ЛУЧШИЙ ПОСТ:
— По, быстрее, опоздаем! — крик Шары, кажется, донесся до всех уголков дома, а сама она быстренько сделала последний большой глоток подостывшего кафа, отставляя кружку куда-то в сторону... — Shara Bey

САМЫЕ АКТИВНЫЕ:
ЦИТАТА НЕДЕЛИ:
«Люк для сестры всегда казался несгибаемым, порой она спрашивала себя, найдется ли с галактике сила, способная сломать ее брата, и отказывалась искать ответ, потому что боялась узнать»,Leia Organa Solo

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД И ИГРОКИ НЕДЕЛИ:

Добро пожаловать на ролевую игру GALAXY FAR, FAR AWAY по известной вселенной Star Wars. Действия игры разворачиваются во всех временных рамках, учитывая расширенную вселенную. А это значит, что у нас будут рады и Ревану, и графу Дуку под руку с принцессой Леей и «не последним» товарищем Финном. Игра разделена на зоны, где каждый герой может начать свою историю заново или написать ее так, как давно мечтал! Галактика большая, и в ней найдется место всем и каждому. Если у вас есть вопросы, поищите ответы в FAQ, возможно, их уже задавали до вас. Связаться с администрацией вы всегда можете в гостевой.

«Все очень просто.
Нужно только решить, чего ты хочешь». (с) ПОРГОВ ХОЧУ!

Рейтинг форумов Forum-top.ru


АДМИНИСТРАЦИЯ:
Генерал СелчуМиссис СелчуЕе Величество АмидалаСкайрокер

САМЫЕ НУЖНЫЕ:

Вверх страницы

Вниз страницы

A GALAXY FAR, FAR AWAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » Мы с тобой одной породы


Мы с тобой одной породы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

--
МЫ С ТОБОЙ ОДНОЙ ПОРОДЫ4 год после битвы при Явине

Wedge Antilles, Tycho Celchu

♦ Альянс повстанцев

С женщин начинаются не только войны, но и дружба. Иногда еще и фактически повышение, которого ожидал бы в последнюю очередь.

+1

2

Разбойная Эскадрилья, а? Если учитывать все те названия, которые Люк до этого придумывал, Разбойная Эскадрилья являлась лучшим вариантом и самым адекватным. В общем-то, от этого названия тоже немного попахивало банальностью, но это ничего... антиллевское чувство прекрасного никто не спрашивал (как и не отменял), к тому же, сразу же начинало приятно щемить сердце, навевали воспоминания о Хоте. Когда "разбойная эскадрилья" представляла собой жалкое зрелище. Несколько энтузиастов-пилотов, у которых не хватило мозгов, чтобы представить весь риск операций на таком холоде и хватило храбрости, чтобы поставить на победу в подобных условиях. Крестокрылы невозможно было поднять в такой воздух и при такой температуре, не хватало элементарно двигательной мощности и тяги, а энергией станция повстанцев была снабжена... скудно (это еще приукрашено). Посему, командование мудро поставила на спидеры. Эти были тяжелые, неуклюжие серые плоские камни, для которых набрать скорость - все равно, что развязать системы внутренней тяги, которой, как казалось внутри пилотам, вовсе не существовало. Но они пережили Хот. И летали на спидерах, умудрились уложить шагоходы.
И вот теперь разбойный эскадрон пересел на крестокрылы. Ловкие, быстрые, куда более результативные. Аж сердце радуется.
Антиллес подсознательно догадывался или представлял, что они теперь могут сделать. Люк решил набрать особенных пилотов для особенных операций. Нужно ли добавлять к этому еще что-то? У повстанцев, что не операция - то какая-нибудь особенность, но дело состояло в другом. Выбирать приходилось из тех миссий, которые никому больше не доверят. После Второй Звезды Смерти все стало ясно, как днем.
Война не завершена, она выходит на новый уровень. Ведж поджилками чувствовал, что это будет минимум - интересно. Он не хотел быть в центре событий, но играть хоть какую-то роль... каждый, рискующий своей головой человек хочет играть какую-то роль в этой войне.
Однако позывной "разбойник" ему не нравилось от слова "совсем". Надо было что-то изящнее. Сошлись на "пронырах", хотя у Веджа неизменно возникало чувство, что он превращается в какое-то подлое животное. Правда... на войне ведь особо не попрыгаешь. Либо ты подлое животное, либо ты труп. Выбор очевиден. Имперские мальчики победят, если повстанцы станут гнушаться.
Ладно, дело было сделано, все укомплектовано, кроме полной эскадрильи. Найти подходящих людей, с подходящими талантами, а главное - понимающих, кто и на что идет, это оказалось большой проблемой. Даже приписка "элитная" не помогала эскадрилье стать полной. Люк был более лояльным к пилотам, нежели Ведж. Наивный татуинский дурачок понятия не имел о том, как быстро гибнут пилоты, которые не имеют ничего общего с Силой. Если эскадрилья зовется элитной, то она элитная, второго не дано, тем более - третьего. Все-таки эскадру судят по ее худшему пилоту, а лучшие найдутся всюду. Один Скайуокер чего стоит.
Тем не менее, очень скоро Люк принял решение вовсе покинуть проныр. Как создал он их, так и мог бы расформировать, но намеренно оставил груз ответственности на Ведже. Заслуженно? возможно. Антиллес четко знал, чего хотел от своих пилотов, от жизни, от эскадры. Он был сложным человеком, но успел выгадать для себя хорошую рекомендацию от начальства. Акбар считал, что в кореллианце есть огромный потенциал, Лея хорошо относилась к нему и частенько спускала косяки с рук, Мон Мотма являлась человеком, которая ценила гений Антиллеса. Были в этих рядах и те, кто вышвырнул бы Веджа в стыковой шлюз без стыковки, но это уже печальная история. В галактике было столько людей, которые совпадали с генералом Сальмом в желаниях, что даже трогательно становилось и сердце ласково щемило чье-то далекое чувство ненависти к нему.
Вот ведь. Как стимулирует желание половины галактики уничтожить одного маленького человека. И каким весомым при этом чувствует себя маленький человек. Ведж сказал бы, что большая часть успеха ему прилетала только из-за его чувства собственной важности. Антиллес никогда, ни-ког-да, не спрятался за спинами своих пилотов, но именно прекрасное командирское чутье, его прирожденное лидерство делало из Веджа Антиллеса тем, кем он являлся в итоге. На него не зря повесили заботу о пронырах. Хотелось бы верить.
Но тем не менее, было немного боязно. Набрать пилотов, снова привязаться к ним, ведь нельзя руководить людьми, коих ты не знаешь. Нет, руководить можно, но каким образом и что из этого получится - другое дело.
Выбор Веджа лег на одного пилота, которого он уже приличное время знал. Тайко Селчу прикрывал его спину во время рейда на вторую Звезду Смерти, Тайко Селчу успел стать ему другом. И как бы Ведж не хотел брать в эскадрилью друзей, этот выбор пришлось сделать. Он предпримет все, возможное от него, чтоб не сближаться с людьми настолько, чтоб от их потери становилось больно.
Однако этот путь был положен, но не начат. Разные вещи. Просто до ужаса разные вещи.
Антиллеса как-то нервно дернуло. Он поправил темную теплую куртку, на Доме-Один всегда было холодно и кинул летный комбез в стирку. Печально понимать, что всем комбезы становятся теснее, а ему... Антиллесу, комбез, как обычно, был мешковат, а после стирки, вестимо, будет еще печальнее будет смотреться.
Все. Он четко решил для себя, что Селчу будет выдернут из зеленой эскадрильи. Пронырам было что предложить альдераанцу, но Ведж понятия не имел, согласится ли Тайко или нет. Он всегда был достаточно вежлив в общении с командованием, чтобы уметь отказывать так, что даже и не прикопаешься, и обиду не затаишь, да и отомстить нечем и не на что будет.
Он нашел его в окружении своих товарищей. Лица зеленых менялись часто, даже слишком часто для пилотов. Безумная эскадрилья. Ведж поймал себя на мысли, что рад уходу Шары. Если она смогла найти мирную жизнь во время войны, ей крупно повезло.
Впрочем, думал Ведж, женщине всегда проще уйти из армии, чем мужчинам. Женщина может придумать себе еще кучу причин, почему это стоит делать, да, в конце концов, послушать голос и зов сердца, или просто психануть. Мужчина себе подобного позволить не может.
- Лейтенант Селчу, - Голосил Ведж на половину ангара. Хохот зеленых стих. Хиурные лица обратились в сторону проныры. Ашники и "крестожопые" всегда негласно соперничали, оттого противные мины с этих яйцевидных ашечных шлемаках становились куда более противными и уже начинало тошнить. От изобилия зеленого на их комбезах просто можно было сойти с ума.
- На минуту. - Он кивнул в сторону. Голос кореллианца ужасно отдавал нацональным акцентом, оттого ангарное эхо раздавало отчеканенные "тэ" почти воинственно и слишком уж для Антиллеса по уставу.

+1

3

Ну, вот же, все теперь хорошо? Звезды Смерти нет и больше не предвидится, Дарта Вейдера нет, Императора нет, и список врагов №1 изрядно похудел. Живи да радуйся, если бы все, что было так хорошо, не было бы так плохо. Зверю голову они отрубили, но по законам всех подлостей и несчастий на ее месте стали плодиться новые, уже поменьше, но не менее кусачие. Империя не зря называлась Империей, размеры свои как минимум оправдывала, и одна-единственная сброшенная с орбиты станция вместе с десятком-другим разрушителей ничего не меняла: песчинки в огромном море. Может быть и золотые, приподнимающие боевой дух у обеих сторон плотно завязавшейся в узел на шее гражданской войны, только за золото и драки будут сложнее, а те, кому терять уже нечего, из последних сил будут скалиться, стараясь откусить напоследок от мятежников кусок побольше. И, видит Сила, откусят, умирать будут, а не подавятся. Чудовищная машина была остановлена, но двигалась по инерции. Все имперские лозунги взорвались у Эндора, но именно под них еще двигались флотилии, где-то может быть даже и не зная об уничтожении всего былого их величия и двух бесценных владык еще одним бластерным плевочком легкого "крестокрыла". Правда, Зеленые так себе поддерживали всеобщую радость, вспыхнувшую во всей галактике ярким огнем от единой искры, разнесенной мятежниками от Внешнего кольца для Неизведанных регионов. У пилотов, по давно сложившейся традиции, больше было поводов плакать, чем смеяться. Наверное, когда Империя полностью обратиться в прах, они даже этот и день-то не запомнят, пока будут искать могилы. "Ашники" в этом пока преуспевали побольше прочих, и вторая Звезда Смерти тоже аукнулась надолго. Половина пилотов, преступно долго держащихся для пилота такого истребителя в составе эскадрильи, уже собиралась дуться - а кто-то решил не дать и уже тихо, незаметно и в душе бастовал - на командование, что Зеленых превращают в какой-то штрафбат. Но, что поделать, сумасшедших и в Альянсе раз-два и обчелся, чтобы записываться в добровольцы. Все охотнее шли к чему-то потяжелее, летали на эскортных крейсерах, или стояли в очередь на те же Инкомы, что рождало среди "ашек" непримиримую и колючую вражду к Красной эскадрилье. Что же, пайки все получали одинаковые, а шанс умереть на одном из самых скоростных и наскоро разваливающихся перехватчиков значительно превосходил прочие. К тому же, приходилось делиться с механиками, чтобы те точно подкрутили все гайки перед вылетом. Они все тут сами выбрали, куда пришли, конечно, и бескорыстие, как и прочие добродетели, радостно процветало на благодатной почве: никаких надежд не было, что до завтра доживут, вот и делали побольше хорошего в надежде, что где-то там это зачтется, но никто не отменял простых человеческих желаний плотно поесть и выпить. Оставим святость джедаям, правда, на Хоте и те бы молились не на Силу, а на щедрого соседа. Люка, местную знаменитость, почти реликта старой эпохи, на которую как в музее смотрели, в любом случае следовало оставлять за скобками. Слухов витало, вестимо, много, и даже не в женщинах-сплетницах было дело, а последним было как раз то, что Скайуокера новая загадочная тропка увела от повстанцев в другой край, на иную битву. Но - скатертью, как говорится, чистого неба и целых дюз. Ко всему прочему, каждая прогулка колоритной легенды рисковала обрастать домыслами зевак, будто пилотам делать было нечего, кроме как шептаться вечерком за стаканами о том, куда татуинский герой навострил стопы прочь от пыли простых смертных.

- Капитан Антиллес, - Зеленые заметно поугасли, почти специально скрывая все свое благодушное настроение. Ну, да, перед заклятыми конкурентами с "курносиков" надо выглядеть серьезно и угрожающе! Некоторые и дружбу Тайко не одобряли, особо остроумные иногда припоминали обстоятельства их встречи, но алдераанец, наслушавшийся в нужное время и комплиментов, и проклятий, на все только с долей самовлюбленности махал светлыми космами, чем заставлял злиться уже от зависти. Ведж оказался не таким уж и ужасным на поверку, хотя гавкающий акцент порядком бил по слуху, в целом в меру музыкальному, что снова хотелось щедро исправить произношение крепким ударом. Ну да, ко всему привыкнуть можно, просто их сводило не так часто, чтобы иметь возможность оценить все прелестные стороны друг друга и сгладить те углы, которые так остро еще мешали глазам. Чудесным укрытием от пытливых ушей, которые были бы не прочь потом разобрать на составляющие весь разговор и просклонять его во всех возможных вариантах, оказались ящики, радость всех здешних техников, наваленные горой в дальнем углу. Селчу бесстыдно и совсем без намека на вежливо-отстраненную субординацию, которой прежде пропитаны были слова, воззрился на кореллианина, мучимого чем-то больше, чем обычно.

0

4

Тайко Селчу был замечательным пилотом. Ведж хотел видеть в пронырах именно таких, как лейтенант Селчу. Дружба их началась с... совсем не мирных обстоятельств, но они быстро признали таланты и авторитет друг друга. Одним словом, Антиллеса влекло к этому альдераанцу, он находил Тайко интересны собеседником, удивительным человеком, невероятным пилотом. А скорости, с которой Селчу принимал решения в бою Ведж не уставал постоянно удивляться. Этот пилот был нужен пронырам, но был ли заинтересован сам альдераанец?
Спросить Веджа - так он никогда бы не отказался от инкомовских крестокрылов, никогда бы не сменил их на эскадрилью других машин. Считайте, что это принцип. Слетать пару раз он может и на тяжелом грузовике, и на крейсере, даже на "костылях"-штурмовиках или на безумной ашке, но вот променять родное, близкое к сердцу, это, пожалуй, было слишком. Даже если бы поманили сладким словечком "элитная". В элиту не набирают кого попало, туда даже кого попало не приглашают и если уж выпала честь, стоит дважды подумать прежде, чем как отказываться, так и соглашаться.
Им придется попадать в ситуации, от которых волоски на теле дыбом вставать буду. Кто знает, сколько из них дойдут до конца, а сколько помрут в самом начале. По статистике новобранцы погибают в первых пяти вылетах, больше их не хватает. Пилоты - народ не постоянный, но как хотелось бы... посему, для людей, на которые Альянс рассчитывает полагаться в своих безумных идеях, должны отличаться хоть какой-нибудь, но стабильностью. А главное, Альянс должен верить им, как самим себе. Значит, своим товарищам должен доверять и сам командир. У Веджа не было никаких проблем с доверием, а вот с тем, чтобы подпустить к себе человека и дать влезть ботинками в постель... с этим сложности. Однако дружить со своими пилотами его никто не заставляет. И он постарается соответствовать. В конце концов, он же Ведж Антиллес. Он не пустой звук и не пустое место в Альянсе.
Уже через две нежели Мотма, Лея и Акбар будут ждать первоначальные списки новых проныр. Ведж уже записал туда Селчу, а теперь растерялся. Он не умел предлагать людям то, что они и без всяких слов заслуживают. Поставить альдераанца перед фактом? А почему бы и нет. Он, Ведж, все-таки старше по званию. Но Тайко ему не подчиняется и может уповать на защиту своего командира, который такого пилота, как Тайко не отпустит во век, руку на отсечение.
Селчу построился перед ним. Грудь колесом, взгляд полон стойкой и спокойной смелости, от которой хотелось почти засыпать. В компании Селчу Ведж чувствовал себя защищенным. Так, как он себя чувствовал в компании Уэса или Хобби, например. Те всегда прикроют спину, он нутром знал и чувствовал. Он мог доверить им все, что угодно, а Селчу... он не знал о Селчу почти ничего, кроме того, что было описано в его красочном досье. Одно можно было сказать, Тайко был достоин уважения не только как пилот, но и как человек.
Такими мыслями далеко не уедешь. Так и семена дружбы посеять можно, а потом пожинать плоды - горечь расставаний, переформирований, предательств, случайной гибели. Как бы ты ни был уверен в людях, они любят удивлять окружающих. И хотя Ведж не допускал даже мысли о том, что попадется в капкан господина Дженсона или Кливиана, где-то в глубине души он знал правду. И допускал такую возможность.
- Лейтенант Селчу, - опять выговорил Ведж. Вот так они и обменивались... Селчу - Антиллес, Антиллес - Селчу и ничего больше сказать толкового не могли. Тайко, правда, тот еще затейник, только освойся он в какой-нибудь компании, а вот Ведж... Ведж никогда не блистал особым дружелюбием, хотя и был лидером, душой компании - вряд ли, и сейчас он не был многословен. Словно все за него должна сказать как-то ловко настроенная ментальная связь с лейтенантом Зеленых.
- Я слышал вас щедро наградили после Звезды Смерти, не так ли? - Глаза кореллианца были спокойными, как и голос, но светились. Их всех наградили. Они все надели на себя свои первые главные ордена на еще безбожно молодую грудь, протерли погоны на еще хрупких мальчишечьих плечах и гордо ступили дальше в войну, которой не видно было конца. Когда парады утихли, а небеса перестало заливать красками всевозможных зарев, война вернула себе свои прежние права. И солдаты были нужны. - Я хотел поблагодарить вас... нет. Тебя, Тайко, - Ведж протянул ему руку - за то, что ты прикрыл меня тогда. Меня и Лэндо. Если бы не ты... нам бы подбили, едва мы метнулись в сторону Звезды Смерти. Пока все это было правдой, можно было говорить об этом спокойно. Когда правда станет байкой, дважды перевранной, говорить обо всем этом будет неприятно. И мертвые лица встанут перед глазами.
У Веджа было в кармане что-то получше простого "спасибо", да крепкого рукопожатия, но он берег слова об эскадрилье. Тайко всегда мог сказать какую-нибудь простую для понимания фразу о том, что любые попытки переманить его к себе не возымеют успеха. О чем! Не первый год живем, не первый день воюем. Переманкой лучших асов эскадрильи занимались с первого дня своего формирования. Каждая эскадра хочет быть лучшей, но не каждая становится. Так что любой пилот, кого не спроси, знает наизусть все те типичные словечки командиров, после которых следуют предложения, от которых они просто не могут отказаться.
Однако, по сути, все это было водой, да? Война на дворе, нужно воевать. Неважно под какими цветами, неважно, с какими позывными. Воевать и идти к победе. Они едины, все до единого, сколько бы ни пытались вычлениться за счет приставок "элитные". На поле боя равным все. Инкомовские истребители, проворные ашки, медленные, смертоносные "костыли" и грузовые кореллианские корабли с вечно сломанными дефлекторами.
- Ты замечательный пилот, один из самых талантливых, каких я видел. Но до Биггса далековато. Впрочем, до Биггса будет далековато всем. Абсолютно всем, кто живет после него.

0


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » Мы с тобой одной породы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC