ЛУЧШИЙ ПОСТ:
— По, быстрее, опоздаем! — крик Шары, кажется, донесся до всех уголков дома, а сама она быстренько сделала последний большой глоток подостывшего кафа, отставляя кружку куда-то в сторону... — Shara Bey

САМЫЕ АКТИВНЫЕ:
ЦИТАТА НЕДЕЛИ:
«Люк для сестры всегда казался несгибаемым, порой она спрашивала себя, найдется ли с галактике сила, способная сломать ее брата, и отказывалась искать ответ, потому что боялась узнать»,Leia Organa Solo

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД И ИГРОКИ НЕДЕЛИ:

Добро пожаловать на ролевую игру GALAXY FAR, FAR AWAY по известной вселенной Star Wars. Действия игры разворачиваются во всех временных рамках, учитывая расширенную вселенную. А это значит, что у нас будут рады и Ревану, и графу Дуку под руку с принцессой Леей и «не последним» товарищем Финном. Игра разделена на зоны, где каждый герой может начать свою историю заново или написать ее так, как давно мечтал! Галактика большая, и в ней найдется место всем и каждому. Если у вас есть вопросы, поищите ответы в FAQ, возможно, их уже задавали до вас. Связаться с администрацией вы всегда можете в гостевой.

«Все очень просто.
Нужно только решить, чего ты хочешь». (с) ПОРГОВ ХОЧУ!

Рейтинг форумов Forum-top.ru


АДМИНИСТРАЦИЯ:
Генерал СелчуМиссис СелчуЕе Величество АмидалаСкайрокер

САМЫЕ НУЖНЫЕ:

Вверх страницы

Вниз страницы

A GALAXY FAR, FAR AWAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » "trust me, you can sing." - alcohol


"trust me, you can sing." - alcohol

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://45.media.tumblr.com/499632ecd4aebfd582baa34eee54564c/tumblr_n02uwmDamz1s567uwo1_500.gif
"trust me, you can sing." - alcoholВремя действия

♦ Wedge Antilles, Shara Bey

♦ 1 ПБЯ

— Я предлагаю тебе напиться. Будем крушить и петь.
— У меня даже в анкете написано, что пою я убийственно.
— Вот и пойдем убивать.

+2

2

Все-таки пришло то время, когда Ведж кого-то пригласил на свидание. Для него это всегда особенное испытание. Он с друзьями-то не ладит, а тут аж целая женщина, которая непонятно чего от него ждет. Именно неизвестность пугала Антиллеса. Он видел совершенно разных женщин и внутри они оказывались куда мене красивыми, чем снаружи, а война это все еще больше усугубляла. Шара не выглядела торопливым человеком, но еще немного и Антиллес сказал бы, что она расстроилась из-за его откровенного тупизма в прошлый раз. Надо было сразу потащить ее что-нибудь выпить, а он предпочел в тот же вечер укутаться в одеяло и, попивая каф, пролистать свою деку, возненавидев всю эту рапортную ерунду. Проще быть солдатом и делать то, что скажут, бубнил он себе под нос и снова ловил себя на мысли, что не смог бы долго оставаться таким вот простым солдатом. Хотя бы потому, что ему необходимо все контролировать. Однажды он уже огреб от Биггса, когда задумал спорить с ним и теперь это вызывало у Веджа горькую улыбку. Биггса нет, а вот его наследие и уроки живы. Ты не мог бы быть простым солдатом, Ведж, ты родился командиром.
Оставшуюся ночь он так и не смог уснуть, проведя ее с карандашом и блокнотом. Потрепанные, уже начинающие желтеть листы и хорошо заточенный карандаш осторожно выводящий все, что видел хозяин. Маленькая каюта, в которую он два часа назад заехал, еще не разобранные два ящика с вещами. Он бы мог легко избавиться от этого. Так мало пожитков, даже как-то грустно становится. Все ребята таскают за собой груз прошлого, а у Веджа в кармане всего несколько фотографий. Никаких видео, никак панорам родных городов и миров, никаких маленьких, цепляющих вещичек, кроме малюсенькой монетки, которую Ведж аккуратно расположил на прикроватной тумбе. Кроме нее, кстати, там ничего не было.
Лучше бы был привязан к вещам, нежели привязывался к людям. Он в очередной раз повторял себе, что хороший командир, в первую очередь, держит свои эмоции в узде, но почему-то он не мог устоять ни перед влюбленностью, ни перед желанием дружбы. Хобби, который принес ему каф сегодня вечером, растрогал Веджа до глубины души, посему оказался выброшенным вон из новой антиллевской обители.
Сам не заметил, как дописал гребанный отчет и уже нажимал "отправить", не вычитав его прежде. Ошибок там, наверное, тьма, а уж словечек, которые так ненавидит Сальм и на дух не переваривает Мотма - еще больше. Но перечитывать то, что написал Ведж ненавидел даже больше, чем само изначальное написание отчетов. Однако, пробежавшись глазами мельком по тексту, заметил, что на занятую своими размышлениями голову пишется куда лучше. Получилось сносно и местами даже смешно. Смешно и правдиво, однако. Все плохо. Запчастей не хватает, кадров - тем более. Из пяти человек подходит для Красной Эскадрильи круглый ноль, но если Альянс настолько отупел, что сознательно стал посылать на смерть людей, то чем они лучше Империи? Нет, это, пожалуй, пришлось вырезать, иначе еще чего-нибудь с ним сделают, пока он спит. Сравнивать святой Альянс с галактическим злом... этого не простили бы даже кореллианцу, который что угодно и когда угодно сравнивать может.
К трем часам космической ночи он уснул и проспал ровно пять часов. Сработал каким-то чудом или чудаком включенный будильник. Веджа тряхнуло с холодного сна, все тело затекло от неудобной позы, подушка, на которой должна была располагаться его голова, лежала где-то в области поясницы и явно больше не годилась для того, чтобы на нее возлагали голову, а одеяло (точнее та теплая тряпка, которая им служила), сползла на пол и грела идеально чистые ботики. Антиллес почувствовал холод. Он замерз, но даже холод не смог разбудить его. Удивительно крепкий сон, без всякой той красивой ерухрени, которая обычно снилась после насыщенных деньков.
Душ хоть немного привел его в себя. К сожалению, отдельную душевую ему не выделили, а сейчас он бы за персональный душ, как в прошлой каюте, полжизни бы отдал, но вот незадача, у него даже этого не было. Кое-как приведя себя в порядок, Ведж вдруг вспомнил, что его ждет Шара...
Или не ждет и ты опять себе непойми чего придумал, а кореллианец? Может быть, она уже сама обо всем забыла, так, что даже твой звонок ей прямо сейчас придется ну совсем не кстати. В результате Ведж набрал и сбросил. Не первый раз ломался. Ну что, скажите, плохого в том, чтобы дать себе отмашку и наконец-то почувствовать себя человеком? Что плохого в чувствах, которые хоть немного делают мир вокруг лучше? И эти обшарпанные стены менее обшарпанными. Правду говорят, что влюбленные по-другому смотрят на вещи.
Позвонить он ей так и не позвонил, а вот дойти прямо до Бэй, этого не постеснялся. Правда, как и в случае с рапортом, он очнулся в самый последний момент, осознав, что реально причесанный и гладко выбритый вышел искать Шару Бэй. Ну прямо жених, ничего не скажешь. Правда, атмосфера какая-то совсем не свадебная. Но если уж Ведж Антиллес когда-нибудь женится, то, видимо, свадьба его ничем не будет отличаться от простого дня в переполненном ангаре, кроме аплодисментов с вполне нормальным контекстом.
У перехватчика он ее не нашел, среди товарищей тоже. Дом-Один большой, когда пытаешься кого-то найти. Когда хочешь спрятаться, напротив, кажется, что каждая вомпа обязательно пробегает мимо твоего укромного уголка. Веджа показалось, что он даже дважды пропустил ее и ужаснулся собственному поведению. Ты что же, теперь во всех темноволосых кудрявых девушках Шару видишь, что ли?

+1

3

Шара была не из обидчивых. Не умела, не хотела, не таила и вообще не страдала такой ерундой, предпочитая тратить свои нервны на что-то более стоящее. И, конечно же, Шара все понимала, то и дело прокручивая в голове слова Веджа, раз за разом, на повторе, убеждая себя, что это действительно правильно. В его словах была истина — несомненно, но самое главное, они, наконец, подвели некую черту под их отношениями, обозначая, что все-таки что там есть, кроме упорных заверений обеих сторон о дружбе. Стоило согласиться с этим еще утром, когда та самая дружба была нещадно перечеркнута поцелуем, а может еще раньше, когда Бэй выпрашивала (какой ужас) у Сальма  прощение (какой ужас [2]) за этих двоих; больше за Антиллеса, конечно, чем за задиру Селчу, но какая теперь разница, да? Трудно сказать когда это началось. О чувствах Бэй вообще трудно говорить, не так часто она с ними и сталкивалась, но постепенно все в голове расставлялось по полочкам и это не могло не радовать. Явинка любила порядок. Моральный, с физикой в этом плане у нее были большие проблемы. Стоило бросить взгляд на небольшую каюту девушки, чтобы понять, что дисциплина для нее заканчивается у самого порога. Куча барахла хаотично разбросанного , где можно и где нельзя, всякие типично женские мелочи на виду и не только, ленты для волос, зеленая куртка на подходе к койке, затем ботинки (ботинок, один, второй где-то в дальнем углу), а дальше и сама Бэй, беззастенчиво сопящая в подушку. У нее даже не хватило сил стянуть футболку и распустить волосы — она просто прилегла и не встала, отдавшись во власть сна. Снилась какая-то цветастая ерунда, Кринид и зеленые леса Явина. Уж как это девичий мозг собрал в одну картинку — одному ситху известно, но очухалась она с ощущением того, что, кажется, сходит с ума. Иначе, что за ересь мелькала у нее перед глазами? Снова засыпать не рискнула, чувствуя, как невыносимо ноет шея из-за неудобной позы, а щека оставила себе на память след от примятой подушки. Голова гудела и шла кругом, горло скребло от жажды, да и в целом состояние оставляло желать лучшего, оттого, кое как соскребя себя с койки, темноволосая предприняла попытку доползти до душа. Она ведь даже не вспомнила о негласном договоре с командером Красных, почему-то решив, что он увлечется делами и даже не вспомнит про это. И зря. О своей ошибке она посожалеет после, а пока едва-едва  хватило духу добраться до душевой, что была  черти где. Надо выпросить  каюту поближе, честное слово. 
Как мало нужно для счастья, подумалось Бэй, стоило натянуть чистую одежду, а все еще влажную кожу обдало легким холодком стоило пустить в обратный путь. Теперь уже и здоровающиеся прохожие не так раздражали и мир казался чуточку краше, и даже жизнь заиграла новыми красками. Краской. Одной. Белой. Подстать футболке. И то радость. Мозг живенько заработал, выстраивая ближайшие планы по пунктам, тут же искал пути увильнуть от того, или другого, лейтенант даже окольными путями прошла, чтобы дать ему больше времени на это благородное дело. Признаться, она и без этих попыток, так  и бухнулась бы на койку в приятном безделье. Не так часто случаются такие вот минуты затишья, когда можно посвятить время исключительно себе и собственным мыслям, а их, тех самых мыслей, уже больно много накопилось. Стоило в основательно подумать о происходящем, избрать хорошую тактику, найти компромисс с самой собой — это и еще тысяча причин не плыть по течению, доверившись инстинктам. Все нормально — это Шара. А Шара — девушка. Девушка, как ни странно, в некоторых вопросах уж слишком типичная. 
Что б тебя! — вырвалось из груди абсолютно погруженной в мысли, оттого не ожидавшей никаких подвохов явинки. Столкнувшись на очередном повороте с чьей-то фигурой, возникшей слишком внезапно, она даже не сразу подняла голову, узреть причину своего усиленного сердцебиения, а когда, все же, соизволила это сделать, сердце забилось еще сильнее, — Совсем сдурел, — с толикой облегчения выдыхает она, но не сдерживается, чтобы не зарядить в комэска все еще влажным полотенцем, — Я чуть не умерла, — ладонь ложится аккурат на середину сильно вздымающейся груди и девушкой предпринимается попытка немного угомонить собственные нервы, а заодно сердце, — Ты что здесь делаешь? — уж больно странно было видеть Антиллеса в этой части "Дома", едва ли ему взбрело в голову "просто погулять".  Взгляд быстро пробежался по его фигуре снизу вверх, а потом замер на все том же, подбитом лице. И даже несмотря на это, он выглядел исключительно по-офицерски: выбрит, расчесан, выглажен. Особенно на фоне Шары, что неловко приглаживала распущенные после душа волосы, что еще больше непослушно вились, — Куда-то собрался? — протянула она с каплей … недоверия? Ревности? О, нет, конечно! И вот оно — то самое "и зря". И зря.

+1

4

Ведж был в каком-то взвинченно спокойном состоянии духа. Взвинченном, потому что одна мысль провести с Шарой целый вечер (с ней и только с ней) волновала как-то предательски и из-за этого улыбка на ровном месте вылезала на лицо. Если кто Веджу бы попался из знакомых, без труда бы угадал причины его настроения. В таком состоянии Антиллеса можно было заметить крайне редко и почти всегда это заканчивалось быстро. Ведж с гордостью бы сказал, что ничего подобного не испытывал до сего момента. Всякая увлеченность раньше была какой-то прозрачной, невесомой, слишком простой и слишком горячей, отчего, столкнувшись с холодной реальностью, мгновенно теряла тепло. Чувства к Шаре были, определенно, сильнее и стабильнее. Ни вчера, ни сегодня, ни еще неделю назад он не менял своего мнения о ней. Она нравилось ему ни сколько не меньше, это радовало и как-то странно настораживало.
Так ли начинаются серьезные отношения у людей? Вот ведь. Веджу 22 года, он уже капитан, коммандер и герой войны, получивший высочайшую награду в Альянсе за вклад в борьбу с Империей, он пережил рейд на Звезду Смерти и стал асом уже во втором своем боевом вылете, на корабле теснились значки сбитых колесников и красовался круг убитой Звезды, а настоящего жизненного опыта... с горошину. Он был хорошим солдатом, честным, хотя и сложным человеком и в большинстве своем очень добрым, а по сути что мы имеем? Разбитую судьбу, кошмары с горящими на станции родителями, припадающими к окнам и последние слова мамы, точно из самого небесного царства; вшивое существование в маленькой тесной каюте без личного душа; постоянные обязательства, долг, понятия чести; самолеты, погибшие друзья, постоянно надрывное сердце над могилами новобранцев. Надоело. Все это хотелось засыпать мирной землей, но пока приходилось только запивать.
И тут внезапно такое светлое "нечто" случается в жизни. Антиллес растерялся перед обстоятельствами, как Шара только что растерялась перед ним. Захотелось вдруг спросить ее о столь многих вещах. Прямо вот так с ходу завалить вопросами, спросить мнение, узнать о ней все на свете. Чем она жила и чем хочет жить, просто проговорить ночь напролет, неважно, какую тему для рассказов они найдут. Печальную или стыдливую, веселую, горькую, да без разницы. Непреодолимое желание узнать человека - все равно, что убить в себе стойкое безразличие.
Шаг был сделан и себя уж не обманешь. Ее не хотелось стиснуть в объятиях и зацеловать, как это бывало в большинстве случаев. В первую очередь, захотелось стать ее другом.
Странное не то, чтобы влечение... необходимость становиться ближе.
Антиллес даже вздрогнул и округлил глаза. Заулыбаться ли, но он так и не смог, громко прочистив горло. Беспардонность Шары напомнила ему, что они вроде как не на службе, а вот собранность Веджа все портила для него самого. Даже тошно с себя стало на фоне... всего и уж тем более - мистре Бэй, которая явно не была готова к внезапным столкновением с объектом симпатии.
В том, что она симпатизирует ему почему-то пропало какое-либо сомнение. Вот уж, кто бы знал, что перед лицом опасности Ведж становится таким заносчивым. В небе, в кокпите это было совсем незаметно, а вот на земле... даже Антиллес это чувствовал. Как медленно, но верно растет его самоуверенность.
- Я? - Вскинул брови Антиллес, захохотав. Еще недавно серое лицо налилось предательской краской. Ведешь себя, как мальчишка, Ведж. - Что я здесь делаю... что делаю... - он стал искать оправдания. Что ему искать в расположении пилотов перехватчиков, если не пилота перехватчика? Теперь осталось сократить список до пары имен, которые ему внезапно понадобились. Селчу он выбросил сразу... как и всех остальных, осталось только одно имя, которое смотрела на него притязательно и привлекательно, несмотря на общую сумбурность своего положения.
- Ищу одного пилота, которому я кое-что пообещал, - он стал оглядывать ровные стены. Никого не было и эхо гуляло вместе с разумом по длинным коридорам. - У меня, конечно, не очень хорошая память на бытовые мелочи, но кое-что я запоминаю. Осталось только подмигнуть, но он удержался. Как-то не по статусу. Впрочем, Ведж не удержался и рассмеялся.
- Великолепно выглядишь!

+1

5

Единственное, что сейчас хотелось — сгореть заживо, чтобы не чувствовать на себе его взгляд и не пытаться найти оправдания собственному ступору, накатившему большой ледяной волной. Она и впрямь была не готова, не ждала, понимала и как же это его "я не хочу торопиться" вообще?  Право слово, мужчины так рьяно осуждают женскую логику, а сами ведут себя не чуть не лучше, загоняя в тупик своими поступками. Один так точно, сияя на весь коридор своим стоматологического набором. Если раньше Бэй чувствовала себя хоть немного защищенной в рамках тех деловых отношений которые они поддерживали хотя бы для вида (для какого вида, вот только не ясно), то сейчас, в обстановке полной расслабленности, в стенах, ставших уже родными, эта защитная оболочка треснула, выплескивая напоказ все настоящее, искренне и неподдельное. И даже все те же родные стены не помогали. Она открыла было рот, но тут же захлопнула его, не успев ухватиться за ускользающую мысль, а еще без перерыва проклинала себя за беспечность и, самое главное, недоверие. Признаться, Шара и впрямь думала, что он закрутится или, что было бы совсем не удивительно, не вспомнит, но он сейчас стоял здесь и улыбался. Что б тебя, Антиллес! Просчиталась, пожалуй, первый раз в жизни, а теперь расхлебывала собственной беспомощностью. 
Одному пилоту ты много чего обещал, — собрав остатки самообладания выдала Шара и вскинула подбородок, пусть на этот раз вышло скудно и без должного эффекта. Да и какого эффекта можно ждать, когда ты стоишь перед не безразличным тебе мужчиной с полотенцем в руках и птичьим гнездом на голове. Уж какой бы Шара не была самоуверенной, это все скоропалительно меркло во внимательном взгляде темных глаз и разлеталось в пыль, оставляя после себя ничего того, чтобы могло бы прибавить смелости. То, что пилоты "ашек" строят из себя не меньше, чем летных мессий, известно всем, но сейчас они были далеко от истребителей, от ангара и вообще, далеко от войны, как ей показалось. Коридор отрезало во какой-то временной вакуум, что позволил на секунду забыть о том, что творится за бортом. Может оно и к лучшему? — Напомнить, чем это закончилось? повторить — пронеслось в голове, но, нет, на такое девушка сейчас была явно не способна, уж больно дискредитированная внезапной встречей. Странно ощущать себя вне системы, которая, так или иначе подминала всю жизнь "Дома Один" под себя. Здесь они в первую очередь офицеры, а уже во вторую мужчины, женщины и те, кто предпочитают себя не относить ни к одним, ни к другим. Настолько привыкаешь к этому, что в определенный момент теряешься в глупых мелочах и непонятливо хлопаешь глазами, пока в голове со скоростью света носится строчка "в смы-ы-ы-ысле?". У Бэй этих "в смысле" не сказать, что много, но они определенно есть, и как же хорошо, что в глазах это не отражается. Вполне хватит растерянности и смущения.
Очень смешно, — глухо отзывается вновь запуская в командера свободным кончиком полотенца, а потом еще раз проводит ладонью по волосам, словно в этом был какой-то смысл. Лучше бы она была в робе и чумазая с ног до головы, после часов наедине с любимой "ашкой" — это хотя бы привычно; светиться вот такой абсолютно не готовой ни к чему, она не любила даже перед своими, а тут комэск еще и не ее, во всех смыслах (а жаль, да?), еще и так отвратительно хорошо выглядящий. Ну, как так можно! Где ваша совесть, капитан? — Перестань это делать, — проворчала явинка, готовая уже полотенце себе на голову повесить, лишь бы избавиться от чужого взгляда, — Смотреть на меня, как на зверушку, — такое важное дополнение. Табличку бы еще рядом: не кормить, руками не трогать кусается — мало ли! — Ты же не думал, что я и отдыхаю при полном параде? я же не ты, — предусмотрительно осталось на языке. Вообще, на языке очень много чего осталось — глупого и не очень — оно и хорошо. Что-то, на словесные баталии как-то не тянуло. Только желание еще раз пульнуть в Веджа полотенцем. 
Что ты светишься, как... — на вдохе замолчала она, — Как... — пытаясь подобрать нужное слово, но тихо рыкнув от досады, поспешила развернуть командира в ту сторону, в которую шла, а заодно и скрыть очередной прилив багряной краски к лицу, — Ты понял, как! — профырчала Шара и тише добавила, — Представляю, какие завтра разговоры пойдут, — ой, да какая разница, — Надеюсь тебя никто не видел?           

+1

6

От растерянности Бэй начала язвить, а вот у Веджа было достаточно хорошее настроение, чтобы все это парировать. Ему нравилась ее игра слов, ему хотелось ей подыграть. Раз уж день так прекрасно начался, да и вообще они встретились при таких обстоятельствах... видок у Шары был не лучший, зато она сияла и даже спутанная после мытья копна волос не портила ее. Ее вообще ничего не могло было испортить, но это другая история. Та самая, о которой не говорят вслух.
Зато как-то при этой мысли он слишком широко заулыбался. У него на сегодня лимит на улыбки был, как видимо, снят, потому что даже рот не сводило в странной судороге, как бывает, когда долго по-идиотски улыбаешься. В этот раз все было искренне. Оттого, наверное, им управляло спокойствие и он это спокойствие всюду распространял, почти фонил. Посмотри, Шара, насколько он сегодня победитель положения. А вот она сорвала с себя все погоны, маски и все, чем защищалась от окружающего мира. А что внутри? Ведж был готов разочароваться, но разочарование не пришло, напротив, он был крайне очарован. Или же это просто душа, застывшая в войне, соскучилась по человечности. Шару хотелось немного подергать, почти физически щекотать. Она вдруг стала так похожа на нормальную, простую женщину, что Ведж... Ведж почувствовал себя простым мужчиной.
- Я знаю, что ты любишь напоминать. А я люблю удивлять. У нас все чудесно получается, - какая-то даже издевательская улыбочка. - Это закончилось тем, что я нашел тебя и надеюсь, что ты... - не поступишь так, как поступил вчера я. Надо было еще подождать недельку, поломаться, думать, все такое, мучаться. Как раз до тех пор, пока у Селчу не вырастут новые зубы и он не пойдет пить с Шарой каф вместо Веджа. Вот к тому времени бы он точно созрел и точно бы знал, как поступать и чего делать. А сейчас... он делает все это по велению желания, нежели по чему-либо еще. Голова осталась в комнате, разве по нему не видно? Оттого рассуждать о том, почему он тут, а не где-нибудь еще мучается и плачет в подушку над собственным тупизмом, не приходилось. Хотя было бы весело и Шара вряд ли сказала ему то же, что сказала в этот раз. Если бы вообще захотела с ним говорить.
Женщинам не нравится, когда их обламывают еще больше, чем это же не нравится мужчинам.
К тому же... разве он смотрит на нее, как на зверушку? Нет, потискать ее хотелось, но это вообще другая история, это пока трогать не будем (ни тему, ни Шару, благая Сила), а взгляд... взгляд, впрочем, бывает разный и женщинам свойственно все понимать не так, как, по сути, являлось. Она была не зверушкой, не красивой куклой, но если откровенно, смотреть на нее хотелось. Смуглая кожа привлекала взгляд, мягкая, верно, на ощупь и гладкая, а темная глаза, которые говорили больше, чем сама Шара - это вообще целая поэма разных хвалебных высказваний. Одним словом - мистресс Бэй была красивой. Одной тех женщин, которые умели быть красивыми даже в таком растрепанном, растерянном и почти злом на ситуацию виде.
Но собраться он ей не даст. Желание ласково поиздеваться побеждало рассудок и чувство самосохранения.
- Извини, ничего не мог сделать со своими глазами, - опять скривил вину Антиллес. - Уволь, я понятия не имею, как ты отдыхаешь и вообще отдыхаешь ли. С грязной тряпкой рядом с перехватчиком Шару было найти проще и чаще, нежели где-нибудь ее же, распивающую каф или чего покрепче в веселой компании. Казалось, что Бэй вовсе всего этого избегает. Ишь. Серьезная дамочка, которая почти всем своим видом показывает: "не подходи без серьезных намерений". Правда, среди повстанцев было много контуженных на голову.
Однако, ситх, это опять не та тема! Разговор, как дешевый игрушечный поезд, сходил с рельс, только наметится более-менее резкий поворот.
"А еще извини, что не могу не смотреть". Да и вообще, Бэй, с каких пор ты стала такой скромной? Любой женщине нравится, когда на нее смотрит мужчина. Даже если по ее мнению смотрит как на... "зверушку". Какую - другой вопрос, взаимоотношениями между зверушками тоже разные бывают.
- Я не свечусь! - Опять от души засмеялся Ведж. Напряжение мгновенно спало, когда Шара стала Шарой. Но оно того стоило, право слова. - Какие разговоры? - Мягко поинтересовался Антиллес, в очередной раз пропуская в голосе нотки издевательства. У него всегда фантазия была богатая и он себе надумал мгновенно столько интересных сценарием, что хоть романы пиши. С рейтингом. - Кто поверит в то, что Шара Бэй принимала душ с каким-то... Антиллесом. В самом деле. Кто.

+1

7

Удивлять? — переспросила Бэй голосом, полным искренности и все того же удивления, коим пилот хвалился. Будь немного другая ситуация, она бы наверняка улыбнулась, но сейчас только щурилась и нервно покачивала головой, словно он её не по дороге из душа выцепил, а поймал на чем-то противозаконном. Нет, противозаконно было вот так подкрадываться из-за угла и делать вид, что все прекрасно и замечательно. Точно не у нее, судорожно пытающейся собраться себя по кусочкам хотя бы для банального разговора,  без "эээ", "нуууу" и пустого хлопанья глазами. Определенно, явинка могла молча пялиться на Антиллеса, но кому от этого стало бы лучше? — Скорее шокировать и тревожить мое сердце своими выходками, — тревожить сердце — вся суть фразы и за её пределы едва ли стоило выбираться, потому, Шара даже не подумала притормозить, продолжая подталкивать Веджа по направлению к своей каюте. Не самый лучший вариант, когда ты не хочешь вызывать лишних вопросов, но, скажите, какой у нее был выбор, когда он уже и без того вызвал интерес свое персоной? Не частые, но от этого не менее любопытные прохожие на них заглядывались, не забывая уж больно неоднозначно поздороваться, растянув свои губы в странных улыбочках (или явинке все это только казалось?), а она чувствовала, что готова сорваться на не вежливое "чего уставились?", а заодно и приложить болтливого командера о стену. Уж больно развеселился! 
О, представляешь, я тоже человек и мне тоже нужен отдых, — с язвой в голосе, как раз в тон Антиллесу огрызнулась девушка, дернув того за руку, стоило чуть сбавить ходу, — А иногда, — голос с хрипотцой снизился до шепота, будто это имело какой-то толк. Уже поздняк метаться, верно? — Не поверишь, я даже сплю, — впрочем, чего лукавить, это было куда реже чем хотелось бы. Но покажите хоть одного человека, который умудряется нести службу и спать сном младенца? Пожалуй, Шара бы поставила на Пика, которого ни пушечным выстрелом не поднимешь, ни атакой имперского флота. То ли у человека не было никаких психологических проблем, то ли он мастерски ко всему адаптировался, не собираясь прогибаться под суровые реалии военного времени. Зависть, зависть и еще раз зависть. Явинка бы что угодно отдала за толику тех железных мужских нервов, особенно сейчас, когда один несносный кореллианец ловко испытывал на прочность её собственные, — Что ты... — выдохнула она, стоило ему заикнуться про душ в таком контексте, от которого по спине пробежали странные мурашки, — Тш-ш, — шикнула она и впечатала его в стену у самой двери в свою каюту, не забыв зажать ладонью чужой разговорчивый рот. Воровато оглядевшись, слащаво улыбнувшись какой-то проходящей мимо девчонке в ответ на ее кивок, Бэй вернула не добрый взгляд на капитана, но растерялась, осознавая, что сейчас они выглядят еще нелепее, чем звучит его глупая болтовня. Она лелеяла свою репутацию, возможно, даже слишком, но сейчас, все с таким кубарем катилось вниз, что становилось смешно, — Скажи это еще громче и ты труп, Антиллес, — губы растянулись в наиглупейшей улыбке, а рука медленно опустилась, в опасении, что он и правда это сделает. Он может, — Дай мне пять минут  и мы... — ослабив хватку, темноволосая уже готова была скрыться за открывшейся дверью, но слух уловил знакомый смех где-то совсем близко и реакция сработала на опережение. Дернув за рукав и подтолкнув молодого человека в глубь, Шара и сама хотела скрыться с обзора коридора, но была окликнута. 
Бэй! — на лице девушки отразилась вся палитра не самых радостных чувств и скрипнув зубами, она приложила палец к губам, умоляя кореллианца не привлекать внимания. Закрывать дверь перед носом товарища явинке показалось нелепым, потому она уповала полумрак, который все еще царил в каюте и совесть одного командера. 
Пик, — вторила ему Шара и развернулась, пытаясь затмить собой весь проем, но куда там. 
Миленько выглядишь, — не отступался от своих привычек парень, сверкая белоснежной улыбкой. Лейтенант была уверенна, что каждое утро он ее усиленно начищает. 
Чего хотел? — без особого энтузиазма на пустую болтовню отозвалась она, но не упустила возможностью тряхнуть копной волос, — Уж не комплименты мне делать, верно? — правая бровь иронично изогнулась. 
Да я готов, но ты ж не примешь, — нараспев отчеканил пилот и хотел и фривольно щелкнул брюнетку по носу. Отчаянно захотелось ответить. Кулаком. Но в ответ лишь напряженно растянулись губы в улыбке из разряда "да что ты говоришь", — Тут тебя твой принц на крестокрыле искал. 
Кто? — нервно хохотнула явинка. 
Антиллес. 
С чего это он мой принц? — по прежнему нервно отозвалась она и сжала полотенце в руке с такой силой, что побелели костяшки пальцев. 
Селчу сказал. Да и на лице у него написано. Чужими кулаками, — Пик провел пятерней по своей идеально уложенной шевелюре и вперился в девушку ироничным взглядом. 
Если бы я слушала все, что говорит Селчу, его бы подбили при первом же нашем совместном вылете, — фыркнула Бэй, блеснув небезызвестной скромностью "зеленых", — А вместо того, чтобы собирать сплетни, лучше бы помог Арвелу с поиском новобранцев, — лучшая защита — нападение, нет?
Ой, да кто к нам пойдет. Мы же не "эти", — отмахнулся лейтенант, последнее произнеся с явным презрением, а потом, вдруг, нахмурился, — Слушай, я серьезно. Не связывалась бы ты. 
О-о-о, это забота? — хотела было свести все к шутке явинка, но не смогла наткнувшись на серьезный взгляд, — Перестань, Пик, когда ты так говоришь, мне не по себе, — нужно было сворачивать эти откровения, пока они не зашли уж слишком далеко. Подобные проявления эмоционального диапазона товарища не сулили ничего хорошего, — Слушай, мне не пятнадцать лет. Все нормально.      
Надеюсь, ты по прежнему считаешь его зазнавшимся занудой, — вдруг вернувшись на прежнюю волну, парень вновь засверкал улыбкой. Девушка раскрыла рот, не зная, что ответить, но пилот продолжил, — И к нам в отсек, ты его, — мазолистый палец направился в темноту помещения, вызывая на лице Шары выражение величайшего провала, — Лучше не води. Не один Тайко нервный, — сверкнув голубыми глазищами и подмигнув, Пик направился дальше по коридору, насвистывая незамысловатую мелодию. Хотелось разразится вслед ругательствами на всех языках галактики, но явинка только фыркнула, делая шаг в каюту. За спиной прожужжала дверь. То ли плакать от всей это нелепости, то ли смеяться. Темноволосая выбрала второе, разразившись громким смехом. Не пятнадцать лет, а ведет себя ничуть не лучше. 
Так что ты там говорил про душ? — скинув полотенце куда-то на койку, Бэй быстро-быстро начала собирать откуда только можно валяющееся барахло, — Теперь есть шанс услышать истории поинтереснее, — а может и ну их? Они, ведь, тоже люди. Военные, но люди. Вмешали чувства в серость серых дней, так что, расстрелять за это? — Ты, присядь... Где-нибудь... — Шара махнула рукой, показывая отсутствие какого-либо выбора, кроме койки и стула с заваленной спинкой, — Дай мне пять минут и... — начала она фразу, которую так и не закончила пару минут назад, — Нам надо выпить, — нет, это определенно будет не лишним. Но в прошлый раз концовка была другой.

Отредактировано Shara Bey (2016-04-06 01:37:03)

+1

8

Уже второй раз, как Шара Бэй принимается вминать его в стену и чего-то усиленно затирать. Сегодня все оказалось куда хуже. Он встретил ее совершенно случайно и водоворот событий так захватили, что он даже ничего не успел сказать. Точнее, успел... но оказалось не то, что следовало. Ладно, он думал, что они отшутятся и все на этом, а вышло-то как! Ярко, интересно, а главное - сколько нового о себе узнал.
Запертый ситх знает где, он потер затылок, которым стукнулся о непонятно что. Ведж тихо выругался, а потом чужой голос донесся из-за двери. Ну, прямо день встреч! Ведж бы вышел, да даже руку пожал этой внезапность, но у Шары было свое собственное мнение на этот счет.
Положение его было уже не комичное, сколько трагичное. Шара Бэй не понравилась ему с первой секунды их знакомства, но надо сказать - заинтересовала. Трудно встретить красивых, талантливых, к тому же интересных женщин в их кругу, да и вообще время. Ведж и думать не мог о том, чтоб с ней отношения вышли... чуть выше за рамки дружественных. Чуть выше, потому что пока ничего не было понятно. По крайней мере для Веджа. Он считал Шару из той категории женщин, которая чуть что - выгонит за дверь и вообще на веселые буквы явинские пошлет, но уж как-то даже все было удивительно гладко. Если спросить Антиллеса - он был уверен, что Бэй успела в него влюбиться, но когда это женщинам мешало посылать объекты симпатии в совершенно разные стороны. Хороший повод в очередной рад поныть по поводу своей несчастной судьбы.
Нет, Шара была не нытиком, совсем нет. Иногда даже слишком крепкой, иногда даже слишком плоской. Почему бы ей не начать кокетничать? Она ведь это прекрасно умеет делать, как мы уже знаем. Так нет! Шара Бэй будет оставаться Шарой Бэй до последнего, пока самообладание не треснет по швам. Впрочем, кореллианец мало чем от нее отличался. За пару дней он успел дважды продумать развитие их... кхм. Отношений. И каждый раз приходил к выводу, что в любом случае хочет их допустить.
Что же. Он левый что ли?
Зато дальнейший разговор Шары и ее этого странного товарища Пика навело на мысли, что, наверное, зря он все это начал. Ее так называемые друзья имеют на него зуб. Естественно, они имеют. Крестожопый замутил с их ашечной девчонкой, когда на нее и без того ребят десять есть своих. Нечего тут чужое уводить. Да, благая Сила, ребята, что за детский са-а-ад!
Но, надо сказать, Антиллес обиделся. Зазнавшийся, да? Ему, значит, она была приятна, как собеседник и он даже подумал, что они могли бы стать хорошими друзьями, а она все это время считала его зазнавшимся и его таланты, которые, надо сказать, Ведж любил как только мог, не признавала в упор. Ну, молодец, Шара Бэй. Просто... аплодисменты! Интересно, Пик их тоже услышал?
- Что я говорил про душ? - Лицо у него стало серым, прямым и совсем неинтересным. Бесчувственным, если хотите, показывая весь ... богатый спектр его равнодушия и скептицизма, которым покрылся, как броней. Нет-нет, он уже почти не обижен, просто сделал определенные выводы.
Ситх дери, да у него еще минут пять назад было прекрасное, игривое настроение, а теперь чего? Кто его испортил непонятно. Не то Шара своим отношением, не то этот Пик своим присутствием, не то всем вместе, блин.
- Да, мне тоже история о том, какой я зазнавшийся пилот, интересно будет послушать, - он коварно сузил взгляд и в упор смотрел на Шару. А так-то... не волнуйся, он присядет. Присядет так, что потом хрен поднимешь!
- Расскажешь, или для этого тебе придется выпить? - Ну, Бэй, ты попала. Честно. Он даст ей столько времени, сколько потребуется. У Веджа всегда было хорошее терпение, но увильнуть уже не получится - это точно. Дело, конечно, плевное, совсем глупое, как и вся ситуация, но осадок остался.
- Никогда бы не подумал, что тебе нравятся зазнавшиеся принцы на сверкающих крестокрылах, - он даже закатил глаза и привалился на косяк, чтобы получше увидеть дорогую сердцу женщину. И то, каким образом она сейчас начнет искать слова и оправдываться. Ну, или не будет, что более вероятно. Думала-думала, раздумала, пересмотрела, влюбилась, да много причин можно найти. Но интереса это не исключало.
- Ладно я. А крестокрыл-то чем помешал! - Заворчал Ведж, стараясь найти вещи любопытнее Шары Бэй, ибо она просто невероятным образом притягивала к себе мужской взгляд, чего бы не делала. Или это только с ним такое происходит?

+1

9

Каждая эскадра считала себя исключительной — это не ново. Зеленые, ничем не отличались от других, будучи, кажется, даже слишком уверенными в своем превосходстве, пусть то было весьма и весьма сомнительным. Тем не менее, это не мешало смотреть на других свысока и презрительно кривить губы при случае. Казалось бы, кому это мешает? Задания и тактические цели всегда достигались вовремя, взаимодействие, если такое требовалось, было на высшем уровне, а что происходит в рамках личных пристрастий  — совсем иной вопрос и дело каждого. Пик был слишком болтлив, а Бэй уж больно беспечна, заведя с ним не нужный разговор. Надо было по привычке отмахнуться от него, но воспитание и совесть, которые еще присутствовали в явинке, несмотря на общение с такими неотесанными болванами, не позволили это сделать. Вопросы были ожидаемы, как и это подчеркнуто безразличное выражение лица Антиллеса. Правда, ей на какую-то секунду показалось, что он будет выше лейтенанта, так называемая элита, как никак (да, сама Шара тоже грешила поверхностным взглядом, но сейчас не тот случай), но нет, уподобиться Пику было, видимо, куда проще. Мальчишки. 
Вот кого ты слушаешь? — тяжело вздохнула брюнетка и еле удержалась, чтобы не закатить глаза, — Он скажет все, что угодно, лишь бы спровоцировать меня, — по сути, на этом и строились их своеобразные отношения. Это не было чем-то пред рассудительным или ужасным; сама Бэй настолько привыкла, что отбивала эти острые подачки на автомате, а порой и вовсе игнорировала их. Он был хорошим парнем, надежным товарищем, но никто не отменял особенностей характера. Все уж притерлись, — И вывести на эмоции. Порой, это у него филигранно получается, — негромко хмыкнув, девушка выудила средь хаоса рабочего стола пару крепких лент для волос и кинула короткий взгляд на кореллианца. Кажется, для него это не было вескими доводами, чтобы сменить гнев на милость. Что же ей теперь? Оправдываться? Уж чего она не умела делать, так искать причины и оправдания. Приятнее песок жевать, чем отчитываться перед кем-то за собственные промахи. Да и в чем они, собственно, заключались? Словно он не знал отношения пилотов "А-крыла" к остальным. Геройство, хорошие человеческие и профессиональные качества — вообще не аргумент. 
Да не говорила я такого! — нервно кидает явинка, начиная изрядно злиться. Что ты так смотришь, Антиллес? Руку на сердце положить и поклясться здоровьем всего командного состава? Проведя несколько раз гребнем по спутанной копне волос, она раздраженно откинула его все на тот же стол, умирая руки в бока, — Ладно, может и говорила когда, — прозвучало больше, как претензия из разряда "ну что, доволен?". Нет, серьезно, это имеет такое важное значение? Она много что говорит, поддакивая товарищам, но это еще не значит, что нужно ей приписывать все подряд. Весьма трудно вступать в полемику, когда из другого конца ангара летит "да, Шара?", а ты даже не в курсе в чем чуть вопроса. Но, конечно же, да. Отчего нет? Не сумев с первого раза затянуть непослушные волосы лентой, она дергано опускается на стул и выдыхает, в попытках не завестись из-за сущей ерунды. А может, в попытках успокоиться. Как сказать человеку, что ты не считаешь его зазнавшимся, но при этом сохранить собственное лицо? Или даже не так. Как сказать человеку, что его зазнайство (оно есть, хватит врать!) никоим образом не мешает и вообще не является какой-либо проблемой? — Ведж, — сложив руки на коленях, Бэй качнула головой, — Я провожу с ними двадцать четыре часа в сутки. Они моя семья. У тебя своя эскадрилья, ты должен понимать. Дело не в том, что ты зазнавшийся или еще какой-то, дело вообще не в тебе. Они просто беспокоятся об обстановке в коллективе. Сейчас и так не самое лучшее время, еще Селчу светит своей кислой миной. Это никому не нравится и... — стоило ли еще что-то добавлять? Если уже так говоришь лучшего времени не было в принципе. И это понимали все. Но своя рубашка, она же ближе к телу, — Мы хорошо к вам относимся, как к пилотам, которые знают свое дело, но, сам понимаешь... — уголки губ явинки чуть дрогнули, — Но мое отношение к тебе  — это совсем... другое, какое? — резонный вопрос, на который она так сходу и не ответит. Вторая  попытка собрать волосы оказалась удачнее и расправившись с узлом ленты, лейтенант, вновь глянула на Антиллеса, — Я достаточно полно ответила на ваши вопросы, капитан? Или есть дополнительные? — подскочив со стула, Шара схватила со спинки зеленую куртку, — Не так уж и много зазнавшихся принцев на сверкающих крестокрылах, которые привлекают мое внимание.     

Отредактировано Shara Bey (2016-04-06 20:43:17)

+1

10

Ведж вообще был сложным человеком и довольно сложно воспринимал этот мир. И людей вокруг себя. Ашники, в большинстве своем, были нормальными ребятами. Надо было отдать им должное - нормальный человек не стал бы сломя голову носиться по космическим просторам на безумном перехватчике. Но и они были нужны Альянсу. Альянсу был нужен любой человек, который хоть сколько-нибудь что-то умеет. Что истребители, что штурмовики, что перехватчики - все эти самолеты, какими бы плохими лично для Антиллеса не были, все-таки служили верой и правдой. И люди, которые их водили.
Но, как это заведено во всякой организации, где больше трех человек, существовала здравая конкуренция. Без нее попросту было скучно жить! Даже такой человек, как командир Антиллес это понимал. И порой ему это нравилось. Стимулирует, знаете ли. Все эти списки лучших, худших, мотивация, показное превосходство. Оно им не было нужно по сути, но без него было бы худо. Летали бы хуже и не было бы смысла искать прогресс. Так бы и скопытились многие те, кого подгоняет внутренняя борьба, даже если она выливается в разве что глупые споры о плюсах и минусах совершенно разных машин за кружкой лума. 
Но, знаете ли, недолюбливать ребят на перехватчиках стало уже почти привычкой. Они все любили свои машины, свою деятельность, каждый хотел быть в ней лучшим. Ведж же... большую часть времени не обращал внимания на Зеленых, а они, вестимо, внимательно за ним наблюдали. В самом деле, никого из них не было в том рейде на Звезду Смерти, никто из них не летал бок о бок с Люком Скайуокером и не пожимал легендарную ладонь Биггса Дарклайтера. Так что, если у Антиллеса спросят, он назовет пилотов Зеленый... немного старомодными. От того, что они любят скорость и умеют с ней управляться носа не позадираешь, но они из-за всех сил старались. Да только все то, что они в свое время не совершили сомнительными умениями не купишь.
Шара Бэй выделялись на их фоне. Она чаще всего просто держала свое мнение при себе, наверное поэтому они с Веджем и так хорошо поладили. Ну... это было трудно, но выполнимо. И вот они здесь. На самом краю каких-то смутных отношений, которые не выходили толком ни у него, ни у нее.
Да ладно, бросить все и разойтись. Плохая идея - ухаживать за такой партией. Языки уже без устали работали, денно и нощно, дальше, ситх дери, будет еще хуже!
- Кого? Твоего боевого товарища, - Веджу не хватало стула или стола, чтобы закинуть вальяжно ноги, как расслабленно он себя чувствовал и прямо хозяином ситуации - кто как ни боевой товарищ может рассказать всяких... полезных вещей о человеке, а? Вот у товарищей Веджа спросите, они такое досье вам выведут и ведь ни грамма лжи там не будет и выдумок. Даже там, где приукрашено, в корне - верно. Правда, досье это будет не самое лучшее, не на самого лучшего человека, но послушать стоит, если нет желания знакомиться с внутренним миром Веджа Антиллеса самостоятельно.
У Шары, кажется, такое намерение было. Не то хотелось ее пожалеть, не то стать нарочно ради нее лучшее. Да куда уж лучше! Сказал бы Ведж, но Ведж не сказал и прикусил себе язык. В делах сердечных быть лучше во-первых никогда не поздно, а во-вторых, не помешает и черты здесь банально не существовало.
- Я все понимаю, - учтиво улыбнулся Антиллес. Нет, серьезно, он все серьезно понимает, даже если кажется, что ему бы только повозмущаться и все дела. Ведж нарочно пытался отделиться от ребят, быть более... самостоятельным и одиноким человеком, но у него были на то причины. Миллион причин, о которых он не захотел бы говорить на трезвую голову даже самому близкому человеку. Друзья, которые становятся семьей... это тянет на дно. Это камень на шее, с ним особо не поплаваешь.
- Правда, в моем случае все... сложнее, - он помял пальцы, чуть мотнув головой. Предательская челка, которую он так и не смог уложить, упала на глаза и лицо как-то странно зазудело. - Я не хочу, чтобы эскадрилья становилась мне семьей. Это не всегда хорошо, Шара. Уж ей ли не знать? Сколько она уже друзей потеряла, скольких похоронить нормально не смогла, потому что после взрыва ничего не остается?
Ладно, все это темы далеко не для их близкого общения. Он все-таки хотел пригласить ее на свидание, если оно все-таки получится, а на свиданиях не принято говорить о своих бедах и несчастьях.
- Ну, раз ко мне у тебя отношение другое, ты пойдешь со мной на свидание или... мне придется публично просить разрешения у твоего командира? - Антиллес посмеялся. Он все-таки не рыцарь-джедай какой-нибудь и пока на такие подвиги даже ради женщины не готов... ну просто потому что... он ненавидит просить разрешения. Иногда даже разрешение на взлет где-то комом в горле встает. Ну, что, говорится за бред, кому взлетать надо? Им или командованию Альянса?
- Здесь особо не разгуляешься, да и из меня ужасный ухажер, так что подумай дважды. Как-то даже стало резко весело. Вот будет классно, если Шара реально подумает и откажется.

+1

11

И что? — с явным интересом отозвалась Бэй, на секундочку представив, что Антиллес бы услышал, решив спросить про нее у ребят. Ничего хорошего бы он явно не услышал, при всем том, что Шара, сама по себе, была человеком … нормальным, — Твои товарищи много о тебе полезного расскажут? Есть резон поспрашивать? — вот уже чего она никогда делать не будет, так это собирать чужие мнения. Признаться, ей вполне хватало тех выводов, которые можно было сделать самой. Антиллес не был такой большой загадкой и не окутывал себя какими-то невероятными тайнами, чтобы выуживать их у посторонних. Простым кореллианцем он не был, хотя бы потому, что кореллианцам слово "простой" не присуще в принципе, но, чай, и не дама, чтобы старательно выковыривать из него весь изюм. Того что Бэй успела о нем узнать, было достаточно, чтобы проникнуться искренней симпатией — остальные чувства были за пределом каких-то разумных составляющих. Может быть, она ошибалась — этого исключать было нельзя. Может быть, смотрела на него слишком поверхностно (хотя, казалось бы, смотрела — остальное уже в принципе не важно). Но, почему-то, явинке хотелось верить, что он действительно вот такой, каким выглядит на первый взгляд; без каких-то задних стенок, второго дна и наигранной составляющей — будет обидно. Обидно проникнуться к человеку такому,  а в итоге получить что-то совсем иное и не соответствующее твоим ожиданиям. И нет, девушка не строила каких-то плавно и не питала огромных надежд. Куда уж ей, с её-то профессией. Кто знает, вернется ли она завтра с очередного задания или нет. Вернется ли он или станет частью истории, как многие до них. Но на то она и девушкой была, что, все же, хотелось верить во что-то лучшее. На то она и девушкой была, чтобы уметь от этого с легкостью абстрагироваться, повинуясь эмоциональным порывам, а не холодному расчету разума. Рядом с ним пилотом хотелось бы в последнюю очередь.
Потому что, мои тебе ничего толкового не поведают, — честно призналась она и поморщилась, отчего на переносице появились тонкие морщинки. Была ли это их вина, как людей не самых честных правил, или ее, не любящей делиться своим внутренним миром со всеми подряд — остается лишь гадать. Окружающие знали ровно столько, сколько могли узнать (отчего-то ей так казалось), остальное додумывали, в силу своей богатой фантазии. Ей было не привыкать слушать о себе какие-то небылицы, но она была слишком хорошо воспитана, чтобы хоть как-то на это реагировать. Если не создаешь прецедент, то вся болтовня очень быстро утихает и забывается. Забывается всеми, но не друзьями, конечно. Тут сложнее. Тут надо угрожать и шантажировать. Шутка. Или нет, — Если хочешь что-то знать, лучше спрашивай лично. Отвечу на любой твой вопрос, — поспешно пообещала Шара, пока не очень представляя эти минуты откровений. Она не так часто болтала о себе (да и болтала в принципе), предпочитая слову дело, но раз пошла такая пляска и они с капитаном не замолкают уже несколько минут, на перебой блеща сомнительным остроумием, пути назад не было. Промолчать и вовсе не реально. Ох, как не любила Бэй оставлять последнее слово за кем-то. Почти так же, как не любила зазнаек красных, один из которых сейчас вполне комфортно чувствовал себя в её каюте. В отличие от нее самой. И потом ребята с перехватчиков высокомерные. Ага-а-а-а. Одного взгляда пилота было достаточно, чтобы недовольно скрипнуть зубами, благо тема быстро съехала с этой волны и явинка немного расслабилась, распрямляя плечи. 
Знаешь, не всегда получается так, как мы хотим, Ведж, —  брюнетка тяжело выдохнула, натягивая на плечи куртку. Его можно было понять. У каждого из них была своя правда и каждый выбирал ту позицию, которая ему удобно. Тут спорить было бессмысленно, как и убеждать кого-то в неверности взглядов. Не верного взгляда на войне быть не могло. Каждый выживал, как мог, — Есть вещи, которые контролировать невозможно. Привязанность, симпатия, любовь. Я лучше проживу мгновение с теми, кто мне дорог, чем вечность в одиночестве, оберегая свои чувства от боли, — от нее никуда не денешься. Она повсюду. Она пропитала каждый дюйм, каждый миллиметр их жизни. Был смысл закрываться? — Мы же боремся не за Альянс. Не за тех генералов-адмиралов, что отдают приказы. Мы боремся за таких же ребят, как мы. Когда за твоей спиной такая поддержка, умереть не страшно. Жить страшнее, — уж очень не веселая тема для такого вечера, но Шара даже улыбнулась, чуть качнув головой, — Но давай не будем об этом сегодня, — правда не исчезнет только потому, что мы этого хотим. Она витает в воздухе, не давая забыть, кто они и зачем здесь. Как ни отмахивайся, как ни прогоняй её. Впрочем, все, кажется давно привыкли, быстро переключаясь на темы попроще. В конце концов, Антиллес здесь явно не за этим .
Что значит "или"? — повеселев отозвалась явинка, силясь не рассмеяться. Сократив между ними расстояние до пары шагов, она чуть с прищура оглядела его еще раз, куда пристальнее и внимательнее, — Ты разве не для него принарядился, побрился, — протянув руку, она коснулась вновь упавшей на глаза челки, кончиками пальцев убирая ее набок, — Вон, причесался даже, — губы уже тянула предательская улыбка, а глаза хитро сверкали, — Все, как полагается, капитан. Только через коммандера, только через него, — не трудно представить лицо подохреневшего от таких событий Кринида. Эх, сколько бы Бэй отдала за это зрелище, но нет. Испытывать на прочность командира явно не стоит. Ни того, ни другого, — Мне кажется или вы снова отговариваете, меня сэр? Это уже начинает входить в привычку, — прицокнув языком, явинка скрестила руки на груди, — Понимаю, мой внешний вид не чета вашему. Не по форме я сегодня, — да и какой внешний вид предполагается для свидания, когда в любой момент могут поднять по тревоге? Смешно даже, — Но с вами, кэп, я хоть на край галактики, — иронично поведя бровью, Шара поняла голову, встречаясь с мужским взглядом, — Чем займемся, мистер "ухажер-я-так-себе"?

+1

12

Ну, конечно! Теперь это все выглядит так, словно он за неделю к этому моменту готовился! Выглядел он, на самом деле, не очень хорошо, а внешний вид абсолютно ни о чем не говорил, кроме как о любви человека к чистоте, да и вообще опрятности. Ну, простите, что он не ходит, как неотесанный механик с грязными руками и грязью под ногтями, а еще гладит себе одежду и чистит сапоги. К такому порядку многих вообще приучил Биггс, а он был в некотором роде татуинским педантом, который терпеть не мог бомжатный вид своих пилотов. Да и просто это было в характере Веджа. Мама с папой хорошо воспитали, если хотите, и говорили ему постоянно, что грязные мальчики красивым девочкам не нравятся. Он пронес это через всю жизнь. Такие дела. Как раз для этого прекрасного момента.
Впрочем, его вид никак не зависел от того, что происходило вокруг. Он бы, конечно, постеснялся в дерьмовом виде показаться перед Шарой, но в последнее время на все становилась так плевать... А потом резко нет. Потом резко она взяла и оформилась в его жизни, как долгоиграющая перспектива с интересной развязкой. Конечно, нет, кореллианец, так думать нельзя. Не из-за интереса к развязке же ты с ней, в конце концов. Это даже звучит как-то паршиво, а уж выглядит, наверное, еще хуже.
Не так часто тебе выпадает счастье в кого-нибудь втюхаться, чтобы ты растрачивал драгоценные эмоции. Были в них и плохое, и хорошее, но об этом речь зайдет когда-нибудь в другой раз. При других обстоятельствах и будем надеяться, с другими людьми.
Правда, Ведж не был особо разговорчивым человеком и даже о самом приятном ему говорить было не особо нужно кому-то, а уж тем более, если найдется повод вовсе поныть. Ладно! Все это лирика, которая к ситхам никому не нужна, имеет значение только сегодня, только сейчас.
- Почему ты решила, что для "этого"? Для чего вообще? - Он как-то весело нахмурился. Нет, правда, если она отменила его прекрасный вид - уже хорошо, но ведь он не специально. Точнее... всего лишь стечение обстоятельств и Антиллесу просто не пришло в голову, что, возможно, надо было ответить слегка по-другому и разговор бы утек в соседнее, более приятное для него русло. Да, ухажер в нем даже не рождался.
- Я всегда так выгляжу, эй! - Ему самому смешно стало. - И ... я тебя не отговариваю. Предупреждаю скорее. Если хочешь, можешь считать это заботой. Весьма искренней, надо сказать. Ему будет очень неловко, если он разочарует ее или не оправдает ожиданий, а ведь и такое возможно, не будем скрывать. Одилала комика в оранжевом костюме, а получила весьма скромного кореллианца, который любит и умеет выпить, поговорить о чем-нибудь, да от души посмеяться над собственными, очень личными вещами. Если обобщать, то ни одной женщине на этой корабле подобное поведение на свидании не понравится. Одно дело, когда на тебя смотрят из-за угла, другое - когда ты пытаешься что-нибудь устроить в своей личной жизни и понимаешь, что у тебя реально нихрена не получается и лучше пойти полетать на тренажере, чем пригласить кого-нибудь на свиданку.
Так и рождаются слухи о том, что Ведж Антиллес слишком серьезен даже для женщин.
Однако, это обобщение, а мы имеем дело в сугубо частным случаем. Вряд ли найдется женщина в корпусе, которая поняла бы намерения и вкусы Шары, если бы та спросила. Дело в том, что Шаре в общем-то тоже мало до всякого чужого мнения.
Так что можно было сказать, что они с Веджем были хорошей парой, да. Он никому не говорил о своих делах, а если и заходил разговор среди товарищей, он не распространялся о деталях, а Шара плевала с высокой колокольни на злые языки. Все было хорошо, если бы не война и весь этот дурдом творящейся в Альянсе. Он не мог пройти мимо солдат и не позволял им быть простыми людьми.
- Ты мне нравишься и так, и сяк, - и эдак. Но про "эдак" он тактично умолчал. Мозги у него пока были на месте. Пока.
Он почти подлетел с места, не ожидая от самого себя такой... реакции. Идей для того, чтобы сводить Шару развлечься было катастрофически мало, а фантазия оставляла желать лучшего в рамках их жизнедеятельности. Он, конечно, мог изощриться, но выпендриваться теперь хотелось мало, при всем том, что своим же поведением он в легкую мог все испортить. Ну и идеями. Не без идиотских идей, посему он решил выдать самый простой вариант:
- Пойдем выпьем что-нибудь? Простые люди, простые солдаты, не простое время. К тому же Ведж привык пить только в той компании, которая ему приятна, а тут без сомнения - огромный плюс в сторону Шары Бэй.
- Если, конечно, ты не против - ну ему еще не хватало покраснеть от неловкости. - Пить в компании мужчины, которого мало знаешь... А что, интересная альтернатива серым летным будням. Будоражит не хуже экстремального полета в космосе со сломанной системой жизнеобеспечения.

+1


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » "trust me, you can sing." - alcohol


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC