ЛУЧШИЙ ПОСТ:
— По, быстрее, опоздаем! — крик Шары, кажется, донесся до всех уголков дома, а сама она быстренько сделала последний большой глоток подостывшего кафа, отставляя кружку куда-то в сторону... — Shara Bey

САМЫЕ АКТИВНЫЕ:
ЦИТАТА НЕДЕЛИ:
«Люк для сестры всегда казался несгибаемым, порой она спрашивала себя, найдется ли с галактике сила, способная сломать ее брата, и отказывалась искать ответ, потому что боялась узнать»,Leia Organa Solo

ЛУЧШИЙ ЭПИЗОД И ИГРОКИ НЕДЕЛИ:

Добро пожаловать на ролевую игру GALAXY FAR, FAR AWAY по известной вселенной Star Wars. Действия игры разворачиваются во всех временных рамках, учитывая расширенную вселенную. А это значит, что у нас будут рады и Ревану, и графу Дуку под руку с принцессой Леей и «не последним» товарищем Финном. Игра разделена на зоны, где каждый герой может начать свою историю заново или написать ее так, как давно мечтал! Галактика большая, и в ней найдется место всем и каждому. Если у вас есть вопросы, поищите ответы в FAQ, возможно, их уже задавали до вас. Связаться с администрацией вы всегда можете в гостевой.

«Все очень просто.
Нужно только решить, чего ты хочешь». (с) ПОРГОВ ХОЧУ!

Рейтинг форумов Forum-top.ru


АДМИНИСТРАЦИЯ:
Генерал СелчуМиссис СелчуЕе Величество АмидалаСкайрокер

САМЫЕ НУЖНЫЕ:

Вверх страницы

Вниз страницы

A GALAXY FAR, FAR AWAY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » Воспоминания не стареют


Воспоминания не стареют

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://45.media.tumblr.com/021391e669dcf1902e1386b6ef78ec80/tumblr_o14pcyd95e1s0q683o1_500.gif
https://45.media.tumblr.com/40676fdb495a0fc1395e3f7e1cc8146c/tumblr_o14pcyd95e1s0q683o2_500.gif

ВОСПОМИНАНИЯ НЕ СТАРЕЮТ15 ПБЯ

♦ Poe Dameron, Wedge Antilles

♦ Корускант

Ведж Антиллес ненавидит болеть и ненавидит, когда за ним ухаживают. А еще он ненавидит делиться воспоминаниями. Однако некоторые не спрашивают. Кому не все равно.

Когда так много позади
всего, в особенности -- горя,
     поддержки чьей-нибудь не жди,
     сядь в поезд, высадись у моря.

0

2

На поляне рядом с домом было ужасно людно. Словно центральную ярмарку решили в этот раз провести здесь, а не на Площади. Но, как ни странно, По едва ли мог различить хотя бы парочку знакомых лиц в собравшейся веселой толпе. Среди людей, увлеченных празднованием и его не замечающих абсолютно, он увидел маму. Шара, как всегда, красивая, стройная оживленно разговаривала с какими-то двумя улыбчивыми мужчинами, в пол оборота стоя к По. Мальчишке пришлось здорово потрудиться, чтобы до нее добраться. Его радостный восклик “мам” утопал в резкой, через чур громкой музыке и таком же громком, неестественном гомоне птиц. Толпа перед ним, словно нарочно, сгустилась. Пришлось лавировать между внезапно заспешившими не пойми куда людьми.
- Мама! Мама! - По без стеснения завопил, не удосужившись даже поздороваться с ее собеседниками. Впрочем, те не сильно и огорчились. Только еще дружелюбнее ему заулыбались. Шара только и успела что обернуться к По, не успев ничего сказать, а мальчишка, подлетев, уже крепко обнял ее. По только сейчас понял, что на ней был надет зеленый летный комбинезон. Под ним виднелась привычная белая майка, несколько потерявшая свою белизну. За пояс с множеством колец для навесных карманов были заткнуты видавшие виды перчатки и промасленная ветошь. Не самый праздничный наряд, но такой знакомый! Мама всегда много времени уделяла своей птичке, до сих пор выкрашенной в гордые цвета Зеленой Эскадрильи.
Шара пыталась мягко урезонить сына, но По не желал ее отпускать. Ни в какую. Все признавался ей, как сильно скучал, как рад, что она здесь, что она вернулась. Тогда Шара чуть склонилась и обняла По крепко и очень нежно. Взъерошила ему волосы как-то беспечно и легко. По не выдержал и словно маленький начал просить ее уйти с ним, куда конкретно По хотел ее увести, он представлял себе слабо. Но Шара согласилась. Протянула ему руку и предложила прогуляться. Куда-то подальше от этого шумного праздника жизни. Интересно, что вообще они все, эти незнакомые люди, празднуют у них дома?
По, нашедший покой в компании мамы, внезапно обнаружил, что они снова оказались с ней в какой-то толпе и он, По, не успевает за мамой. Очень странное и тревожное ощущение, словно ему снова лет шесть, не больше. Иначе почему ему снова требуется так часто перебирать ногами, чтобы поспевать за уверенным шагом матери, которая… не обращает вовсе никакого внимания на его внезапные трудности? Да нет же, она на него оглядывается, подзывает к себе. Но не останавливается. Кажется, наоборот идет еще быстрее и так легко, словно законы физики не для нее писаны а толпа вокруг - всего лишь бесплотный ветер. Она ее, как облака перехватчик, взрезает.
А По обнаружил себя уже бегущем за ней. У него от бега уже начинали гореть легкие. И куда подевалась толпа? Как мама успела так далеко уйти в поле? Она совсем скоро дойдет до нашего ангара. При маме он был всегда таким ухоженным. А сейчас… сейчас же от него ничего не осталось.
По вдруг понял, что если он сейчас не догонит маму, то больше никогда, никогда ее не увидит.
Мальчишка закричал, что было мочи, срывая голос. Но его крик развеялся тишиной над обширным полем. Загулявший ветер унес его зов, словно жалкий писк выпавшего из гнезда птенца.
По кинулся за мамой по вытоптанной тропинке, превозмогая бесконечную усталость, не обращая внимания на сгорающие легкие.

А ведь По с мамой так часто гуляли по этому полю вместе. А, если с ними бывал папа, то, когда По уставал, Кэс брал его на плечи.
Ветер усиливался. Сухая трава ходила ходуном под его порывами, По упал, зацепившись за спутанные стебли. Больно разбил колени. В ладони впилась сухая солома. Он видел, как мама открывает ангар. Медленно медленно, словно бы под водой, и в то же время слишком быстро, чтобы он, По, смог с этим что-то сделать.
Шара подняла свой а-крыл в воздух, когда По, наконец-то добрался до кромки поля. Его чуть было не прибило к земле, вслед за выгоревшей травой, когда отмеченный зеленым перехватчик взмыл вверх, к сгустившимся свинцовым тучам.
По хотелось плакать от отчаяния. Он одинокой фигурой стоял у опустевшего ангара и безжизненного дома своего, как краем глаза он заметил звездолет. Кокпит серебристой сверкающей машины, в которой По не смог распознать ни один известный ему звездолет, был зазывно откинут. Рядом с ним даже стояла лестница, а двигатели еще были теплыми. Сверкающий остроносый транспорт очень отдаленно напоминал своей конструкцией крестокрыл. Впрочем, инкомовских птах По видал только на картинках, так что дела это не меняло.
Он бездумно ринулся к истребителю. Сейчас было важно только одно - не отстать от мамы, найти ее в грозовом небе. По почему-то был уверен, что за атмосферу она не выбралась.
Он забрался в кабину. Чудом. Незакрепдленная лестница в последний момент с лязгом упала. Звон остался метаться в ушах. Или это голова начинала кружиться от волнения.
Из-за него вот абсолютно точно взмок загривок и предательски дрожали руки. По едва доставал до педалей, и вообще, ощущал себя каким-то неимоверно крошечным в этой кабине. Тем не менее, ему удалось поднять машину в воздух. Сверкающий, гладкий истребитель оказался ужасно тяжелым в управлении. Он совершенно не желал слушаться, словно чувствуя кромешный страх своего пилота. Или, быть может, у По действительно не хватало силенок? Удивительно и неправильно это.
Впереди во вспышке молний где-то в глубине облаков - а молнии ли это вообще - замаячил знакомый силуэт.
По тот час забыл о своем страхе и постарался выжать из неизвестного звездолета все возможное в атмосфере, дабы не отстать от перехватчика мамы.
В своей погоне По не заметил внизу под собой горящие развалины Праскеума. Тот мрачной точкой на зеленом холсте бесконечных лесов быстро растворился в дали.
Внезапно что-то случилось. По не понял, что именно, но когда он попытался поравняться с маминым А-крылом, его серебристый истребитель резко потащило вправо и вниз, сколько бы По ни пытался выравнять таинственную машину. Истребитель начало вращать, и тот все ближе и ближе стремился к земле. Но По уже даже этого понять был не в силах.

Осознание того, что он сейчас через секунду разобьется вырвало его из сна.
По вздрогнул и открыв глаза, не сразу понял, где находится. Но через мгновение замешательство себя исчерпало.
Комнату заливал серый свет середины дня, разбавляемый неустанным миганием все той же красной вывески, которую По уже успел возненавидеть. Как и Корускант. Но, конечно, тайно. Огромная же планета-город, которой должно было быть наплевать на симпатии одного плюгавенького мальчишки, словно бы почувствовала тоскливую неприязнь к себе и ревниво застлала всю округу туманом на несколько дней. Или что там может образоваться в воздухе на Корусканте, где нет ни своей воды, ни своего воздуха…
В квартире было тихо. И зябко. По крайней мере По ежился от холода на своей узкой откидной кровати. Вставать не хотелось совершенно. День не сулил ничего хорошего. Впереди По ждало лишь домашнее задание, заботливо и методично присланное ему Бене Берич, его учительницей с Явина-4.
По прислушался. В квартире стояла мертвая тишина. Даже Шибер не тарахтел по углам. Наверное, Ведж Антиллес, оказавшийся разочарованием номер два после самого Корусканта, ушел куда-нибудь по своим делам. И, это было бы хорошо.
Когда Антиллес выбирался из дома, По ощущал себя в этой коморке куда уютнее и свободнее. Когда же Ведж находился дома, то экс комэск занимал собой все пространство. Воокруг него возникал нехилый шар отчуждения, словно бы старик был сам, без всякого крестокрыла оснащен защитными полями. И ого-го какими!
На душе осела горечь и сердце откровенно саднило. По очень захотелось очутиться рядом с отцом. Или же вообще, на Явине, пять лет назад. И никуда не отпустить маму. Чтобы… ничего не произошло.  По совсем прокис. Столько времени прошло, а он до сих пор скучал по матери. Скучал по ней так, словно  и дня не прошло.
По встал с постели, на скорую руку оделся, вовсе не желая мерзнуть дольше необходимого. Нужно было позавтракать или хотя бы выпить чаю. Непременно выпить чаю.
По не стесняясь вышел из своей комнаты, абсолютно уверенный в том, что Ведж покинул стены своей обители. Какого же было удивление мальчишки, когда тот выяснил, что его вывод оказался в корне неверным. Ведж был дома. Он… спал. Все еще спал без задних ног. Даже не услышал, что По, как неуклюжая банта, топает по его комнате.
Мальчишка остановился. Его лицо скривилось, выражая причудливую смесь неодобрения, разочарования и недовольства.
По находился на Корусканте довольно долго. И, несмотря на все обещания Люка Скайуокера о том, что его, По, будут обучать летному делу, пока оказывался научен совсем другим тонкостям жизни. Тем, например, что великие герои Альянса Повстанцев могут напиваться в хлам, источать вонь перегара и спать до вечера, не стыдясь ни одного из этих пунктов.
“Почему такие люди заслуживают жить?” - зло подумалось По, пока тот бессовестно шарил по карманам курток Веджа, висевших в прихожей. Мальчишка искал карточку-ключ от квартиры. Пока у них был один на двоих. Обычно, Ведж оставлял ее на тумбе на кухне, но сейчас ее там не было. По факту, ее не было нигде.
По вздохнул не без явного отчаяния и воздел вишневые свои глаза к потолку. Светлый потолок остался нем к беззвучным мольбам и вопрошениям наглого юнца, гораздого судить  по обложке.
По вернулся в комнату и принялся довольно бесцеремонно будить своего благодетеля.
По как-то не сразу обратил внимание на тот факт, что от Веджа вовсе не тащит верринским. И нигде поблизости нет никаких иных свидетельств возможных возлияний, которые По вымораживали, как факт.
- Ведж, проснитесь! Веееджжжж!
По потряс Веджа за плечо. Бывший повстанец был горячий, как раскаленый песок татуина. Это даже через его нелепую тонкую рубашку цвета светлой табачной бумаги ощущалось.
Пока Антиллес не спешил просыпаться даже от такой немилой побудки, По не менее бесцеремонно тронул спящего за лоб.

+1

3

Вчера он лег очень поздно. Почти под утро, но как говорится, сегодня наступает только, когда просыпаешься. Недомогания он не почувствовал сразу, но вчера явно застудил ноги и наверное с два часа проторчал в душе, пытаясь хоть немного отогреться. Корускант это вам, конечно не какой-нибудь замшелый невозможный Хот, но зимой и тут холодно становится, а Антиллес как-то не был готов к такому резкому спаду. Пилотная выучка научила его доверять прогнозам погоды, но это вам не военный метеоролог, гражданскому прогнозированию свойственно допускать ошибки с очень большой вероятностью погрешности, но в этот раз погрешность вышла за все рамки. Ведж хоть и вырос, как тепличное животное, на Кореллии и любил приятный умеренный климат, но горы не позволяли кореллианцам расслабляться, а ветра частенько усиливались, несмотря на высокую гравитацию, отчего кореллианцы - дети свежего воздуха и ветродуя, если быть кратким. Однако Ведж-таки умудрился заболеть. Возможно, это просто от того, что на Корусканте он частенько расслаблялся и не задумывался о том, что стоит сегодня надеть, чтобы тебя не сдуло или хотя бы не продуло. Было время, когда за него думала Мина.
Она знала о Ведже все. От размера носков, до того, что ему нужно взять с собой на обед или же надеть утром. Она всегда все знала. И всегда заботилась о нем. Даже если вчера он пришел пьяный, а она затаила обиду, в стандартный обед с собой она положит ему газировку. Если вдруг становится холодно (что для Кореллии не было удивительным), она всегда откуда-то из волшебных несуществующих шкафов доставала теплую одежду и Веджу не приходилось думать о своем гардеробе. И вкус у нее был прекрасный, а руки - золотыми. Ботинки всегда чистые, одежда - выглаженная, ни одного лишнего волоска не торчит. Бритва всегда острая и новая, нижнее белье - свежее. Все было идеально. И Ведж к этому привык. Они прожили не так много, но и за это время Антиллес уяснил, что быть холостым тяжело не потому, что приходится каждый день готовить себе еду и кидать одежду в стиральную машину. По сути, все за него могли сделать наемные рабочие или же дроиды, машины, пацан, которого он к себе впустил, но это было не то. Ведж хотел этого сладкого чувства контроля над ситуацией. Как пилоту с огромным стажем и опытом, это было ему необходимо.
Оттого вчера бешенство его и раздражение перешло все границы. Ему надоело абсолютно все, резко хотелось поменять свой образ жизни. Чтобы довести до такого состояния Веджа надо еще хорошенько постараться... постаралось окружение. Его бесил сам факт того, что приходится стоять у плиты, протирать долбанные столы, платить за жилье, да и вообще все бесило. Даже присутствие По. Хотя парень прекрасно понял настроение своего "учителя" и не показывал своего длинного носа из коморки.
Лег Ведж поздно, потому что дела как-то резко навалились и на почту пришло просто до ужаса много писем, а глаза слипались, голова предательски ныла и не думала, тело вовсе было похоже на безвольный мешок с потрохами таун-тауна. Но он добил ответы, хотя не был уверен, всем ли адекватно и нормально ответил, решил, что все обязательно перепроверит утром. Утро настало для него уж слишком поздно, но на часы Ведж не смотрел. Кореллианец предпринял две попытки в разное время подняться, но не смог даже голову от подушки оторвать. За ночь, точнее, за утро, он весь пропотел и лежал почти в мокрой постели, к тому же он чувствовал, как начинает лихорадить. Ну что же, решил он для себя больной головой, переживет. От высокой температуры он не умрет. В конце концов, это означает, что организм борется, а мешать ему не стоит в таком случае.
Ведж был ужасно традиционен в плане медицины. Он любил бакту по разным причинам, но пихать ее в себя по любым соплям из носу не желал. Он все-таки  взрослый мужчина... да, бывает, свалит простуда, но она быстро проходит. Достаточно быстро, чтобы не придавать ей значения. А первый день болезни, он всегда особенно тяжелый.
Антиллес решил отлежаться. Ему снились какие-то наркоманские сны. Вомпы с лицами погибших друзей, только представьте. И глаза у них горели красным. К тому же они жили в какой-то подземке, где ужасно пахло трупами. От подобных снов Ведж просыпался почти сразу и почти сразу  погружался в столь же идиотические сны. Вздрагивал, засыпал снова. И когда организму стало немного легче, он уснул крепко и не запомнил снов, даже если они были ужасные или, напротив.
Веджа выдернул из сна По. Его холодные руки дергали Веджа за плечо. Он резко открыл глаза, словно напуганный, и с трудом осознал реальность. Окей, хорошо. Ты дома, Антиллес, дома... никого нет, никто не наставляет на тебя бластер. И вообще, откуда у тебя мысли о бластере? Он хотел потянуться под подушку, но вовремя пришел в себя. Вестимо, ему что-то снилось. Что-то тревожное...
Ситховы сны. Ведж ненавидел такое состояние, когда эмоции из сновидений перекочевывают в реальность. Каким идиотом ты при этом кажешься - отдельный разговор.
- А? По, - он потер переносицу и поднялся на локтях. В присутствии Дэмерона было немного проще справляться и можно было не валяться кочергой в постели, из-за всех сил делая вид более-мене здорового человека - чт..о..о... Попытка говорить на всеобщем проваливалась со стуком и переломилась на корню. Язык предательски заплелся и Ведж снова ощутил кипяток по всему телу и на лице. Видимо, у него  было очень красное лицо, потому что ужасно хотелось опустить его в холодную воду.
Нда, давно я себя не ощущал таким свежевыср... ладно, просто дерьмом.
- Чего хотел? - вспомнив, что По не говорил на кореллианском, спросил на общем Ведж.
Состояние его было ... мягко говоря, ужасным, но Антиллес даже улыбнулся, хотя единственное, что ему хотелось в данный момент - прогнать такого же заспанного Дэмерона с глаз долой. Старые раны не должны открываться, особенно, когда телу и душе абсолютно не до них. Однако в одно мгновение Веджу показалось, что на него в самом деле смотрит Шара Бэй и ее черные явинские глаза с  густыми ресницами хмуро и молча осуждают состояние старого генерала.
Вообще-то, она мало когда безосновательно осуждала его, а Ведж не был старым, но разве сейчас это было важно?

0

4

Ведж еще вовсе не был старым, но По таковым казался. Как и любой другой человек, пересекший рубеж тридцати лет.  И этот не старый старый вояка попытался ему даже улыбнуться. Странно. Он уже осознает, кто перед ним или еще не очень?
По сосредоточенно хмурился, но почему-то не смог удержаться от того, чтобы ответить на сонную улыбку краснолицего Веджа своей, скомканной и мимолетной.
Вот он, ветеран войны. Не хватается за оружие, не тянется свернуть шею смаху, на автомате. Нет. Просто ошарашенно и устало, замучено улыбается.
Пусть Ведж его ничему из науки пилотирования и не учил, зато сам о том вряд ли подозревая, учил его совсем другим вещам. Разбивал, как хрупкие явинские орехи дерева камлис, его стереотипы и заблуждения. Которые, между прочим, не только в юной явинской голове живут. Малоопытной и не ученной жизни. Подобными вредными мыслями и представлениями отравлены и куда более умудренные опытом головы, не бывшие воткнутыми в татуинский песок по уши или дремучие кусты Явина.
Ветераны бывают разные. Бывают да и чаще и есть вовсе не двухметровые красавцы с широкими плечами и грудаком, завешанным медалями, без страха и упрека. А вот такие.. неприметные, низкорослые, бесконечно уставшие и страдающие от вещей пострашнее свежего посттравматического синдрома. Ветераны разные. И война всех и каждого калечит по-своему. И Явинские истины не работают тут, на Корусканте. Не все.
- Я… - По внезапно для себя дал изрядного петуха. Тот час же откашлялся и стал еще серьезнее. - Ключ. Его на полке на кухне нет.
Дэмерон сделался очень независимым и пошел суетливо набрасывать куртенку на плечи. Ведь если Ведж проснулся, значит, сейчас он отдаст ему ключ - не важно где он его там прятал или забыл, и он, По, отправится в магазин… Так он, по крайней мере подобная отговорка отлично работала, пока он коротал часы со стайкой местной детворы, шкерясь где ни попадя. Корускант те же джунгли - только городские.
Но, независимого и строгого, даже немножко осуждающего По очень быстро съела совесть. Каким бы он ни старался казаться, натура все равно лезла наружу,  вопреки всему. Врун и актер По Дэмерон, конечно, паршивый. Даже сам себя вокруг пальца обвести не может.
- Вы… выглядите… как-то не очень. - признался По. - С вами все в порядке?

+1

5

Состояние было таким, словно по нему прошелся таун-таун. Ведж определенно простыл или заболел куда серьезнее. Было время, когда все насморки лечились бактой, но со времен Империи, Ведж к бакте не подходит. От одной мысли о ней у него начинало сердце болеть. Когда Мина умирала, его преследовал запах нисколько не спасительной бакты. Ее купали в ней постоянно, а бакта ничем не могла помочь. И бактой пропахло все. Больничная палата, сама Мина, Ведж, их одежда, абсолютно все.
Антиллес издал какой-то хриплый вздох, похожий больше на стон и обратно уложил голову на подушку. Хотелось спрятаться от По, от этого мира и главное - от света, потому что ничего из этого его бедную участь не облегчало. Да, нет, пройдет, просто надо немного отлежаться, покувыркаться в одеяло, хорошенько пропотеть и снова будет на ногах. Уже проходили. На одно только Ведж не ставил - он уже не так молод, ему не двадцать лет, чтобы переживать свои болезни так легко, как он сам рассчитывал.
Ему было плохо, это мягко сказано. Хотелось одиночества, но вместе с тем, не хватало какого-то странного животного тепла, заботы, к которой он привык. Из-за слабости тела, начинал слабеть дух и еще немного, Ведж бы точно впал в состояние меланхолии и заговорил о вечном.
А вообще, если серьезно... видок По ему не нравился от слова совсем. Куда это парень направился и вообще... с каких пор он просто уходит и ставит об этом в известность? Ведж нахмурился и снова попытался подняться, хмуро глядя в лицо... мальчику (а как хотелось бы назвать сыном).
- Куда ты направился? - Это обязательное условие проживания в доме Антиллеса. Сначала Ведж закрывал глаза. Ну носится где-нибудь и Сила с ним, главное, чтобы домой приходил, а теперь... теперь, когда все дела с академией были улажены и По должен был учиться в элитном (на минуточку) заведении, то, с кем общается явинец, на каком языке, и куда ходит стало иметь очень весомое значение. Не дай ситх чего-нибудь там натворит.
Впрочем, сам Дэмерон о планах на себя ничего не знал и все можно было бы валить на незнание... но не особождает оно от ответственности. Без разницы, где ты учишься или будешь учиться в будущем, ты нормальный человек и должен вырасти нормальным. На Корусканте трудно априори найти приличную компанию, особенно среди подростков. Только если не вырос в ней с самых младых ногтей, так что у Веджа были все основания переживать за малыша.
- Нормально выгляжу, - буркнул Ведж, не меняя выражения лица и глаз. Ну да, позаботься еще обо мне, маленький недоумок. От жалости, которую янвинец решил выразить у Веджа физически затошнило. Просто простуда, не помрет на утро. А если помрет... ну что ж, всем будет лучше! Меньше проблем и По избавится от своего ненавистного воспитателя, который даже из дому без оснований принялся не выпускать.
- Просто температура. Куда ты собрался и с кем? - И да, это похоже на допрос. Может быть, им и был. Антиллес в друзьях По не был уверен. В Дэмерона, может быть, да, а вот в тех, с кем он водился - исключено. В концые концов, Ведж по умолчанию считал всех людей какими-то гадкими существами, пока не узнает их и не сложит нормальное мнение. Генерал хоть и был вредным человеком, все-таки для мальчика зла не желал и хотел, чтобы у него была лучшая жизнь. А как тут лучшая жизнь, если он с непонятно кем по непонятно каким улицам в свободное время шатается, едва с постели встал.
- Ты... сделал дела? - Список у Дэмерона был не густой, не богатый, но был. В обязанности его, как сожителя, входила хотя бы какая-никакая, а уборка и готовка в определенные дни. Например, сегодня, потому что Веджу хотелось есть, хотя он едва смотрел на этот мир и не был способен сам удовлетворить свои желания. Кормить его не надо, но если Дэмерон додумается приготовить им что-нибудь обоим, будет прямо молодцом. И может сходить погулять.
Ну и противный же ты старик, Ведж.

+1


Вы здесь » A GALAXY FAR, FAR AWAY » Незавершенные эпизоды » Воспоминания не стареют


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC