаза. - Не помню, чтобы записывался в няньки и чего-то был должен Кэсу Дэмерону. Если мальчик хочет стать пилотов, отлично, Люк! Воскликнул Ведж и едва не развел руками от своего громкого возмущения вообще всей этой идиотской ситуации. - Но найди хотя бы одну причину, почему я чего-то должен ему и тебе? Резко замолчал и посмотрел на тихого Скайуокера. Люк найдет, если постарается, но видимо давал другу прошлого обдумать свои слова и ретироваться.
Веджу же необходима была минутка. Он набрал воздуха в грудь и перевел дух.
- Люк, правда, - уже мирно и без повышения тона заговор он - я не могу. И не хочу. Я сам недавно стал вдовцом, у меня разрушен дом и меня... выгнали с Кореллии. Думаешь мне до пацанов каких-то левых?

+1

6

Знаешь, за годы своей жизни ты обучился просто поразительному терпению в отношении других. Ты вспыхивал, не проявлял той безрассудной импульсивности, которая словно перешла в сомнительное наследство от отца, старался сначала хоть немного оценивать прежде, чем идти напролом. Вероятно, всему причина ответственность. Она заставляла понимать, что ты не один такой, Скайуокер, ты в ответе за многих людей, ты в ответе за будущее Ордена. Был бы по моложе, возможно, уже бы вспылил вслед за Веджем. Если бы ты мог ему все объяснить честно, даже слишком честно, то ты бы так и сделал, но вместо этого внутреннее опасаешься, что это прибавит каплю дегтя и в без того сложную жизнь Антиллеса.
- Я все объясню, - спокойно отозвался ты, на мгновение прервавшись, чтобы посмотреть на удивленное лицо одной из библиотекарей, которая просто проходила мимо. – Ты ничего не должен ни Кэсу Дэмерону, ни, тем более, мне. – уточняешь, чтобы вдруг не возникло вопросов, а они, как показывает разговор, то и дело возникают.
Как же ты не любил становиться участником чужих семейных драм, хотя сам являешься её ярчайшим примером. Кто чей отец, мать, брат, сестра. Все так запутывается в нитях отношений между близкими людьми, что временами трудно от них отгородиться, игнорировать их.  Ведь это ты пообещал Шаре помочь её сыну, отправить его к Веджу. Сам ты ребенку многого не дашь, сейчас твоя специализация сугубо касается адептом Силы, коим, к счастью или сожалению, По не являлся. С Антиллесом вообще непросто разговаривать, пусть раньше вы вполне друг другу понимали, но сейчас будто чужие. Возможно, и правда чужие, и от этой мысли на мгновение становится больно. Больно, как человеку, который осознает, насколько отдалился от друзей, и каким-то боком души хотел бы быть с ними. Только не можешь, не отступишь со своего пути.
- Мне известно, что произошло с тобой…Я…Ты же знаешь, я всегда…- слова резко застревают в горле, в некой робкой попытке выразить то сожаление, стремление поддержать, возникшее, отдаленно отводящее от джедайского спокойствия, с которым ты держался весь этот разговор. – Мне правда жаль, Ведж. Но, ты, что, собираешься дожить остаток жизни на Корусанте в полнейшем одиночестве, предаваясь горькой ностальгии? – кто-то перешел от защиты к атаке, и слова прозвучали отчасти жестоко, но зато вполне неплохо показывали всю степень состояния кореллианца, точнее то, что тебе предстало спустя много лет по голосвязи. Это ты, чтобы не думать о насущном, о потерях и неудачах, идешь вперед, находишь себе дело, работу, цель. Без нее жизнь становится слишком тяжелой, а груз тяжести ноши на плечах просто не распределить правильно. Это ты знаешь, что должен сделать после войны, знал, ведомый наставлениями своих учителей, ведомый Силой, ведомый святой верой в собственное правое дело. Неважно, что из-за Империи далеко не все жители Галактики согласны на существование джедаев, неважны трения с Сенатом, неважны трудности от того, что приходится все делать с нуля. У тебя нет, к кому обратиться, и с кем посоветоваться,  от чего внутри порождается поганое чувство сомнения – а правильно ли? Но ты все равно делаешь, Люк, и попросту не позволишь себе не выполнить обещание, данное другу. Потому, что так правильно.  Неважно, как к этому относятся другие, да и ты считал, что сумеешь убедить Антиллеса. Вероятность в процентов эдак пятьдесят, ладно сорок пять.
-  Я повторюсь. Ты ничего мне не должен, и никогда не был. – кажется, данная фраза от друга тебя даже чем-то задела, раз ты ее вспоминаешь уже второй раз, - Но это не только сын Кэса, это сын Шары. Почему ты? Скажи, если бы она была жива, и ей нужна была помощь, к кому бы она обратилась? К какому-то пилоту? Вы были близки, она доверяла тебе. Её сын тоже будет доверять. Я ведь не прошу тебя возглавлять армии, не прошу чего-то невозможного. – невольно прохаживаешься, когда надоедает стоять на месте, а может все-таки эмоции в тебе еще остались, но ты их и никогда особо не стыдился, просто научился контролировать, - Она бы хотела этого. – она просила тебя об этом, Скайуокер, но ты этого не уточняешь, боясь, что выплывет другая правда. Не ужасная, но от того не совсем подходящая для такого разговора в подобных условиях. Перестав ходить туда-сюда, останавливаешься, вскидывая бровь, добавляешь, - Этот ребенок изменит и твою жизнь, к лучшему, вот увидишь. Приятно кому-то передать опыт прожитых лет, поверь мне. Или ты предлагаешь мне, чтобы По остался предоставлен сам в себе? – риторический вопрос, на который ты автоматом имеешь ответ «нет». Никаким другим пилотам, опекунам и кому-там-еще, ты не собирался отдавать ребенка, как и оставлять его наедине с калекой отцом. Ни Кэсу, ни По это не пойдет на пользу.

Отредактировано Luke Skywalker (2016-04-01 20:36:00)

+1

7

Ему было известно, что с ним случилось, вот в чем суть. Ведж тяжело кинул. В том и дело, Люк, тебе было известно, что с ним случилось и ты все прекрасно знал. Иногда, в самые тяжелые минуты не то жизни, не то пустого разочарования, необходимо хоть какое-нибудь доброе слово. Даже с такого далекого места, как Явин. Люк знал, что его друг страдает, но не позвонил тогда, он не выразил никакого сочувствия к нему, пропустив все новости мимо ушей и сказав о том, что все знает только теперь, когда Люку что-то было нужно. Нормальный эгоизм, сказал бы Ведж. Ведь Скайуокер теперь не кто-нибудь, а высоко летящая птица и нельзя ему отвлекающие моменты других жизней, однако если он хочет быть частью галактики, разве он не должен помогать другим людям? Люк был готов помогать кому угодно, но, видимо, только не своим друзьям.
Может быть, виноват в этом и сам Ведж. Он на многое теперь смотрел ясно. Горести, если хотите, очистили его глаза. Он сам ушел из той жизни, которую мог бы поддерживать, однако было ли это той вещью, за которую стоило корить себя? После всего, что Ведж сделал для галактики, для Республики, для Альянса, даже для отдельных людей и всех вместе взятых, он не заслужил мирное небо над головой и просто хотя бы призрачную попытку забыть кошмары прожитых лет? Он заслужил. И он сделал все, чтобы забыть, а потом пришлось резко вспомнить. Как из хорошо напаренной комнаты его выбросили на колющий холод и оставили там замерзать. Ведж опять покрылвался коркой эгоизма, самобичевания, одиночества и конца этому было не видно.
Люди могли бы разбавить его существование. Возможно, это был какой-то джедайский трюк или Люк, и впрямь, думал, что хорошо разбирается в людях. Ведж ему не верил. Ни единому его слову не верил, потому что Скайуокер говорил так завуалированно, мудро и тяжело, что у Антиллеса уши вяли. Ну же, татуинец, заговори своим тоном, своим голосом, заговори своими деревенскими словечками, тогда Ведж, возможно, тебя поймет, а пока... пока перед ним не друг, который еще мог бы достучаться до кореллианца при лучшем раскладе, а гранд-мастер Нового Ордена, который просит невозможного.
Ведж хорошо жил. У него все было. Хлеб с маслом, крыша над головой, личный транспорт, работа, хорошее пособия, плюс ветеранская пенсия в его 35 лет. Он мог бы содержать мальчишку, но правда ли Люк хочет, чтобы Ведж его содержал? Посадил себе на шею и довез бы до лучшей жизни? Рядом с Веджем тяжело... очень тяжело. Люк даже представления не имеет, на какую участь готов подписать ни в чем не виноватого парня...
Вот именно. Шайссе. Невиноватого. По Дэмерон был ребенком, он не знал теневых сторон своей семьи, не знал, что его мать водилась с лучшим пилотом галактики, он был просто ребенком, который попал в беду. И рядом с ним нет никакого Бустера Террика, который сгребет в охапку, даст старый кореллианский перехватчик и напялит на голову шлем, отпустит мстить. Не было у него такого старого контрабандиста, который научил бы настоящей жизни и был бы крепкой опорой после утраты отца. Он один. И на руках у него больной отец, за которого парень, видимо, еще и в ответе. Что за жизнь. И что за несправедливость.
- Мне легче возглавить армию, чем воспитать ребенка, Люк - хмурым, но тихим голосом сказал Ведж. Эх! Поговорить бы им нормально, а не вот так. Может быть, наедине, без всякой этой голосвязи они бы вели себя немного более естественно? Все-таки каждый находился на своей земле, на своей территории и под защитой родных стен. Что Люк, что Ведж в данный момент могли строить из себя кого угодно.
- Я не знаю, чего хотела Шара, - признался Антиллес. Это больная тема. Шара Бэй была в его жизни пройденным этапом, они расстались при ее еще довольно счастливой жизни. После этого она вышла замуж, да и он женился. Их больше ничего не связывало, кроме приятных чувств и обещаний, которые больше некому было исполнять.
- Да откуда ты знаешь, что он изменит, а что нет, - опять огрызнулся и вспыхнул Ведж. Одно неаккуратное слово и весь разговор катится к черту. Мягкое прикосновение к старым ранам и просто ужасно нерасторопный удар по все еще зудящей опухоли. Ну, Люк, тебе не стать моральным врачевателем. - Чего ты вообще знаешь о моей жизни. И снова напоминание Люку о том, почему сейчас с Антиллесом разговаривать невозможно.
- Я предлагаю тебе найти для него более подходящую кандидатуру в воспитатели. Твоя сестра лучше справится с этим, - он махнул рукой и посмотрел куда-то в потолок. - Он не поблагодарит тебя за такие... перспективы, Люк. Нет, это не угроза, совсем нет. Если По таки окажется под его кровом, Ведж не станет мальчику портить жизнь и скорее всего сделает все, чтобы ее устроить наилучшим образом, но какой это риск... какой риск брать себе ребенка с избитой судьбой и моральной травмой такого уровня. Да и вообще, Ведж его совсем не знает. Может это малолетний бандит.
- А что с его отцом? Нет, Люк, это идиотская идея. Извини, ужасная. Ты хуже придумать просто не мог. Ни для меня, ни для него. Подумай еще раз, а? Ты отключишь комлинк и пойдешь заниматься своими делами, скоро вовсе забудешь и про мое существование, и про существование По, а нам что прикажешь делать? У тебя хорошо получается забывать людей, Люк, это мы уже знаем. А еще мы знаем, что у меня плохо получается с людьми ладить. У меня ведь не будет возможности отправить пацана назад, если он мне не понравится. Не надо давить на мою доброту. Я все еще не сказал "да".

+1

8

Так и хочется вздохнуть, пожать плечами и спросить: что я должен был сделать? Годы сделали свой выбор за тебя, Скайуокер, они методично меняли твой характер год за годом. Возможно, ты сам желал измениться, памятуя к чему может привести любимая тебе импульсивность, словно где-то в закромах души опасаясь. С твоим-то наследием есть, чего опасаться. И, всегда ты должен успеть за всеми. Нет, Ведж не говорит этого прямо, но вы разговариваете не так, как могут говорить давние друзья, словно затаили друг на друга давнюю обиду. Ты ничем не лучше, Люк, просто свято уверенны в правильности своего пути, идущий напролом. Скайуокеру нужно только загореться идеей, так было в вашем прошлом, так осталось и сейчас. Просто идеи и пути их достижения заметно меняются.
- Ты просто не пробовал, - невозмутимо отвечаешь, словно воспитание детей дело вообще плевое, нужно просто приютить, накормить и обогреть. Дальше дитятко само справиться. Вообще-то, все намного сложнее, но ты этого не уточняешь, и не знаешь, какими еще способами убедить Антиллеса согласиться на предложение, от которого отказаться не так уж и сложно. Говорить прямо и попроще в голову не приходит от слова совсем, потому ты продолжаешь прокручивать варианты, внутренне справляясь с неким волнением. Что поделать, если считаешь себя ответственным за судьбу мальчика. Возможно, поступаешь не совсем хорошо, перекладывая эту задачу на Веджа, но...тебя же так просили. Шара не просила же тебя воспитать её сына, она просила в случае беды, направить юного По прямиком к его биологическому отцу. - Зато я знаю, чего она хотела. - резковато отвечаешь, чуть вздыхая, понимая, что дальнейшие аргументы могут не сработать. Антиллес имел свое право отказаться, и что тогда ты будешь делать, Люк? Как поступишь с юношей, за которого чувствуешь ответственность, хотя ты чувствуешь ответственность за всю Галактику. Просто на фоне общей задачи частенько появляются более мелкие, локальные проблемы.
Антиллес же не серьезно предлагает отправить ребенка Лее. Твоя сестра сейчас несет не меньшую ношу, нежели ты сам, Скайуокер. В конце концов, это будет совсем другая ситуация. Как объяснить упрямому человеку перед тобой, что именно ему нужно взять парня под свою опеку? Можно сказать правду, без обиняков, но ты так не сделаешь. Сомневаешься, что Ведж способен принять подобный факт, потому молчишь, терпеливо слушая кореллианца. Что еще остается делать? О, вот знакомое обвинение, насколько ты ужасный друг, всплывшее следом за намеками перед тем, от которых так и хочется сказать что-то в ответ. По инерции, тоже обвинить в чем-либо. Будто бы Антиллес жаждал участвовать в твоей жизни, а ты его выгонял, не подпускал на расстояние мили. Те, кто хотел уйти с тобой, ушли, а те, кому ты нужен, всегда знают, где ты находишься. Люк Скайуокер не имеет права на игры в прятки, статус как-то не располагает. Вы же просто разошлись по разным концам Галактики, стараясь поменьше вспоминать друг о друге. Ты вот всегда старался оставить при себе только лучшие воспоминания о людях, вероятно, потому наотрез не хочешь видеть в заметно недовольном жизнью, усталом и злом Ведже своего друга и напарника. Годы меняют вас до неузнаваемости, а а ты попросту не можешь не поддаваться этому. Все меняется, даже Сила.
- Но ты и не сказал "нет". - терпеливо отвечаешь ему, продолжая гнуть свою линию в противовес линии Антиллеса, - Его отец контужен, Ведж, за ним будут заботиться, но мальчику нужно воспитание. Воспитание того, кто значит немного больше, чем просто посторонний человек. Ты знал Шару, вы были близки, и мальчик это почувствует. По нужен человек, который его направит, а тебе нужно выходить из состояния обиды на весь мир. Я часто тебя о чем-то просил? Как ты заметил, я мастер забывать людей, а потому нечасто обременял тебя своими просьбами. Но я прошу не ради себя, а ради ребенка, у которого нет никого из родных, и которого попросту сдадут на попечение кому попало, в то время как ты, из-за нежелания рассмотреть возможность, отказался от него. - твой голос с каждым словом набирал эмоций, пока ты не понял этого, и резко затих. Кажется, ты начал принимать проблему слишком близко к сердцу, потому вновь вздыхаешь, покачивая головой, давая себе собраться с мыслями. - Ведж, мы оба знаем, что такое потерять родных, и мы оба знаем, как важно, когда рядом оказывается кто-то, кто может нам помочь. - у вас были разные семейные трагедии, но вы оба потеряли эти семьи. Ведж знал их, ты же о своих родителях никогда особо не догадывался, но взамен потерял дядю с тетей, а после и старика Бена, ставшего для тебя вторым отцом.  Но на последних фразах в тебе и правда заговор не джедай, не знаток философии Силы, а простой человек, коим ты являешься по совместительству, но временами попросту забываешь отключаться.

Отредактировано Luke Skywalker (2016-04-05 00:00:10)

+1

9

Ведж опустил голову. Совсем не потому, что он внезапно осознал всю трагедию данной ситуации, нет. Словно Скайуокера его нисколько не трогали. Скорее... вызывали некоторые воспоминания. Он говорил о том, о чем Ведж думал сам. Мальчик Шары, а они с Шарой... когда-то имели связь. Он остался о ней лучшего мнения, это была одна из тех женщин, которой он хотел бы помогать всю жизнь. Досадно, что они разбежались, но у них у обоих хорошо сложилась жизнь, чего возмущаться. Не о чем горевать, они разошлись с улыбками, пожав друг другу руки и все было прекрасно. Но Шара по какой-то причине умерла. А Веджа не было на ее похоронах. Он получил известие запоздало, тогда вообще все было запоздало. И жизнь как-то катилась кубарем, а они этого не понимали.
Та жизнь и эта, новая, были абсолютно разными. Тогда Ведж был полон сил и энтузиазма, теперь - нет. Будь жива Мина, будь у него свой дом, тот, который он построил своими руками, все выглядело бы по-другому, да и ответ его был бы другим. У них с Миной так и не случилось детей, хотя за три года совместной жизни могли бы обзавестись кем-нибудь помимо ржавого старого астромеха. У них была работа, у них была молодость и целая жизнь впереди... а оказалось все оборвалось так быстро.
Теперь на перепутье мальчишка. Ни дома, ни семьи. Представить только, как ему сложно, а единственный человек, на которого Шара доверила бы своего сына ломается из-за какой-то призрачной гордости и надуманной не готовности. Люк ведь был прав, мальчик мог поменять его жизнь, да и поменяет. Когда рядом еще одно живое существо, о котором нужно будет заботиться, многое меняется в обыденном укладе. Ведж, ты не эгоист, как бы не пытался выглядеть им. Тебе не все равно на других людей. На других детей.
Удивительно, да? Войны нет, а люди все еще страдают. Они хотели от этого убежать, а не получилось. И Мина умерла не от пули, не от вражеской ракеты. Она просто... заболела. Беды не закончились, мирное небо над головой - только иллюзия, ведь они лучше жить не стали. Со всеми этими наградами, им попросту нечем заняться. Пустые жизни, проигранные на войне. Они поставили все и надеялись уйти красиво. А ведь в моменты, когда можно было уйти красиво, бешено хотелось жить. Судьба просто играла с ними какую-то злую шутку, игру, из которой не выберешься, как бы сильно ни напивался, как бы далеко не убежал.
Да и не убежал вовсе. Если бы Антиллес хотел убежать, он бы выбрал куда более подходящую для этого планету, нежели центр Новой Республики или знаменитая на всю галактику Кореллия. Он не хотел бегать, находиться в самом сердце - это его смысл жизни, иначе совсем загнется. В небо ему едва ли еще раз подняться, с Разбойным Эскадроном случилась большая беда. Он не уберег собственное чадо от разрушения, он не уберег ни жену, ни своей прежней жизни, он даже дом свой. Все взорвали.
Отказаться от него - все равно, что плюнуть себе в лицо, Антиллес. Если бы это было военное время, он бы не сомневался, даже переступив через все неудобства, взял бы его к себе. Но сейчас не война. Есть куча интернатов, есть куча организаций, которые назначают опекунов, да и должны же быть у Дэмеронов какие-то другие друзья, которые с удовольствием бы свалили на себя старый долг или просто по доброте душевной? Если Скайуокер говорит о нем, значит, нет. Ни друзей, ни родственников. Что за яма этот Явин, вообще!?
В одном Люк прав, По нужно было воспитание и жизнь. Он не виноват в том, что произошло с его родными и ему тоже было тяжело. Тяжелее, чем Веджу принимать решение, надо было признаться.
- Я не уверен, - вздохнул Антиллес, наглядно показывая, что сдался. Не потому, что Люк был божественно убедителен, не потому, что он говорил правильные вещи или достучался до совести Антиллеса, а потому что сам Ведж понимал необходимость этого решения. Если уж обратились к нему, как он мог отказать? Как мог кинуть в несчастного ребенка камнем, даже если они не знакомы. - Если По сам согласится ехать сюда. Он уже взрослый парень и у него должно быть свое мнение. Он сам себе кивнул. - Я помогу ему, чем смогу, но я не уверен! Повторял Ведж скорее не Люку, для которого, вестимо, уже ничего не существовало, кроме довольно четкого ответа "да", но для самого себе. Ты не уверен в том, что из тебя получится хороший воспитатель и не имеешь никакого права на ошибку.
Все как всегда. Ничего не меняется.
- И Люк... - Спохватился Ведж. Я рад, что ты позвонил? Я рад, что ты вспомнил обо мне даже в таком ужасном контексте? Снова беда свела, что поделать. Они упустили свой шанс жить нормально. - Перевези Кэса на Корускант. Это его отец. Я не заставлю его ухаживать за ним, но если у По будет желание... а оно будет, Шара не могла его по-другому воспитать, то я хочу, чтобы он был рядом с отцом. Даже с таким. Как бы там ни случилось, он остается им. Отцы и дети - та сама неиссякаемая проблема, неразрешимая, непонятная, далекая. У Веджа не стало отца в семнадцать лет и он знает, что это такое. Знает, кто это такой и как важно иметь с ним связь. Антиллес многое бы отдал, чтобы сейчас ухаживать за даже престарелым, контуженным или больным отцом, но живым.

+1

10

На тебя слишком много свалилось, Люк. Не сегодня, не вчера, и даже не год назад. Каменная плита этой ноши упала на твои плечи в тот момент, когда ты обнаружил у себя дома двух потерянных дроидов. В тот самый момент все и началось, и камень за камнем, песчинка за песчинкой, эта ноша становилась больше с каждым днем. Ты же пытаешься все это выдержать, и пока стойко держишься, сам не понимая, как до такой жизни дошел. Когда-то твоим пределом мечтаний была Имперская Академия, а не все то, к чему ты пришел на сегодняшний день. Вроде жаловаться не на что, да ты не жалуешься, Скайуокер. Нет смысла тратиться на подобное, когда еще столько нужно сделать. Однажды ты все-таки рухнешь под своей ношей, Люк, и ты даже не подозреваешь, каким болезненным может быть это падение. Возможно, стоило бы не отгораживаться от друзей, возможно, тогда бы было полегче. Нельзя сказать, что ты один, это далеко не так. Есть твои последователи, единомышленники, с которыми на Явине и отчасти на Корусанте решается будущее Ордена джедаев, есть сестра-близнец, с которой ты по-прежнему близок. Но, есть те, с которыми ты разлучился практически незаметно, такие, как Антиллес, которые постепенно уходят из твоей жизни. Почему-то эта мысль сейчас тебя пугает, но разве ты можешь по-другому? Ваши траектории разошлись, и, кажется, вы оба в этом не виноваты. Или, наоборот же, виноваты оба.
Если Ведж не уверен, так уверен ты, и это заметно в твоем спокойном виде. Его «я не уверен» для тебя уже значит утвердительный положительный ответ, от которого на душе стало на грамм легче. Да, ты ожидал, что Антиллес согласится, в конце концов, у тебя был последний аргумент, который озвучивать не пришлось. И слава Силе. По твоему скромному мнению, Ведж сейчас не был готов к подобному откровению. Возможно, когда-то ты ему скажешь, что По Дэмерон на самом деле его сын, а может он сам догадается. Есть вариант, при котором эта тайна так и не всплывет, и ты не брался предсказывать, какой вариант сработает в реальности. Просто сейчас не тот момент, когда можно говорить подобные факты. Это может усугубить ситуацию, впрочем, сам ты норовил скрыть важную информацию от друга, а Антиллес им все-таки был, но скрывать и утаивать, а посему находить этому десяток причин — воистину джедайский принцип.
- Конечно, я поговорю с ним. Если он захочет, - а в этом ты сомневался еще меньше, чем в том, что Антиллес не согласится взять юношу под свою опеку, - то он отправится к тебе. Никто против силы никого везти никого не будет, - позволяешь себе короткую улыбку, ведь и правда подобный метод явно не в твоем стиле, да и жестоко это. Парню итак не повезло, ему тяжело, и сейчас ему нужна семья, хотя бы её подобие. Знаешь на собственном горьком опыте, насколько это важно, когда рядом оказывается кто-то из старших, кто может помочь и посоветовать. Тебе и сейчас временами не хватает этих советов, и ты вновь сожалеешь, что фактически являешься единственным джедаем. С обрывками знаний, с хаосом информации, с понятиями, о которых в давние времена рассказывали годами, а у тебя все было в слишком ускоренном темпе. Всегда не хватало времени, всегда враг наступал на пятки, и вот-вот последняя надежда могла угаснуть. Но даже тогда у тебя всегда было к кому обратиться, и у кого спросить совета. Сейчас же, в основном, все шли за советом к тебе, не ты к кому-либо.
- Ты прав, ему будет лучше на Корусанте, там о нем лучше позаботятся, да и сын и отец смогут видеться. Я отдам необходимые распоряжения, все будет в лучшем виде. - мы все сделаем правильно, по совести, и иначе быть не может. Ты разве можешь поступить неправильно? Кажется, подобная установка действует тобой уже долгие годы, с тех самых пор, когда ты узнал, что любой неверный шаг может привести к катастрофе, причем подобная тенденция в твоей крови. И дело не в плохом отношении к памяти об отце, а о его наглядном примере, как все может сложиться в жизни после. И для миллионов других жизней. -  И, да...спасибо тебе. Это весомая перемена в жизни, но я уверен, она пойдет только в положительное русло. - с той же еле заметной улыбкой добавляешь ты, а потом чуть вздыхаешь, - По нужна чья-то поддержка. - Веджа Антиллеса поддержка, а ты вообще молодец, ты выполнил данное когда-то обещание, от чего можешь внутреннее порадоваться, ведь плюс  к карме обязательно будет, попозже только, - Ты прилетишь на Явин или к тебе на Корусант? Где вам устраивать первую встречу? После того, как По выразит свое согласие или несогласие. - последнее ты добавляешь буквально через секунду, вспомнив детали разговора, пусть с  этим вряд ли возникнут проблемы. Если ты сумел Антиллеса уговорить, то с юношей проблем не будет. Впрочем, не факт, что ты будешь присутствовать самолично, все-таки дел хватает сполна, к сожалению или к счастью сам не знаешь. - И...еще....я рад бы поговорить, честно. - ты разве когда-то говорил что-то не честно? Но, последнее добавляешь чуть неловко, возможно не в тему, но зато искренне. Будто бы без повода связаться с ним у тебя не было ни единой свободной минутке, но об этом можно размышлять вечно, взвешивая варианты кто-то покинул, с кем расстался, и с кем сошелся. Главное то, что сделано и делается здесь и сейчас, а не то, что упущено.

0


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » Честь и честность


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC