ЛУЧШИЙ ПОСТ:
— По, быстрее, опоздаем! — крик Шары, кажется, донесся до всех уголков дома, а сама она быстренько сделала последний большой глоток подостывшего кафа, отставляя кружку куда-то в сторону... — Shara Bey

САМЫЕ АКТИВНЫЕ:
ЦИТАТА НЕДЕЛИ:
«Люк для сестры всегда казался несгибаемым, порой она спрашивала себя, найдется ли с галактике сила, способная сломать ее брата, и отказывалась искать ответ, потому что боялась узнать»,Leia Organa Solo

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД И ИГРОКИ НЕДЕЛИ:

Добро пожаловать на ролевую игру GALAXY FAR, FAR AWAY по известной вселенной Star Wars. Действия игры разворачиваются во всех временных рамках, учитывая расширенную вселенную. А это значит, что у нас будут рады и Ревану, и графу Дуку под руку с принцессой Леей и «не последним» товарищем Финном. Игра разделена на зоны, где каждый герой может начать свою историю заново или написать ее так, как давно мечтал! Галактика большая, и в ней найдется место всем и каждому. Если у вас есть вопросы, поищите ответы в FAQ, возможно, их уже задавали до вас. Связаться с администрацией вы всегда можете в гостевой.

«Все очень просто.
Нужно только решить, чего ты хочешь». (с) ПОРГОВ ХОЧУ!

Рейтинг форумов Forum-top.ru


АДМИНИСТРАЦИЯ:
Генерал СелчуМиссис СелчуЕе Величество АмидалаСкайрокер

САМЫЕ НУЖНЫЕ:

Вверх страницы

Вниз страницы

A GALAXY FAR, FAR AWAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » В большой галактике клювом не щелкают


В большой галактике клювом не щелкают

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://imagesmtv-a.akamaihd.net/uri/mgid:file:http:shared:mtv.com/news/wp-content/uploads/2015/04/tumblr_nmwyrtckFG1rvwsfxo2_500-1429215207.gif
В БОЛЬШОЙ ГАЛАКТИКЕ КЛЮВОМ НЕ ЩЕЛКАЮТ34,5 ПБЯ

♦ Finn, Wedge

♦ Ди'Куар, расположение Сопротивления

Финн, все-таки, был сопротивленцем. И не последним! Но когда улетела Рей, а он пришел в себя, ему предложили сложный выбор. Сопротивление - не то место, где живут просто так.

+1

2

Апатия ушла вместе с болью и слабостью - Финн постепенно начал чувствовать интерес к жизни, к тому, что происходит вокруг него и только кошмары, с обидным постоянством возвращавшиеся почти каждую ночь, продолжали напоминать о прошлом. Но если это отбросить, то все было вроде бы неплохо - никто из окружающих, ни словом, ни взглядами не напоминал Финну о том, кем он был еще совсем недавно. Это было хорошо, потому что сам он на удивление легко забывал о том, что его тяготило и предпочел бы как можно реже возвращаться к этому, сейчас так точно.
Конечно, ничего не меняется сразу, за день. Даже не за месяц и не за два - впереди, словно бескрайнее поле, маячили годы работы над собой. Но Финн быстро учился, а главное, сумел вовремя перестать оглядываться назад. Хотя и цепляться там ему было не за что. Ни семьи, ни друзей, ни любви - никаких воспоминаний, боле или менее ценных, не держало Финна - ни радостью, ни чувством вины или незавершенными делами. Позади не было ничего такого, чем хотелось бы поделиться с кем-то, на чем можно строить будущее и за что можно держаться, когда дела совсем уж плохи.
При всем этом Финн не мог сказать, что испытывает смертельную ненависть к Первому Ордену за то, что они сотворили с ним и такими же, как он. Возможно потому, что не знал, как это обычно бывает, когда у тебя есть семья и настоящие друзья, а не огневая группа как суррогат дружбы и братства, так что сравнивать было не с чем, как и невозможно было до конца осознать, чего же он был лишен все эти годы.
Штурмовику и не положено было знать о  чем-то подобном, ведь их общая цель - безраздельная служба Первому Ордену. Это их жизнь и и их смерть, а теперь и источник бесконечных кошмаров Финна.
Хорошо еще, кошмары эти портили Финну лишь время сна, а вот остальную часть суток он внезапно оказался предоставлен сам себе.
Первоочередным делом для него, после того, как он вышел из  комы, стало восстановление пошатнувшегося здоровья. Профессиональное лечение помогло молодому организму быстро преодолеть слабость и скоро перед Финном встал новый вопрос - куда ему деваться и что делать.
Откровенно говоря, он не горел желанием снова бросаться в бой, все равно под чьим руководством. Все, что он успел уразуметь после того, как побывал в своем первом настоящем рейде - реальность смерти. И этот опыт оказался слишком болезненным, чтобы его хотелось повторить по собственной воле. Тем, кто был по настоящему предан своим убеждениям, не важно, идет ли речь о воспитанниках Первого Ордена или приверженцах Сопротивления, намного проще идти на смерть, ясно понимая, ради чего они это делают.
У Финна такой уверенности не было. Ради кого или чего он отдал бы свою жизнь? Рей? Однозначно да! Но она не здесь - девушку позвала ее собственная дорога и оставалось лишь верить в скорую встречу и ждать новостей от нее. По? Да, безусловно, ведь они друзья. По крайней мере, Финну хотелось в это верить. А кто еще? Тут ответ искать становилось уже сложнее. Вообще-то, Финну вполне хватало этих двоих, ведь раньше не было даже этого - теперь он считал себя по-настоящему богатым человеком, однако вся штука заключалась в том, что замкнуть свой мир лишь на паре избранных не получилось бы, при всем желании. Ну никак. Финна окружали люди. И все они были хороши. Каждый из них был особенным - столько лиц, столько видов, иногда даже голова начинала кружиться от такого разнообразия и Финн терялся. Однако при  всем этом он все равно не чувствовал желания ринуться в бой, защищая их.
Финн словно застыл, пытаясь шагнуть вперед - с ногой, уже поднятой вверх, но еще не уверенный в том, куда хочет опустить ее.
Малодушно? Неблагородно? Финн так не считал. Он был благодарен всем и каждому за свое спасение, но хотел чуть больше времени для себя. Того времени, которого он до сих пор не имел, для того чтобы понять, чего хочет он сам, какой видит жизнь, которая теперь так щедро принадлежит только ему одному.
Жаль, нельзя было отправиться за Рей. Он изредка чувствовал легкую обиду на подругу от того, что она так легко оставила его позади после всего, что они пережили вместе. Но Финн бы не был собой, если бы сразу же не начинал оправдывать девушку - она заслужила того, чтобы все пути-дороги галактики легли ей под ноги. И хорошо бы, чтобы она никогда не возвращалась на мерзкую Джакку. Финну до сих пор казалось, что на его зубах время от времени песок похрустывает.
А что сам Финн? Он тихонько таскался по базе, наблюдал, иногда попадал кому-то под руку и не отказывался помочь с чем-либо и совершенно не спешил на поклон к руководству, не рвал на себе рубаху в благородном порыве быть замеченным и оцененным вновь - он понимал, что человека делает не единственный поступок, а то, что он совершает каждый день.
Финн не чувствовал в себе огня, необходимого для ежедневных маленьких свершений. Огромная и Правильная Цель Жизни канула в ничто, обратилась в горькую пыль, в желчь на корне языка, а новый путь как-то не спешил расстилаться ковром под ноги бывшего штурмовика. Может, просто Финну нужен был кто-то достаточно мудрый для того, чтобы помочь увидеть очевидное и научить его использовать то, что он знает и умеет делать лучше всего?

+1

3

Итак, что тут у нас? Испорченные дети с избитым будущем. Империя не умирает, как идея. Когда Веджу было двадцать лет, все было точно так же. Солдаты, которые не знали другого будущего и прошлого в белых доспехах. У них не было имен и лиц, впрочем, тоже. Они были лишены собственного мнения, ничего не знали о свободе. Клоны, которых так удачно заменили и избавили себя от проблем, ушли в прошлое. Настоящее было куда более жестоким. Клоны были полноценными людьми, но в их психологии многое закладывалось еще на стадии формирования, а что взять с детей, которых оторвали от матерей? Они развивались, как всякие нормальные дети во чреве, а когда были забраны в Первый Орден, не имели никакого выбора. От подобных историй кровь в жилах стынет. Сколько жизней Было загублено? Сколько из этих ребят погибло в своем первом же задании. получается, они родились и выросли лишь ради того, чтобы какой-нибудь мятежник пробил крепкую броню одним удачным выстрелом?
Скверно звучит, но еще более скверным выглядит. Веджу хотелось почти машинально уберечь всех этих детей от подобной участи, хотелось насильно привлечь к ответственности всякую мать, которая отдала своего ребенка в лапы зверю на расправу. Чувство долга и семейности у Антиллеса, который никогда не имел нормальной семьи, было просто запредельное. У него была Циан, у него был По, была Мири (если она все еще жива, дай Звезды), но по сути, у него никого не было. Шару он похоронил, Минни тоже. Теперь только глодает кости на закате жизни. Впрочем, ничего не скажешь, с Циан они уже почти двадцать лет вместе. Это, как-никак, уже было достижение.
Однако глядя на этого штурмовика, почему-то сердцу сжималось. Он оказался втянут в куда большую авантюру, но ему хотелось пожать крепко руку и постучать гордо по плечу со словами: "ты все сделала правильно, парень, ты сделал верный шаг". Пока этого Веджу сделать не удавалось.
Скоро Сопротивление улетит с Ди'Куара, они не могли больше здесь задерживаться. Разведка уже прочесывала галактику в поисках новой планеты. Республика уничтожена, надо было признать этот факт и Сопротивление больше никто не защитит... Точно так же, как когда-то Альянс. Не удивительно, если завтра у Первого Ордена возьмется откуда-нибудь новый Дарт Вейдер и Палпатин. Впрочем, разве новоявленный Калой Рен и Верховный Лидер не на те места метят?
Лея не сидела сложа руки. Они предоставили ей звездный разрушитель, его нужно было оборудовать и перегнать в нынешнюю систему, а потом можно лететь на все четыре. Разрушитель вместит все расположение на Ди'Куаре, еще и место останется. Разве что дело плохо обстояло с пилотами, их машинами и стрелками. Почти все силы уходили на разведку, а теперь стоило задуматься и о других силах. Раз уж они по уши в дерь... в войне.
Ведж не любил заниматься бумажной работой, не любил и контактировать с людьми. Но генералу Органе были нужны друзья и люди, которым она доверяет. Пришлось согласиться. Против собственной воли. Из-за этого, правда, нисколько не страдало качество его работы и исполнения долга по службе, но неудобства есть, мягко говоря. Пока разрушитель не был готов и в него только-только закачивали необходимое топливо, Веджу приходилось заниматься более насущными проблемами существования в Сопротивлении. А именно - подбирать людей.
У Антиллеса не глаз, а алмаз. Именно так его хвалила Лея в свое время. Ты, говорила она, видишь профессионалов, ты видишь в людях потенциал. Редкое качество, но что поделать, с годами это умение распознавать таланты нисколько не притупилось, а даже, он бы сказать, прокачалось на пару уровней. Не зря он преподавал в летной академии и не зря он бросил все это это к ситховой матери. Невыносимо было видеть столько бездарности и терпеть, что этому придется решать судьбу Республики, летать под лучшими знаменами и командовать хорошими людьми.
Теперь все по-другому. Наконец-то голос Веджа Антиллеса что-то значил для командования. Все было бы куда приятнее и лучезарнее, если бы только его не просили снова решать судьбы людей.
Разберись, кого куда, говорили они. Просили, точнее. И как, прошу прощения, ко всему этому относиться? Его бы воля - он отправил бы всех этих несчастных парней домой или дал бы право выбора, но разве оно у них было? Они тут и надо было что-то с этим делать.
Ведж внимательно ознакомился с досье бывшего штурмовика. ФН-2187... сложный ни о чем не говорящий строй из букв и цифр. За этим не было никакой личности. Финн - другое дело. Забавное имя, даже улыбку вызывает. А сколько за ним страсти, просто диву даешься. Парень только-только встал на ноги, а ему уже ищут применение. Не то от предосторожности, не то потому что с ресурсами у Сопротивлении реально все очень плохо. Кто знает, Ведж в это нос свой не совал и желанием таковым не горел.
Ему сказали - найди парню применение, он его найдет. К тому же, уже была пара вариантов. Осталось только найти Финна или вызвать к себе... нет, Антиллес, не очень ты и важный человек, чтобы к себе кого-то подзывать. Генерал - всего лишь слово, ничего больше. Посему, подобрав свою общую усталость за целый день, он выгреб свои чресла за пределы собственного кабинета, хорошенько накинувшись кафом.
Он нашел Финна в самом центре расположения, в общем-то, ничем не занятым. Могли бы хоть какую-то ручную работу что ли бедолаге дать.
- Финн? - Или ФН-2187? - Генерал Ведж Антиллес, - генерал. Тоже мне.Сказал-то как! Аж зарделся. Ну ладно, хватит ворчать, старик. - По говорил мне о тебе, - кстати, где его вообще носит? - Я хочу... поблагодарить тебя за то, что ты помог ему сбежать, - это все как-то спонтанно родилось. Он тут по другому поводу вообще и с другими разговорами, но смотря на этот парня... если бы ни этот молодой человек, Ведж лишился бы единственного сына, в конце концов.

+1

4

Медленно подходил к концу еще один день, когда Финн был предоставлен самому себе. Он не чувствовал скуки: как никак почти двадцать лет провел один на один с собой и со своими настоящими мыслями, а потому состояние борьбы с одиночеством стало почти привычным. Плюсом всего этого можно было назвать то, что одиночество на базе Сопротивления не тяготило так, как это было тогда, когда он...
Финн привычно стряхивал с плечей груз памяти и шел заниматься... чем-нибудь. Лично для себя он мог найти целую кучу дел. Прежде всего эта была информация - то, чего ему никогда не хватало по-настоящему. Теперь же Финн мог увидеть галактику под новым углом. Даже не так. "Под углом" - неправильно. Под углами: острыми, мягкими, тупыми - какими угодно. Финн задыхался под грузом всего, что на него свалилось, но хотел еще. Он не только читал или смотрел, он разговаривал. Впервые ему удалось пообщаться с представителями других видов, помимо Чубакки, которому он хоть и симпатизировал, но предпочитал избегать - слишком уж темпераментным был волосатик.
Финн очень, ужасно жалел, что в Первом Ордене их не учили каким-либо языкам, видимо считая другие виды недостойными того, чтобы тратить на них время. А сейчас он чувствовал себя почти беспомощным, едва отличая одну особь от другой, что уж говорить про коммуникацию!? Вот, к примеру тот - что он сказал? Обругал или наоборот?
Финну хотелось знать больше, уметь больше, быть более полезным, чем он есть. Ему нравилось, когда другие с ним общались - запросто, ни о чем. Так же, как между собой. Тогда Финну казалось, что он здесь свой. Ну... почти свой. Почти казалось.
Финн робко надеялся на то, что его прошлое не имеет значения, но даже не смотря на то, что откровенной враждебности по отношению к нему не было, но ведь и явным избытком дружелюбия тоже не осыпали. Это было слегка обидно. Пусть Финн и понимал, что сейчас совсем не то время, когда можно просто так забыть обо всем и заниматься только лишь поиском новых друзей, хотя сам - что греха таить - вместо войны занялся бы именно этим. К тому же, всеобщая взбудораженность не мешала людям просто общаться, а он... снова оставался в стороне.
Один бывалый штурмовик как-то сказал, что Финн всегда и везде будет изгоем. Эти слова всплывали в памяти всегда не к месту и неизменно пугали. Финну меньше всего остального хотелось бы оставаться в одиночестве, но беда в том, что рядом с собой никого не удержишь насильно, к тому же, как оказалось, галактика слишком огромна для слова "навсегда".
Финн все же не был бы самим собой, если бы сдался так просто - стать здесь своим хотелось до слез, но он не торопился, радуясь каждому шагу, каждой улыбке, каждой удаче в общении, даже когда просто получалось хорошо пошутить - Финн жутко собой гордился и долго смаковал чужие улыбки, которые появлялись на лицах людей благодаря ему.
Чтение, просмотр информации, общение были лишь частью ежедневной почти привычной рутины. Главным все же оставалось желание понять себя, разобраться с собственными желаниями, уяснить, чего он хочет от жизни, хотя бы в общем. Хотя бы определить, в какую сторону собирается двигаться. Ответов на эти вопросы Финну никто не смог бы дать, кроме него самого. А сам он понятия не имел, что будет с ним дальше. Его мозг сразу прикидывался уставшим и задремывал, в голове образовалась пустота такая, что казалось, будь она еще чуть-чуть побольше и Финн без любого аппарата улетел бы к звездам, только лишь благодаря собственной бездумной легкости.
И подсказки искать не у кого - тоже незадача. Приходилось жить как жилось, по привычке - до всего доходя своим умом.
Финну многое нравилось, но к сожалению, сам он мало что умел и мало в чем разбирался, кроме оружия и меткой стрельбы.
Мечта стать пилотом умерла, как только Финн первый раз оказался в кабине, один на один со всеми этими... приборами. Бррр. Нет. Внутренний скептик махнул рукой и Финн притих. Что впрочем не мешало ему интересоваться тем, чем занимались пилоты Сопротивления и их техники. Он не навязывался, но никогда не отказывался поднести-придержать-подать. Иногда задавал вопросы, поражаясь тому, как же все таки много знают и умеют эти люди. Они никогда не отказывались отвечать на вопросы Финна и просто сидеть рядом с ними во время импровизированных перерывов было здорово.
Но так не могло продолжаться всегда и у Финна сосало под ложечкой, когда он, в очередной раз вспоминая слова штурмовика понимал, что здесь он наверное тоже лишний, аутсайдер.
К кому идти со своими тревогами Финн понятия не имел, он не умел делиться этим, потому что привык бояться быть непонятым, оказаться не к месту и не ко времени со своими проблемами. Однако и сидеть сложа руки он тоже не умел, всегда двигаясь вперед, даже когда стоял на месте.
Говорят, что к тому, кому по-настоящему нужна помощь, она рано или поздно приходит сама, особенно если нуждающийся в ней заблудился где-то на полпути. Может быть, встреча с генералом Антиллесом и была воплощением той самой чудесной помощи?
Финн не об этом думал, он растерянно мял отворот своей кожаной куртки и молча радовался тому, что его темная кожа так хорошо скрывает смущение.
И что ответить-то генералу - в голову ничего не шло, даже сакраментальное: "На моем месте так поступил бы каждый!" - оказывалось совершенно не к месту. Ну кто там мог поступить так же? Даже то, что Финн отчебучит что-то подобное, никак не укладывалось в рамки системы.
Раньше Финн сказал По, что помогает ему, потому что это правильно. Большего он сказать не смог бы. Финн не был в состоянии объяснить, где в нем сидит то, что сделало его таким чуждым порядку Первого Ордена, ведь остальные этого не чувствовали и не понимали. Даже его почти-что-друг Слипс без сомнений убил, подчиняясь одному лишь приказу и не задумываясь о виновности тех, кого хладнокровно обрек на смерть. А вот он не смог. Не из-за трусости, а потому что видел. Видел глаза приговоренных Первым Орденом к смерти, слышал их мольбы, почти на вкус мог ощутить их отчаяние и не понимал, ради чего они должны умирать. Они не выглядели злобными чудовищами и потом - разве не защиту простых людей от беспорядков, вызванных бездействием верхушки насквозь прогнившего руководства Республики, возложили на плечи штурмовиков?
Финн не мог отличить сопротивленца от простого гражданского, а потому не мог и убивать просто так. Не мог забрать ни единой невинной жизни, пусть это и стоило бы его собственной. Финн запутался, потерялся во лжи и в деталях. И тогда решил просто поступать так, как подсказывает сердце.
Поэтому, он не чувствовал своей заслуги в том, что только лишь выбрал для себя единственно верный путь. Может быть, генерал Антиллес был бы не так благодарен Финну, если бы знал, что штурмовик-неудачник первым делом спасал свою шкуру, а то, что он не смог пройти мимо пленника Кайло Рена, оказалось лишь стечением обстоятельств, как и все остальное, в итоге приведшее их к неудачной посадке на Джакку...
В общем, Финну нечего было сказать в ответ на благодарность генерала, разве лишь то, что он уже говорил раньше По:
- Я поступил правильно, генерал, сэр.
Он переступил с ноги на ногу, борясь с желанием вытянуться во фрунт и почти ощущая мягкое давление шлема вокруг головы. Руки сразу же попытались найти себе занятие, а проще говоря, спрятаться сначала за спину, потом в карманы, так что Финну опять пришлось немного побороться с собой, чтобы они не болтались, как ветки дерева в ветреную погоду, а расслабленно повисли вдоль туловища.
- Просто... правильно.

0


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » В большой галактике клювом не щелкают


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC